EN

О Яндексе, сервисах и не только

902

sebrantИнтервью с Андреем Себрантом, директором по маркетингу сервисов компании «Яндекс»

Вы — один из «ветеранов» Рунета…

Да, я работаю в интернет-индустрии больше 20 лет.

За это время технологии значительно развились. Какие последние тенденции в развитии технологий Вы наблюдаете? Как дальше, на Ваш взгляд, будет развиваться интернет?

Ничего нового я не скажу. Когда-то американцы называли интернет термином information superhighway, а журналисты совершенно справедливо переводили это как «информационная супермагистраль». Уже тогда мне это казалось странным, поскольку интернет, как любая другая технология – для людей и про людей. А люди – это существа, которые любят общаться, то есть, интересы людей не сводятся к получению информации. И сейчас мы наблюдаем совершенно естественный процесс – появление все новых и новых технологий, которые позволяют людям общаться друг с другом, а не с компьютером, как это было вначале.

Классический пример – Twitter, который сейчас стал чем-то вроде SMS для интернета. Интернет постепенно превращается в посредника, с помощью которого люди просто и быстро решают свои задачи – например, где найти холодильник или с кем пойти сегодня в кино. И это замечательно.

Вы в Яндексе сейчас занимаетесь в первую очередь развитием сервисов?

Не столько развитием, сколько тем, чтобы эти сервисы были известны людям и приносили им больше удовольствия.

Какие сервисы сейчас пользуются наибольшим спросом? Например, на конференции «Интернет-маркетинг в Украине – 2009» звучало мнение, что блоги Яндекса — чудесно реализованный сервис, но особым спросом они не пользуются.

Самым популярным сервисом Яндекса среди украинских пользователей, безусловно, является поиск. Более половины нашей ежедневной аудитории в Украине, а это 1,1 млн посетителей в сутки, принадлежит именно поиску.

Вообще, специализация Яндекса – это справочные сервисы. Открывая сегодняшнюю конференцию в Одессе, Аркадий Волож сказал: у нас очень точное представление о том, ради чего мы работаем. Мы работаем ради того, чтобы лучше отвечать на вопросы пользователей. Вопросы бывают разные, заданные и не заданные. И дать качественный ответ на явно заданный вопрос – не просто ссылку на сайт, а именно ответ – иногда очень сложно, потому что далеко не всегда можно понять, что же на самом деле хочет узнать человек.

Мой любимый вопрос, который я случайно выловил в потоке поисковых запросов – «Яндекс, скажи, что делать, а?». Я понял, что еще много лет ни одна самая интеллектуальная компьютерная система не сможет вести диалог с пользователем на уровне живого человека. Таких вопросов, более или менее абстрактных, задают очень и очень много. И умение отвечать на них на практике означает, что помимо поиска по блогам и социальным сетям (где информации такого рода очень много, но она не всегда релевантна, далеко не всегда проверена и плохо структурирована) необходимо улучшать работу со структурированными массивами данных. Мы называем это параллельным поиском, инода его еще называют вертикальным. На самые общефилосовские вопросы, конечно, и параллельный поиск не даст ответа, но в случае более частных и конкретных вопросов ответы параллельных поисков существенно улучшают результаты поиска по вебу.

Если пользователь интересуется техническими характеристиками конкретного устройства, его можно отправить на сайт производителя. Но если он спрашивает о том, куда пойти в кино, ответить сложнее. Мы не можем просто показать ему расписание – мы должны знать вкусы и местонахождение человека, чтобы подобрать для него интересные фильмы в ближайших кинотеатрах. Суметь понять вопрос и дать на него адекватный ответ — вот направление, в котором сейчас движется наш главный сервис, поиск. Этого же принципа мы придерживаемся и в развитии остальных сервисов Яндекса.

К примеру, почта в нашем понимании помогает отвечать на незаданные вопросы: «Что нового у моих друзей и знакомых?» В последнее время почту начали активно использовать как информер, а не просто средство переписки. Например, пользователю постоянно приходят сообщения о том, что прокомментировали его фото, пришел отклик на пост ЖЖ и т.п., и число таких сообщений в последнее время резко возросло. Поэтому мы ввели в почте метки для различных социальных сетей. С помощью таких меток, взглянув на папку «Входящие», сразу легко понять, кто и в какой сети что вам написал. В результате наша почта во многом становится средством ответа на незаданные вопросы о персональном окружении человека.

Что же касается вашего вопроса о блогах – у Яндекса есть Поиск по блогам, а есть блогохостинг Я.ру. Поиск по блогам является одним из параллельных поисков, а его рейтинги весьма популярны среди русскоязычных блоггеров, а Я.ру – не основной для нас сервис; блоги интересуют нас лишь с той точки зрения, что помогают людям находить ответы на вопросы.

Вы занимались очень многими проектами в интернете — и коммуникационными, и медийными и другими. Каковы, все-таки, на Ваш взгляд, ближайшие перспективы развития веб-сервисов в интернете, на что следует обращать внимание компаниям, развивающим их? Какие сервисы могли бы быть помогать продажам, бизнесу, коммуникациям?

Нужно забыть старое правило, что с каждым годом компьютеры становятся мощнее, а экраны шире. Сейчас, после появления нетбуков и смартфонов веб-сайт должен нормально работать даже в разрешении 640х480, особенно если на нем содержится информация, которая может понадобиться пользователю на улице, в транспорте и т.п. Если сайт не умеет этого делать, он потеряет часть аудитории.

Есть такое понятие, как конвергенция. Долгое время говорили, что интернет сольется с телевидением, что у каждого телевизора будет доступ в интернет, но этого пока не случилось. Да, когда человек работает на компьютере, в углу у него может бурчать телевизор, но это другая история. А вот мобильным устройствам удалось интегрироваться с интернетом. Очевидно, что наше ближайшее будущее — это мобильный интернет на относительно компактных и маломощных по сравнению с декстопами устройствах. Все чаще люди будут заходить на веб-сайты при помощи не настольных компьютеров, а коммуникаторов.

Вы наверняка знакомы с украинскими реалиями, с украинским рынком интернета. Есть ли какая специфика использования веб-сервисов украинцами, например, по сравнению с российскими пользователями?

Не возьмусь судить, поскольку резких отличий я не вижу, а мелкие могут быть мимолетными. Если продолжать тему мобильности, то видно, что в Украине с этим дела обстоят лучше – есть несколько операторов 3G с достаточно доступными тарифами, много хот-спотов Wi-Fi.

Главное отличие Украины от России, на мой вгляд, в том, что у вас нет такого резкого различия между использованием интернета в столице и других городах, как у нас. Здорово, что Украина в сети – не только Киев. У нас же с точки зрения интернета Россия и Москва – две абсолютно разных вещи. У нас, например, есть директор по работе с регионами, поскольку все, что делается в Москве, должно координироваться с тем, как это будет использоваться в регионах. Я не вижу необходимости заводить аналогичную позицию в нашем украинском офисе, пользователи регионов не настолько сильно отличаются от киевлян. И это делает Украину гораздо больше похожей на европейские страны и США.

Автор — brams

Оставить комментарий

Комментарии | 0

Последние новости
28 сен
Смотреть все
  • Истории компаний
  • НДС для Facebook и Netflix
  • Расследования AIN.UA
  • Спецпроекты
  • Безопасность номера
  • Безпека гаманця
Реклама на AIN.UA

Поиск