EN

Созданию информационного общества мешает коррупция

686

Глава правления Интернет Ассоциации Украины (ИнАУ)  Татьяна Попова:

— в Уpopova3151краине 2% пенсионеров «съедают» 20% пенсионного фонда;
— введению дистанционного образования в нашей стране мешает коррупция;
— Украина не имеет целостной системы стандартов, и те мировые стандарты, которые существуют, не приняты у нас;
— разделение Минтранссвязи не сможет произойти до приватизации «Укртелекома»;
— внедрение электронной демократии позволит украинцам получить открытый доступ к информации и участвовать в принятии политических решений.

Мировые исследования свидетельствуют о том, что 25-30% прироста ВВП происходит за счет внедрения и использования информационно-коммуникационных технологий (ИКТ). Ранее мы писали о том, что Союз общественных организаций разработал документ, призванный помочь кандидатам в президенты Украины открыть глаза на реальное положение дел в отрасли информационно-коммуникационных технологий (ИКТ). О том, почему возникла идея создания данного документа и какую пользу украинцам принесет его воплощение в жизнь, в интервью АИНу рассказала Татьяна Попова.

Почему появилась идея создания данного документа?

Важнейшей задачей для Украины сегодня является построение развитого информационного общества – как основы демократии. Информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) – это платформа, инструмент, экономический базис для его построения. Без формирования гражданина информационного общества демократия, реальное экономическое развитие Украины – невозможно. Прежде всего люди должны иметь свободный доступ к информации и знаниям – то, чего мы сейчас часто лишены.

Например, вся информация, которая касается выделения государственного жилья или обеспечения (речь о чиновниках. – АИН) персональных пенсий, а у нас в стране есть люди, получающие пенсию в 150 тыс. грн, она недоступна. По некоторым данным, у нас 2% пенсионеров «съедают» 20% пенсионного фонда.

Почему эта информация закрыта? Что значит гриф «не для публикации», «совершенно секретно»? Я понимаю, что есть «государственная тайна», но это если она связана с проблемами безопасности государства, общества или личности, но почему не являются публичными документы, которые раскрывают привилегии чиновников? Чем эта информация наносит вред обществу?

Мне лично, например, непонятно,  чем бывший премьер-министр, который пробыл на этом посту полгода и живет на полном гособеспечении, отличается от бабушки, которая всю жизнь проработала в колхозе и живет на минимальную пенсию. Может, он и сделал больший вклад в развитие страны, но не в 200 раз. А может, как раз больший вред нанес?

Если перейти к самой программе. Какие основные пункты Вы бы выделили? За что нужно взяться в первую очередь?

Документ состоит из двух разделов. В первом разделе кратко изложены основные тезисы, второй раздел представляет собой перечень конкретных проблемных вопросов, которые необходимо решить, они условно разделены на пять блоков. Все вопросы, которые попали в список, внесены путем консенсуса, то есть если никто из 23 организаций-участников не возражал, то проблема освещалась. Большинство вопросов касается законодательных вещей, тех изменений, которые нужно сделать.

В частности, это разработка Информационного кодекса, законопроектов про электронные административные услуги, электронную коммерцию, дистанционное обучение, телемедицину, внесение изменений в Закон «Об авторском праве и смежных правах». На сегодняшний день в Верховной Раде лежит важнейший законопроект, принятый в первом чтении, – «О защите персональных данны». С 2003 г. его не могут принять, а это наша с вами безопасность.

Таким образом, первое, что должно быть сделано, это урегулирование законодательной базы?

Да. Там есть ключевые вещи, те, которые я уже перечислила, плюс необходимо упомянуть законы об электронно-цифровой подписи и об электронном документе и электронном  документообороте. Это те законы, которые были приняты, но они не работают на практике так, как должны были бы.

Например, возьмем одно из последних Распоряжений Кабмина №1217, в котором упоминается о сдаче отчетности в налоговую в электронном виде с использованием электронно-цифровой подписи. Налоговой поручено в ближайшее время обеспечить 100% сдачу деклараций по НДС в электронном виде.

Но эту отчетность на практике будет  получать не налоговая, а некая частная структура, так называемый спецоператор, которому мы будем за обработку этих отчетов платить деньги. Я не помню точно, сколько – юрлица примерно 900 грн в год, а субъекты предпринимательской деятельности – 350 грн.

За 20 лет в этой стране налоговая получила и потратила не один десяток миллионов, даже не гривен, на информатизацию. Почему после всех этих потраченных на информатизацию бюджетных денег электронную отчетность должна собирать некая частная структура?

Другой пример. У нас в стране создано 14 центров сертификации ключей. Допустим,  я как компания сдаю отчетность в налоговую в электронном виде. Для этого я приобретаю цифровой ключ (электронную подпись) в одном из центров сертификации ключей (ЦСК) и сдаю ее. Вы думаете, я могу с этим ключом сдать отчетность в Минюст или в Минстат? Не всегда.

Мой ключ не является универсальным (вернее, не ключ, а формат упаковки его в так называемый «электронный конверт»), мне может понадобиться  покупать другой ключ, если  формат именно этого конверта не обеспечивается при  принятии отчетности. У нас это стандартная практика, каждое ведомство при себе строит такую себе лавочку, которая «обирает» налогоплательщиков… Это неправильно.

Скажу больше. Если вы вдруг захотите использовать ЭЦП в отношениях со своими контрагентами, может оказаться, что Вам надо иметь ПО для всех имеющихся в стране форматов упаковки. А это накладное удовольствие. Причиной всему этому – изначальный пробел в Законе.

Справедливости ради стоит заметить, что ДКИ уже второй год серьезно озаботилось этой проблемой, провела несколько совещаний с представителями ЦСК, достигла с ними определенных договоренностей. Но, как всегда, нашелся один «самый умный», который хочет за счет принятия ряда нормативно-законодательных актов монополизировать этот рынок, и сейчас идет серьезная борьба за то, чтобы не позволить это сделать, чтобы мы не получили тендерную палату №2.

Важно понимать, что без повсеместного внедрения электронной подписи мы не сможем перейти к электронной демократии. Хотя электронная демократия – это не просто электронные выборы, референдумы, различные голосования, это возможность непосредственного участия граждан в выработке государственных  решений на всех уровнях за счет открытого доступа к информации о принятии любых документов, о всех процедурах прохождения этих документов.

А что подразумевается под понятием «электронное правительство»?

По большому счету эти понятия тесно связаны между собой, но электронная демократия шире. Электронное правительство, в конечном счете, подразумевает получение гражданами и организациями государственных услуг с использованием ИКТ (интернет-технологий). Это когда я, например, не выходя из офиса смогу сдать всю свою отчетность, могу получить любой разрешительный документ, в т.ч. сертификат или лицензию на тот вид услуг, который меня интересует.

Но проблема в том, что большинство чиновников в этом не заинтересованы. Если будет введена такая система, то исчезнет личный контакт между чиновником и человеком, а значит, не будет возможности получать взятки. Все упирается в коррупцию.

Для того чтобы эта система работала, в первую очередь необходимо создать более совершенную интернет-среду, назовем ее так. Что, по Вашему мнению, необходимо сделать в этом направлении в первую очередь?

Здесь нужно смотреть на предмет шире и ставить вопрос более глобально. В нашем документе есть отдельная группа вопросов по государственному управлению.

Необходимо ввести должность вице-премьер-министра, который займется развитием информационного общества в этой стране. Который возьмет на себя всю группу вопросов связанных с наполнением контентом, не только Интернета, но и всего информационного поля, займется развитием инфраструктуры. Необходимо определить или создать на базе тех, что уже есть, центральный орган исполнительной власти, который отвечал бы за вопросы развития ИО в Украине. А в ВР создать отдельный Комитет.

Что касается Интернета, то один из важных шагов, которые необходимо предпринять, – это выдать, наконец, злополучные лицензии на 3G. Провести конверсию радиочастот, только реальную, а не ту многомиллионную, которую военные пытаются нарисовать на бумаге. Нужно понимать, что для операторов построить сеть под 3G – это очень недешевое удовольствие, и при этом заплатить непонятные сотни миллионов за непрозрачную конверсию…

Интернет – это две составляющие. С одной стороны инфраструктура, и она в некоторых районах может быть обеспечена за счет мобильной связи там, где кабель прокладывать выходит дороже. В крупных городах инфраструктура для ШПД уже в основном создана.

Но вторая важная составляющая – это контент. У нас в Украине предоставляется очень мало услуг с использованием интернет-технологий, а также недостаточно развита электронная торговля.

Когда я через Интернет заказываю себе, скажем, мобильный телефон, и мне его привозят в офис, то все равно в офисе я плачу за него наличными деньгами, расписываюсь в накладной, получаю на руки квитанцию, гарантийный талон и т.п. Это не электронная торговля.

Отсюда вытекает вопрос развития электронных денег…

Развития электронных денег и необходимость принятия закона об электронной коммерции. Как я уже говорила, нам необходимо внедрение  электронной цифровой подписи, электронного документооборота, дистанционного обучения, телемедицины. Все эти проблемы необходимо решать в комплексе.

Например, если говорить о том, чтобы внедрять в школах электронные учебники или специальное обучающие электронные программы – все это упирается в коррупцию. На печатные учебники выделяются очень большие бюджетные деньги, которые уже давно поделены, и бороться с этим почти бесполезно.

Мы везде упираемся в коррупцию. Почему буксует все, что связано с развитием информационного общества в этой стране? Почему у нас до сих пор нет программы развития электронного правительства? Да никому этого не нужно. Потому что всем нужен личный контакт. А вместе с тем, мировые исследования свидетельствую о том, что 25-30% прироста ВВП происходит за счет внедрения и использования ИКТ.

Если мы заговорили о коррупции – как Вы относитесь к идее разделения Минтранссвязи на два отдельных министерства: транспорта и связи?

Мы это предлагаем с 2004 г. Но я думаю, что, к сожалению, вопрос разделения Минтранссвязи до приватизации Укртелекома… не возьмет на себя ни один премьер-министр в этой стране, политическую волю надо иметь. Слишком жирный кусок еще не поделен.

Именно из-за этого куска Госкомсвязи был передан перед прошлыми президентскими выборами в Минтранс. Целью этой передачи была приватизация «Укртелекома», которая ни разу не произошла.

Возвращаясь к вашей программе. На сколько времени рассчитано ее выполнение?

При наличии политической воли вопросы, связанные с созданием нормативной базы, можно решить за год-полтора. Вещи, связанные с инфраструктурными проектами, – они, естественно, требуют большего времени. Но необходимо отметить, что когда есть законодательная база, то бизнес самостоятельно возьмется за  решение проблем, о которых мы с вами говорили.

Исходя из Вашего опыта, есть надежда на то, что эта программа будет воплощена в жизнь?

Есть мечта. По нашим оценкам, только 10% тех задач, которые ставились в 2005 г., были решены. Я думаю, что наша задача – поднимать такие вопросы, а если бы мы вообще ничего не делали, то даже эти 10% не были бы сделаны. Поэтому я считаю, что никакой труд не может быть напрасным.

Автор — Дмитрий Костюк

Оставить комментарий

Комментарии | 0

  • iPhone 12
  • Истории компаний
  • Расследования AIN.UA
  • Спецпроекты
  • Безопасность номера
  • Безпека гаманця
Реклама на AIN.UA

Поиск