EN

Главный модератор УАнета

1399
2

popova

Интервью председателя правления Интернет-ассоциации Украины Татьяны Поповой для АИН.

В Судаке в конце мая прошла конференция Интернет Ассоциации Украины и Сети обмена трафиком UA-IX. Со многими участниками мы уже пообщались, мнение у всех практически позитивное, было очень много людей. И один из таких тезисов, что перед лицом кризиса произошло некое такое объединение что ли – не было грызни, а были конструктив, единодушие и прочее.

В первую очередь интересуют Ваши общие оценки прошедшего мероприятия. Поскольку Вы были модератором одной из секций, возможно, Вы можете  подробнее рассказать, что и как было, какие основные  яркие тезисы, которые в будущем могут повлиять на рыночные расклады, технологии, тенденции.

Нам было очень приятно, что несмотря на то, что в стране, в мире, происходит экономический кризис, количество участников конференции увеличилось. И это связано с двумя моментами. С одной стороны, это уже 10-я конференция, и на конференциях всегда обсуждаются те вопросы, которые волнуют участников рынка.

На сегодняшний день мы понимаем, что в условиях экономической турбулентности, как мы решили  называть еще на Конгрессе текущую ситуацию, с одной стороны очевидным и объяснимым является желание органов исполнительной и законодательной власти любой ценой за счет бизнеса пополнить бюджет, который трещит по всем швам.  С другой стороны понятно, что бизнес на сегодня не в состоянии удовлетворить их запросы в таком объеме, как им хочется. И более того, я считаю, что в условиях экономической турбулентности как раз представители исполнительной и законодательной власти должны прежде всего думать о том, чтобы сохранить бизнес работающим, а не загнать его в тень. И так у нас бизнес по разным оценкам от 50 до 60 % находится в тени.

Конечно, все это и плюс еще предстоящие президентские выборы накладывают свое влияние на те законодательные инициативы и на то «нормотворчество», с которым мы сталкиваемся практически каждый день, т. е. активность в законодательных вопросах очень высокая. На конференции я была  модератором круглого стола, который как раз касался законодательной сферы.

Было несколько интересных докладов, затронуто несколько животрепещущих для рынка тем. В частности, выступала член правления ИнАУ Виктория Кравченко с докладом «Либерализация» рынка телекоммуникаций по-украински». Либерализация в кавычках, потому что на сегодняшний день совсем обратная ситуация – под лозунгом либерализации пытаются зарегулировать рынок еще больше. С одной стороны, безусловно, положительным фактом является то, что в этом году НКРС работает, в отличие от прошлого года, но то, как она работает, вызывает некоторые вопросы.

Во-первых, они разработали новые лицензионные условия по предоставлению услуг фиксированной международной, междугородной и местной   связи. Причем, с одной стороны, они разработали новые лицензионные условия, которые уже успели быстро согласовать, это проходило как раз перед майскими праздниками, и мы не успели вовремя на них отреагировать. Хотя сейчас мы направили большое письмо в Минюст с замечаниями и просьбой не регистрировать этот документ, и он пока в Минюст на регистрацию не попал, о чем нам последний вежливо сообщил. С другой стороны, НКРС разработала проект изменений к Закону «О телекоммуникациях», который называется «упрощение процедуры доступа на рынок». И они действительно предлагают заменить лицензирование видов деятельности на получение разрешений.

Я обсуждала этот документ не с одним участником рынка, все просто в шоке от этой так называемой либерализации и упрощения. Почему? Во-первых, если раньше операторы получали лицензии минимум на 5 лет  на осуществление определенных видов деятельности, которые были перечислены в законе «О телекоммуникациях», то теперь они должны делать это ежегодно. Как сказала Виктория, когда я  первый раз прочла, «я еще не поняла, где собака зарыта, но точно это будет стоить нам дороже». Конечно, удобней ежегодно брать деньги, а не раз в 5 лет. Второе – поскольку из закона теперь виды деятельности, на которые выдавались лицензии, полностью убраны, никто не знает, за что будут браться деньги.  Если раньше провайдеры по закону регистрировались, просто присылали уведомление о том, что занимаются таким-то видом деятельности, – это ничего не стоило, для этого не нужно было подавать большого списка документов, просто заполнялась форма и отправлялась в НКРС. То теперь после подобных изменений, прилагаемых к закону, НКРС очень легко может все виды деятельности, которые в принципе есть на рынке и на которые до этого лицензирование раньше не распространялось, подвести под разрешительную систему. Теперь они могут добавить и услуги доступа в Интернет, и услуги хостинга, и регистрацию доменных имен,  т. е. все, что входит в понимание услуг Интернет.

Пугает перечень документов, который нужно подать для получения разрешения на  деятельность в сфере ТК. Перечень достаточно объемный. Я уже молчу о том, что в перечне есть такая магическая фраза «и другие документы», которая, в принципе, с точки зрения закона о регулятивной политике, не допустима. И потом, ежегодно подвешивать любого оператора на такой крючок  «разрешим /не разрешим» дальше заниматься предоставлением тех или иных услуг – это, безусловно, очень «удобно» для отдельных чиновников, которые любят таким способом собирать урожай. Назовем это так.

Вот такая активность НКРС в этих вопросах нас тоже настораживает.

Какие еще обсуждались моменты? Безусловно, очень острый вопрос, он был и в прошлом году, – это вопрос об использовании кабельной канализации. В прошлом году было много полемики, круглых столов, почти конфликтных ситуаций с «Укртелекомом». «Укртелеком» просто отказывал в доступе в телефонную канализацию, особенно в Киеве, всем подряд – под тем предлогом, что сначала мы сделаем инвентаризацию, а потом посмотрим, пускать вас или нет, – места у нас нет.

Мы в прошлом году предпринимали очень много попыток решить эту проблему: пытались убедить законодателей  в необходимости определения телекоммуникационных рынков,  в том числе и рынков доступа в кабельную канализацию на законодательном уровне. Дать возможность НКРС регулировать этот вопрос, но на основании закона. У нас это пока не получилось.

НКРС написала свою  версию изменения к  закону. Этот был законопроект с двумя серьезными блоками изменений к Закону «О телекоммуникациях». Первый касался определения операторов «со значительным рыночным весом», а второй – введение фонда универсальных услуг. Этот законопроект в парламенте «завалили» из-за ФУУ. И правильно завалили. И скажу честно, мы тоже имеем к этому отношение, поскольку мы разослали всем депутатам без исключения письмо с объяснениями, почему нельзя  в такой редакции голосовать «за фонд универсальных услуг», поскольку это дополнительный налог на всех жителей страны. Это как 7-процентная надбавка в пенсионный фонд, которую когда-то давно приняли для мобильных операторов. Тогда Правительство это объяснялось тем, что у нас проблемы с наполнением пенсионного фонда, денег не хватает, мы сейчас временно введем эти 7%, а потом отменим. Но никто до сих пор не отменил. И если в свое время это было оправданно, поскольку в то время мобильная связь была скорее предметом роскоши, стоимость услуг была другая и мобильную связь могли позволить себе немногие, в основном, обеспеченные люди. Сегодня при покрытии мобильными телефонами больше 100% населения страны (хотя реально, я думаю, там порядка 60-70%,  поскольку многие, как я, например, имеют по три разных телефона от трех разных операторов) это уже норма избыточная. И это дополнительный налог на всех граждан.

Мало 7-процентного – давайте сделаем еще 3% в фонд универсальных услуг. И будем за счет этого фонда строить связь в удаленных районах. Если говорить о проценте населения, которое не обеспечено связью,  и о том, что около 2000 населенных пунктов не обеспечены проводной связью, то, извините, из них всего 36 не имеют никакой связи, поскольку почти тысячу девятьсот с чем-то населенных пунктов покрыты сетями мобильных операторов. Давайте купим мобильные телефоны и обеспечим связь таким способом. Может, я утрирую, но мне не понятно, зачем тратить миллиарды бюджетных денег (мы посчитали, что 3% со всех телекоммуникационных услуг – это порядка 900 млн грн в год) и строить фиксированные сети туда, куда уже, может, и не нужно  – там уже есть  покрытие сетями мобильных операторов. И остается всего 36 сел, удаленных, горных, с населением по 40 человек. Я понимаю, что там живут люди, но мы всегда должны понимать эффективность решения. Думаю, что сбалансированное решение всегда можно найти.

И еще, с точки зрения того, как функционируют «фонды универсальных услуг». Во всем мире  были разные очень подходы. Да, применялся подход, когда собирали деньги с каких-то услуг, но не со всех. Были фонды, которые формировались за счет госбюджета, которые создавались за счет отчислений от продажи госсобственности в сфере телекоммуникаций или за счет выдачи лицензий на некоторые виды деятельности или частотный ресурс. Есть разные подходы к тому, как наполнить такой фонд.

Слава Богу, законопроект этот не прошел. Это хорошо, но плохо, что попытки продолжаются.

Вернемся к кабельной канализации. Мы сейчас активно работаем с местными советами, проблемы с «Укртелекомом» вроде как-то уже устаканились, НКРС какой-то документ разработала, «Укртелеком» разработал свой документ, операторы вздохнули, стало полегче. Есть определенные двигатели человеческих отношений, благодаря которым появилась возможность развивать свои сети. Не так быстро, как хотелось бы,  и они не формализованы и все еще не регулируются на сегодняшний день законодательством, так как должны. Но все-таки.

В этом году у нас «проснулись» местные советы, у которых тоже не все хорошо с бюджетом. И они решили: «О, сейчас мы заставим платить всех операторов, они стояки в парадных используют, пусть платят». Придумали какую-то безумную методику, с формулой, состоящей из массы коэффициентов. А чем длиннее формула, тем проще заложить в эту формулу любую цену и сумму и манипулировать. Сейчас у нас в ИнАУ есть рабочая группа, в которую входят представители нескольких операторов.  Мы договорились с НКРС по поводу их участия в решении этого вопроса. Они готовы нам помочь и предложили двух сотрудников нам в рабочую группу по разработке Методики.

Со своей стороны мы предложили принципы, которые должны быть учтены в методике Киевского совета. С одной стороны, если мы говорим о домах, то мы забываем про все эти стояки и квадратные метры, а говорим о сервитуте. А когда речь идет о такой собственности, как мосты, переходы, метро и т.д., то там может идти речь о том, что цена складывается в зависимости от длины участка и толщины кабеля. Методика примерно такая, как расссчитывает «Укртелеком» аренду своих каналов.

Сейчас этот документ разрабатывается. Мы обратились в НКРС с тем, чтобы они этот документ утвердили как базовый, чтобы эта методика применялась не только в Киеве, но и в других городах без исключения.

По поводу аренды кабельной канализации на конференции была очень хорошая презентация члена правления Дмитрия Грищука  (компания IPnet, которая имеет много широкополосных абонентов в основном в спальных районах Киева). Он активно работает в рабочей группе по разработке Методики. Это работа уже на протяжении нескольких месяцев,  с походами на все заседания во все районные администрации Киева с попытками отстоять свою позицию, объяснить, что мы готовы платить какие-то деньги, но вы должны отдавать себе отчет, что плата опять ляжет на плечи абонентов, простых людей. Если мы говорим о 15 коп. с квартиры, то может быть, а если нужно платить по 100-200 грн ежемесячно непонятно за что, то это приведет к монополизации рынка, потому что не все операторы смогут выдержать такую нагрузку, а те кто потом останется рано или поздно договорятся, как уменьшить плату.

Что еще было интересного на конференции? Это вопросы, связанные с IPTV, вопросы, связанные с присутствием в нашем законодательстве каких-то  вещей, которые надо отменять. Например, фактически двойное лицензирование для кабельных операторов, которое есть в Законе «О телевидении и радиовещании».

Есть еще масса законодательных инициатив, которые тоже обсуждались на конференции, например, законопроект №3271  депутата Унгуряна «Про противодействие распространению детской порнографии». Яркий пример того, как под видом благородной цели пытаются (хочется верить, что по незнанию) внедрить своеобразный мониторинг, дать инструмент правоохранительным органам, который позволит закрывать рот неугодным контент-ресурсам, которые находятся в сети Интернет. Нас это очень беспокоит.

Законопроект был подан еще в прошлом году. Но поскольку в свое время он был подан одним автором и серьезно не рассматривался, и в планах на рассмотрение в комитетах ВР не стоял, мы на него особо не реагировали. Но господин Унгурян развел «бурную» деятельность, сделал новую редакцию законопроекта. Я так понимаю, он провел консультации, активно поработал с Комиссией по морали  и, видимо, с кем-то из МВД – чувствуются какие-то вещи оттуда. И внес вторую редакцию, под которой подписались 8 депутатов.

Мы знали, что он готовит вторую редакцию. Мы встречались и с депутатом и  с тем, кто является автором самого текста.
Законопроект предлагает внести изменения в с три действующих закона: «О защите общественной морали», «О телекоммуникациях» и в Криминальный кодекс.

Что касается изменений, которые вносятся в закон о морали. Там дается определение порнографической продукции, с использованием детей, изменения касаются терминологии. Единственное, что не очень нравится — они ссылаются в пояснительной записке на Конвенцию о киберпреступности.  Но при этом немножко расширили термины, которые предлагаются в Конвенции о киберпреступности (она ратифицирована у нас в Украине с оговорками).

Что меня лично настораживает в связи с дальнейшими предложениями о том, кто и как будет находить и выявлять в Сети детскую порнографию. Первое – по Конвенции о киберпреступности порнографической продукция считается с использованием детей до 18 лет, отдельные страны могут ставить порог до 16 лет. По нашему законодательству, ребенок – это до 18 лет. Я, например, слабо представляю, как можно по фотографии определить возраст – у нас такая акселерация сейчас, что даже 16-летних сложно отличить от 20-летних.Я считаю, однозначным является возраст до 14 лет, фактически до начала полового созревания, когда еще можно определить, это ребенок или нет.

Второе – предлагаются  уточнения в законе о морали, касающиеся того, что ты не можешь хранить в том числе и любые изображения на любых видах носителей, если на них есть изображения половых органов ребенка.  Я думаю, у большинства родителей есть фотографии своих новорожденных детей  до года, на которых есть такие изображения. Можно завтра пройтись по стране и собрать от 500 до 700 необлагаемых минимумов с тех, кто хранит фотографии собственного голенького младенца. В Конвенции про киберпреступность как минимум есть четкая оговорка, что эти если изображения хранятся с целью вызвать сексуальные фантазии или действия.

Что касается новшеств, которые они вводят в Закон «О телекоммуникациях». Может, это следствие нашей с Унгуряном  беседы, которому мы пытались объяснить, что такие вещи, как использование Интернета для распространения детской порнографии, призывов к терроризму, распространение  наркотиков, можно побороть в Сети, только если бороться будут все пользователи Интернета. Господин Унгурян написал удивительное дополнение к статье про обязанности потребителей телекоммуникаций. Он написал,  что потребители телекоммуникаций обязаны сообщить, если они найдут, причем не только продукцию, которая может трактоваться как детская порнография, а вообще практически все, что есть в законе о морали, включая контрафактную продукцию,  провайдерам и/или правоохранительным органам.

Обязанность они прописали, а про ответственность забыли. А если нашел, но не сообщил? Что дальше? Мы с Ольшанским встречались с Унгуряном и пытались объяснить ему, что Интернет – это такая хитрая штука, в ней нельзя определить инициатора соединения. И, по большому счету, если у вас не защищен компьютер от внешнего проникновения, то при подключении к сети любой злоумышленник на этот компьютер может закачать все, что угодно, а вы даже не будете об этом знать.  Более того, потом нельзя будет доказать, вы эту информацию скачали сами  или вам ее занесли. Очень «удобно», чтобы бороться  с какими-то неугодными личностями.

Т. е. перспективы этого законопроекта слабые?

Нет, очень популистский законопроект, и сейчас они могут «пропихнуть» его. А в нем  еще предлагается практически вести журналирование: провайдеры услуг доступа в Интернет должны сохранять информацию обо всех переходах пользователя со страницы на страницу. Фактически это мониторинг. При этом авторы ссылаются на европейское законодательство. У меня такое впечатление, что они европейского законодательства не читают, поскольку есть Директива 2006/24  о сохранении данных именно оператарами, провайдерами, которые получены или обработаны в связи с предоставлением телекоммуникационных услуг. В ней ни о каком журналировании речь не идет. Да, те, кто предоставляет услуги доступа в Интернет (если это не  предоплаченный сервис),  должны полностью иметь и сохранять  идентификацию своего пользователя (фамилия, имя, отчество, адрес,  IP-адрес, адрес почтового ящика и т.д.). С точки зрения получения самих услуг, накапливается информация о времени, когда пользователь в Интернет зашел, когда вышел, когда отправил почту и когда получил. Но никто не следит и не должен хранить данные о том, что пользователь делал во время всего сеанса, когда он находился в Интернете. Есть сам факт, что с такого-то сетевого идентификатора в таком отрезке времени были какие-то действия. Я уже молчу, что это технически очень сложно и практически невозможно хранить такой оббьем информации. И опять же, предлагается, чтобы провайдеры телекоммуникаций сообщали правоохранителям о факте нарушений законодательства Украины, если  обнаружат. А если не сообщат, то что?

Такое впечатление, что этот законопроект писала домохозяйка, а не специалист. Там есть такие термины, как «провайдер коммуникаций». Такого термина в законодательстве нет, есть провайдеры телекоммуникаций. А то непонятно, каких коммуникаций. Канализационных, может быть?

Мы пытались убедить законодателя – не трогайте Закон про телекоммуникации. Борьба с распространением детской порнографии – тема действительно социально важная. Давайте термин уточним, внесем его в наше законодательство и усилим криминальную ответственность. И этого достаточно.

Еще одна из таких широких тем, которая была на конференции, сейчас поднимается и муссируется не один год, – это домен. Что, собственно, происходит?

В 2005 г. Концепция развития  домена .UA была разработана, обсуждена на Конгрессе, предложена на рассмотрение Координационному совету, одобрена этим Советом, но после концепции необходимо было приступить к разработке новых документов, новых Правил под эту концепцию,  правил рассмотрения споров, технических требований к администраторам публичных доменов и регистраторам и т.д. Дальше Концепции ничего не сдвинулось с места. Разные были причины, в том числе и связанные со «сменой власти» в органах исполнительной власти. В  Госкомсвязи и ДКИ периодически говорят, что сейчас быстро все «порешают». Но фактически ничего не было сделано.

Причем каждый раз я прихожу на заседании Координационного совета и говорю, ребята есть 20 пунктов, которые надо сделать, плюс обеспечить техническую базу. Есть перечень документов, которые должны быть разработаны и приняты, с одной стороны. С другой стороны, нужно создать техническую базу, которая позволит обслуживать домен, если Вы хотите его себе. Либо договоритесь с «Хостмастером». Я не исключаю «Хостмастер» как таковой из цепочки администрирования доменной зоны .UA. Но «Хостмастер», при условии выполнения каких-то требований,  может остаться только техническим администратором домена.

С 2000 г. мы (ИнАУ)  всегда говорили о принципах разделения власти и о том что Правила должен устанавливать какой-то коллегиальный орган. А сейчас у нас вообще правил де-факто нет. Уже давно правила не являются неотъемлемой частью договора с «Хостмастером». Т.е. есть масса вопросов, в том числе и связанных с «Хостмастером».

Начиная с 2000 г. происходит одно и тоже: с одной стороны, присутствует желание кого-то «заграбастать» домен в свое управление и сделать из этого такой маленький бизнес. Причем сегодня речь уже идет не только о домене .UA, а о том, что мы хотим администрировать еще и  базу номерного ресурса. И для этого был создан Консорциум, на регистрацию которого еще в конце позапрошлого года было дано решение Антимонопольного комитета.  Консорциум создавали Украинский государственный центр радиочастот и  UANIC. У меня есть серьезные вопросы к тому, как это было сделано, потому что я считаю что  для того, чтобы создать этот Консорциум, Директор задним числом вносил изменения в Устав. Эти изменения в Устав не были утверждены, как положено Координационным советом. Но Директор воспользовался тем, что фактически за время работы Координационного совета ни у кого, кроме самого Директора, не было реальных протоколов с подписями, они с Заместителем КС подали на регистрацию новый устав и в этом уставе просто сократили функции Координационного совета. Если раньше для того, чтобы UANIC принял участие в любом объединении или регистрации каких-то предприятий, нужно было решение Координационного совета, то сейчас господин Гончарук изменил этот пункт и разрешил самому себе принимать участие в каких-то организациях.

Был создан этот консорциум. Я в принципе не понимаю: у операторов есть действующая ассоциация. Не как АУРИУ, которая уже давно скорее на бумаге ,чем реальная, или УНИА, которая была зарегистрирована только для того, чтобы войти в UANIC. А есть ассоциация ТЕЛАС, в которую входят операторы, в том числе и крупнейшие. Честно, я в принципе не понимаю, почему операторам не пойти по нашему пути и  не создать дочерние предприятия и самим обеспечить функционирование базы номерного ресурса, для того чтобы реализовать возможность переноса номера и  ведение базы персональных номеров.

Вы понимаете, они сейчас домен рассматривают как часть единой базы номерных и доменных ресурсов. Они хотят все, их уже не только домен интересует. С одной стороны, это возможность полного контроля. База номерного ресурса – это такой  своеобразный DNS-сервер, когда ты кому-то звонишь, идет запрос в эту базу и дальше при необходимости перенаправление звонка. Фактически кто-то будет иметь доступ к информации, кто кому и когда звонил. И мне непонятно, почему обеспечение функции сохранения номера  не делается в рамках самого УГЦР. Есть государственные предприятия, у них есть первый отдел, там есть допуски, есть какие-то требования к защите информации. Почему нужно делать консорциум, объединение предприятий, куда могут входить акционерами и банки,  и операторы, и кто угодно.

Я вижу два пути решения проблемы. Либо это дочернее предприятие или какое-то другое предприятие, которое будет организовано самими операторами. И тогда они смогут, как ИнАУ в сети обмена трафиком, минимизировать затраты на поддержание этой базы и за счет взносов с операторов будут покрывать издержки, а  не приносить кому-то многомиллионные прибыли. Ведь, какие ходят слухи: «за каждый номер возьмем по доллару, и все у нас с деньгами будет хорошо».

Или, допустим, государственные предприятия УГЦР, где устанавливается тариф, а деньги идут в бюджет, а не в какой-то непонятный консорциум. Поэтому я считаю, что вопрос домена стал шире.

Но вернемся к домену, к UANIC и к Координационному совету UANIC, в который входит ИнАУ. Нам предложили, и мы в свое время хоть и не стали учредителями этого предприятия, но согласились позже  войти в состав Координационного совета,  в том числе и из тех соображений, что в процессе лучше участвовать, чем стоять в стороне и не понимать, что происходит. В крайнем случае, попытаться решить его изнутри, придерживаясь тех принципов, которые в свое время мы продекларировали и, в принципе, мало от них отошли.  То, как на сегодняшний момент мы видим решение этого конфликтного вопроса и степени участия и влияния на вопрос администрирования домена .UA со стороны государства, нами была изложено  в 83-й статье законопроекта Олега Шевчука (законопроект №3460).

Это видение немножко модифицировалось, не принципы, а какие-то фактические вещи. Поэтому на конференции мы обсудили Концепцию, с 2005 г. много воды утекло, и мы предложили в эту Концепцию некоторые изменения. Принципиально эти изменения касаются отделения функции администратора домена верхнего уровня от технического администрирования и финансовой схемы, которую мы сделали примерно такой, какая она есть в ICANN, т. е. аккредитация регистраторов и аккредитация едина для всех доменов. Если ты аккредитован в верхней зоне, то автоматически ты имеешь право регистрировать домены во всех публичных доменных зонах для регистрантов. Более того, мы считаем, что правила должны быть едины в домене .UA, и если на сегодняшний день есть какие-то отдельные случаи несоответствия Правил публичных доменов с точки зрения особенностей их администрирования, то все эти особенности  должны быть описаны именно в корневом документе. Должны быть единые правила, в которых учтены все особенности функционирования всех публичных доменных зон, которые на сегодняшний день сложились.

Мы сейчас в процессе обсуждений этих изменений в Концепцию, и мы предлагаем приобщиться широкой общественности к обсуждению этой Концепции. В том числе  мы будем безусловно рады и участию действующей администрации домена .UA, и представителям ООО «Хостмастер». Я бы на их месте уже пошла на какой-то компромисс в этом вопросе и при реализации прозрачной и понятной схемы согласилась бы на то, что они будут выполнять функцию технического администратора, и на постепенный отказ от функции собственно администратора в пользу понятной и прозрачной структуры. Не знаю, насколько это получится. Но мы предпринимаем такие шаги.

И в Координационном Совете мы будем работать. Несмотря на то, что произведен «мягкий» переворот в UANIC господином Коржом. То, что я поняла лично из того, что происходило на последнем заседании КС, что Рубана фактически отстранили как не справившегося с поставленной задачей. А Юра Корж (все его знают) пообещал, что все «порешает» за два месяца и поручил чуть ли не ИнАУ разработать новые правила домена .UA или принять в этом активное участие. Безусловно, мы с удовольствием разработаем новые правила. И, в принципе, если представители Координационного совета примут активное участие в обсуждении обновленной Концепции, согласятся  ее утвердить, как было в прошлый раз (новая концепция мало чем отличается от предыдущей).  КС уже соглашался с предложениями по поводу основных принципов, заложенных в Концепцию, а они не изменились, – мы с удовольствием и дальше будем конструктивно работать в этом Координационном совете.
Можно кого-то любить или не любить, но я всегда считала, что в бизнесе и в той сфере, которой я занимаюсь в Ассоциации – защита интересов бизнеса, обидам места нет, есть место конструктивной работе. Если работа будет конструктивной, мы будем и дальше работать. Как минимум, те позиции, на которых мы стояли, мы будем максимально отстаивать. Когда меня начинают пугать, что вот завтра домен отберут, я всегда говорю, что не надо забывать, что есть такая организация как ICANN и что домен .UA на самом деле до сих принадлежит департаменту торговли США. И ICANN в один день у гражданина США, коим на сегодняшний день является Дмитрий Кохманюк, не отберет домен .UA в пользу непонятного UANIC, пока не будут реализованы в полном объеме те пункты, про которые я говорила ранее. Потому что для ICANN также важно обеспечить наследственность, чтобы  ни один домен не пропал, т.е. фактически их больше всего беспокоит работоспособность и непрерывность функционирования системы.

И еще один немаловажный факт. Насколько я знаю, ICANN не примет решения, если есть несогласие сторон, т.е. в любом случае всем надо договариваться.

Да, всем надо договориться. Я разговаривала с Туми неоднократно, и лет 5 назад в Тунисе он спросил: а почему ИнАУ не хочет  стать администратором домена .UA?. Нет, мы этого не хотим. Мы считаем, что в этом процессе должны быть обязательно задействованы и учтены интересы,  в том числе и государственной власти. Должно быть объединение общественности, бизнеса и государственных структур в вопросах администрирования домена .UA.

Проект Концепции выложен для обсуждения на сайте Интернет Ассоциации Украины. В принципе, ИнАУ здесь берет на себя некую инициативу. Какие действия вы предполагаете сделать по факту обсуждения?

Так же, как в прошлый раз это происходило, мы обобщим все замечания и предложения, которые будут сделаны. Я думаю, мы сделаем последнее публичное обсуждение, Концепция будет утверждена на уровне Правления ИнАУ и предложена для подписания всем заинтересованным сторонам, которыми я считаю «Хостмастер» и UANIC.

А Дмитрий Кохманюк?

Ну, конечно, и администратор. Я иногда его не отделяю от «Хостмастера».

Вы уже не первый год являетесь председателем Интернет Ассоциации Украины. Наверное, это происходит не зря. Выборы проходят открыто, и члены иНАУ оказывают Вам уважение и почет тем, что Вы продолжает занимать эту должность, т.е. нет смены руководства в правлении. Как Вы оцениваете свое долгое присутствие на этой руководящей должности?

Если говорить о том, как реально управляется Интернет Ассоциация Украины, – в Ассоциации есть Исполнительная дирекция и есть Правление, в Правлении 10 человек. Председатель правления – это фактически как модератор. Каждый год в Правлении происходит ротация: 2-3 человека меняются, но, допустим, тот же Ольшанский все 9 лет был членом правления, а я всего 8. Первый год членом Правления от Техсистем  был Сергей Бродович, но при этом я не пропустила ни одного заседания правления, и все равно принимала активное участие в выработке и принятии решений.

Почему столько лет? С одной стороны, у меня есть какие-то качества, которые устраивают большинство. По натуре я человек очень толерантный, и я не принимаю волюнтаристских самостоятельных решений. Все решения в ИнАУ, абсолютно все, принимаются коллегиально Правлением. И я не считаю свою позицию ключевой, у нас все в Правлении ключевые фигуры, но кто-то один должен ставить подпись в конце и модерировать заседание. Я не переоцениваю свою роль и не стараюсь ею пользоваться.

С другой стороны, мне в жизни повезло. Я могу себе позволить иметь свое мнение. Фактически за последние 10 лет я практически никогда не была наемным работником в полном смысле этого слова. Я была совладельцем компании,  у меня муж бизнесмен, который меня  обеспечивает. Я могла позволить себе говорить не то, что от меня хотят услышать, а то, что я думаю. Я не завишу от работодателя и мне тяжело «закрыть рот».

Какие перспективы у Интернета в Украине? Кризис особо по рынку не ударил?

Безусловно, кризис чувствуется, у тех, кто предоставляет телекоммуникационные услуги, особенно у операторов. Интернет, может, меньше затронуло. Операторы сворачивают свои инвестиционные планы и теряют доходы, но конечно, не так, как это происходит в других сферах, т.е. нет 30-50% падения доходов. Где-то даже есть рост. Если посмотреть на данные Госкомстата за первый квартал, видно, что сфера предоставления услуг Интернета и кабельного телевидения не теряет в доходах.

Мобильные операторы теряют, потому что  рынок они уже исчерпали в возможности продвижения именно этих услуг. Поэтому теперь «МТС» и «Киевстар» активно развивают доступ в Интернет. Компании расширяют спектр предоставляемых услуг.  Если мы говорим об Интернете, то я думаю, что насыщение этими услугами далеко впереди, и я не вижу, по крайней мере сегодня, угрозы для тех, кто занимается предоставлением услуг Интернета. Другое дело, что из-за курсовой нестабильности стало многие вещи реализовывать гораздо дороже.

Безусловно, выиграют те, кто успел еще в прошлом году построить сеть или имеют серьезный финансовый запас за счет предоставления других услуг. Но услуги Интернета, кабельного телевидения будут развиваться в ближайшее время по нарастающей. Думаю, что те, кто будет предоставлять из одних рук все телекоммуникационные услуги, несмотря ни на какой кризис, будут чувствовать себя хорошо.

И есть еще  момент, который связан с возможной приватизацией «Укртелекома». Я считаю, что все, что можно было потерять в этом вопросе, уже потеряли. Капитализацию «Укртелекома», конечно, можно искусственно повысить за счет принятия тех или иных решений на законодательном уровне. Но то, как реализовываются задачи поднятия капитализации «Укртелекома», мне кажется достаточно не эффективным. То, что до сих пор предлагалось, рынку не нужно и мешает развитию эффективной конкуренции. Мы же понимаем, что у всех есть возможности лоббировать свои интересы, это делает  многие предложения просто «непроходимыми». А правильного, качественного и прозрачного механизма, например, по функционированию фонда универсальных услуг, никто до сих не предложил. Так, может, это кому-то не нужно? Я иногда смотрю и думаю, что, может, это не вредительство, это сознательно так пишут законопроекты и нормативные акты, чтобы они потом  не были приняты?

Автор — brams

Оставить комментарий

Комментарии | 2

  • Истории компаний
  • НДС для Facebook и Netflix
  • Расследования AIN.UA
  • Спецпроекты
  • Безопасность номера
  • Безпека гаманця
Реклама на AIN.UA

Поиск