EN

Первый «Digital Propeller». Послесловие

950

rostislav-kasyanenko-fotoВ конце мая в рамках конференции «Интернет-маркетинг в Украине 2009» состоялась первая церемония награждения конкурса интернет-рекламы «Digital Propeller». Наш журналист пообщался с организатором этого конкурса Ростиславом Касьяненко.

Как ты оцениваешь результаты конкурса спустя некоторое время? Уже какие-то эмоции улеглись, можно здраво оценить. Что и как прошло успешно, а что не успешно?

Составляющих несколько. Пункт №1 – нормальный крепкий уровень работ. Да, их было не очень много для первого раза. Но те, что получили награды, –  я согласен с Кириллом (Готовцевым – председателем жюри), что абсолютно ни за что не стыдно. Надо сказать следующее – почему номинаций так много, а наград так мало. Есть время разбрасывать камни, есть время – собирать.

Когда ты проводишь первый фестиваль, есть определенные гипотезы. Ты берешь различные номинации аналогичных конкурсов, собираешь их всех в кучу и смотришь. Они в основном все похожи. Но одно дело, когда мы говорим о конкурсе в рамках обычного рекламного фестиваля, киевского или московского и т.д.

Другое дело – когда мы говорим о специализированном мероприятии. Здесь как раз лучше больше. Потому что всегда потом можно сказать, что эти номинации не состоялись, потому что работ не было. В следующем году мы, допустим, их не делаем. Или мы все равно их делаем в следующем году в надежде, что работы когда-нибудь будут. Но заявить надо было много. И контекст в том числе, который появился впервые вообще где бы-то ни было, как номинация. Но я не виноват, что туда никто ничего не выставил. Значит, такая у нас контекстная реклама, что хвастаться нечем.

Хотя, очевидно, в номинации контекстной рекламы, если в будущем эксперты определят, что она имеет место быть, побеждать будут, наверное, не копирайтеры с оригинальными текстами (хотя и это тоже), а скорее, какие-то технологические вещи. А может, симбиоз первых и вторых.

Теперь что касается некой, наверное, эмоциональной составляющей. В пресс-релизе я специально вытащил на поверхность те вещи, которые так или иначе должны обшушукивать в блогах и так далее. Вот Гаев (Максим Гаев – член жюри и основатель World Web Studio) сидел в жюри, у него там куча наград и т. д.

Кого-кого, но меня как основателя «Золотого пропеллера» за 7 лет могли упрекать в чем угодно — что организация где-то хромала, время защит съезжало… Т. е. в каких-то организационных нюансах, но никак не в заангажированности. Потому что я в этом плане очень щепетилен и последние 4 года повторяю в каждом интервью, что репутация любого конкурса – это в первую очередь авторитет жюри.

Если говорить о том же Гаеве – он авторитетный человек среди интернет-деятелей, как веб-разработчик? Очень авторитетный человек. Если даже опустить какие-то там победы в различных конкурсах и действительно хорошие работы его студии, перед ним нужно снять шляпу только за то, что он выложил все кейсы прошлогодних «Каннских Львов» у себя на сайте. Гаев сделал их доступными для тех, кто по разным причинам не может поехать в Канны.

Меня точно упрекнуть не в чем в плане заангажированности или подыгрывания кому-нибудь. Мы являемся еще официальным украинским представительством BTL-премии “Серебряный Меркурий”, российского аналога “Золотого пропеллера”. Поэтому в день заседания жюри, 20-го мая, я был в России, наблюдал за защитой украинских работ и, как и товарищи, что сидели здесь, праздновал победу “Шахтера”. Я прилетел утром 21-го числа и фактически принял протоколы заседания членов жюри, т. е. я уж точно никак не мог повлиять на их работу.

Меня поставили перед фактом, что номинаций сложившихся – три, что первые места – такие, вторые – такие, гран-при и т. д. Я спрашиваю, а как же с Гаевым-то быть? На что ответили, что никаких проблем, он не принимал участие в обсуждении, его реально просили выйти за дверь. Вернее, он сам выходил. Я просто помню аналогичную ситуацию с Киевским международным фестивалем рекламы, когда членом жюри был учредитель «Кинографа» Виталий Кокошко, и точно так же он выходил, когда обсуждались его работы.

Ростислав, ты в общем доволен в целом первым, так сказать, блином. Он больше комом или не комом?

По поводу этого я могу судить только как организатор.

Организационных пробелов хватало…

Как раз благодаря тому что это первый (конкурс), их не могло не быть. Понимаешь, мы здесь, так уж получилось, стратегически были связаны с UAmaster, и рекламная компания «Пропеллера» началась не одним днем раньше, чем началась рекламная компания ИМУ, как только появился сайт конференции. Мы не могли из-за соображений субординации начинать кампанию «Пропеллера» раньше, чем начнется ИМУ.

В итоге у нас осталось реально полтора месяца на привлечение работ. И здесь большим подспорьем стало стратегического партнерство, помимо ИМУ, еще с КМФР (Киевский международный фестиваль рекламы). Они нам помогли с базой данных участников, тех, кто выставлялся на КМФР. Т. е. это живые работы, авторы которых хотят, чтоб они были признаны. Им объяснили, что есть еще специализированный конкурс, люди сразу согласились. Организационные проблемы были, и здесь не могу ничего пообещать, кроме того, что в следующем году их будет гораздо меньше. Их не бывает только у того, кто ничего не делает.

А что касается самого уровня конкурса, для первого раза – супер.

Если опустить те перепетии ,которые происходили вокруг «Золотого пропеллера» в Украине, твоя переориентация на формат «диджитал» это дань перспективности этого направления или есть другие причины того, что ты занялся и сделал конкурс именно интернет-рекламы?

Во-первых, у меня в Харькове свой интернет-бизнес с участием именно контент-проектов. Ни для кого не секрет, что я, скажем так, являюсь куратором медиа-проектов, которые ассоциируют с городской властью. Я занимаюсь этим последние два с половиной года. Поэтому вынужден следить за всем, что происходит не только в украинском Интернете, но и вообще Интернете.

Мы являемся первой компанией, которая выставила политические баннеры и на КМФР, и на «Пропеллер». Мы реально впервые на фестиваль интернет-рекламы официально выставили 4 серии интернет-баннеров: Луценко, Фельдман и т. д.

Причем большую часть этих баннеров мы размещали на национальных ресурсах, таких как «Подробности», «Украинская правда», «Обозреватель» и т. д. Почему? Так сложилось, что я занимаюсь тем бизнесом, которые мне интересен, и хорошо, если бы это еще приносило деньги. Хотя денег это приносит. Я не говорю о «Пропеллере» – там мы вышли в ноль. Потому что основную часть расходов взял на себя UAmaster. Мы выполнили функцию определенного привлечения к нему.

Я передал права на организацию, на проведение отраслевого БТЛ-конкурса МАМИ, которая, в свою очередь, прогарантировала мне пожизненный статус почетного директора «Золотого пропеллера», т. е. мои организационные усилия сводятся к минимуму – консультировать их на бесплатной основе.

Поскольку время освободилось, я получил возможность заняться неким абсолютно отдельным проектом – этим конкурсом.

Что меня удивило, когда я создавал «Золотой пропеллер», то были аналоги. БТЛ-номинации тогда на КМФР не было, как и на МФР. Зато был российский конкурс «Серебряный меркурий», который проходил в этом году в 10-й раз, – было на что равняться.

Когда я начал смотреть какие есть аналоги специализированных конкурсов интернет-рекламы, то ни в УАнете, ни в Рунете не нашел.

В Украине проходили несколько таких разовых мероприятий, но они все умерли.

Не потому, что они не были востребованы рынком, – они не достучались до рынка. Потому, что они либо четко ориентировались на какой-то отдельный сегмент, например оценивали сайт или баннер, либо, как на Блогкемпе, они оценивали только социальную журналистику, блоги, т. е. полулюбительские номинации. Не было проекта, который бы идеологически мог бы стать зеркалом всего рынка интернет-рекламы.

Все надо делать серьезно, солидно.. За нами стоит 7-летняя история с проведением «Пропеллера», до этого был КМФР. Наша команда активно участвовала в подготовке первого КМФР. А еще до него прообразом КМФР был фестиваль «Формула рекламы».

Вопрос на предмет диджитал-формата и песпективности именно интернет-рекламы на фоне общего кризиса. Есть ли стогнация рекламного рынка или нет? Опять-таки, на том же ИМУ полушутя даже похоронили офлайновую рекламу. Перспектива за Интернетом или же нет? Я понимаю, что реклама должна быть комплексной, но все-таки. На КМФР интернет реклама, по-моему, все-таки слабо представлена.

Я себя отношу к интернет-оптимистам. Реально мне приходилось нашего PR-директора Мишу Красюка исправлять во всех пресс-релизах. Он как тот партизан, который не знал, что кончилась война, и продолжал пускать под откос паровозы… Дело в том, что Всеукраинская рекламная коалиция пару месяцев назад откорректировала свой прогноз на 2009-й год.  И по-прежнему писал, что, по мнению отраслевых ассоциаций, Интернет – единственная отрасль, которая продолжает расти во время кризиса. Я исправлял на «не упала», т. е. стагнации не испытывает. Там ноль сейчас. В начале года роста на 20 не отмечалось, но и на отрицательные позиции не опустился.

Это, как минимум, говорит о том, что Интернет остается тем СМИ, который продолжает развиваться, несмотря на кризис. И бюджеты там, по сравнению с телеком, прессой, наружкой и т.д., несколько другие, скажем так, менее убедительные.

Для рекламодателя сейчас нормальный период для челенджа, вариант попробовать. Если даже не получится – не жалко, зато мы попробовали. Этот вариант совершения первой покупки присутствует у многих рекламодателей. Те же, кто уже набил на этом руку, реально увеличивают бюджеты, потому что знают, что это работает. И сейчас освободившиеся бюджеты с офлайновых СМИ переориентируют в интернет-направление. И это нормально.

А то, что касается КМФР, почему Интернет так мало представлен?

КМФР – фестиваль классического типа. По формату такой же, как ММФР, «Голдендрам», «Лондон интернешенал одвертайзинг фестиваль», «Клио эвордс», «Ньюйорк эдвертайзинг фестивал» и, наконец, Канны. Все начиналось с того, что в этих фестивалях в начале было всего 2 номинации, это Film и Print. Эти номинации при любых раскладах наберут максимальное количество работ, все остальное – это уже вторично. В этой ситуации Лазебник (Максим Лазебник, продюссер КМФР) как хозяин супермаркета или базара – у него освободился кусок торговой площади, он думает, о давайте сюда БТЛ и т.д. Если люди хотят получить признание, то Лазебник предоставляет им такую возможность в рамках КМФР, потому что бренд КМФР – он уже дорогого стоит.

Респект КМФР в плане жюри. Те планки, стандарты, что здесь устанавливаются, являются ориентирами для отрасли. В орбите фестиваля вращаются все крупнейшие международные агентства, представленные в Украине. В связи с этим у фестиваля в есть возможность привлекать в жюри неких креативных гуру из Европы, показывать крутость председателей жюри. Насколько я понимаю, с Интернетом такая же история.

Мы не можем в этом тягаться с КМФР. При всем моем уважении  возникла деликатная ситуация – я не могу не пригласить в жюри представителя «Укрнета» или «Меты», поскольку это достаточно авторитетные игроки на рынке, и мне бы хотелось бы видеть их в жюри. Но мне бы не хотелось повторять результаты КМФР, т. е. работы те же , жюри то же, а в чем фишка-то? У меня есть в жюри серьезный человек, я знаю его мнение, но который не влиял на конечный выбор членов жюри. Жюри работало под предводительством Готовцева.

Этот фестиваль хорош, для отрасли хорошо ,что есть эта интернет-номинация, удача, жюри серьезное. Но мы, например, приглашаем в жюри клиентов, которых не было на КМФР.

Фишка «Диджитал пропеллер»?

Более продвинутое жюри. Человек, который подает и туда, и туда работу, может сказать, что награда КМФР дорогого стоит, бренд фестиваля в данной ситуации является критерием оценки награды. А награда «Пропеллер» классная, потому что посмотрите, какое жюри оценило нашу работу.

Автор — brams

Оставить комментарий

Комментарии | 0

  • Дія City
  • Истории компаний
  • Расследования AIN.UA
  • Спецпроекты
  • Безопасность номера
  • Безпека гаманця
Реклама на AIN.UA

Поиск