прислать материал
AIN.UA » БизнесАлександр Ольшанский: Слово «заработать» происходит от слова «работать»
 

Александр Ольшанский: Слово «заработать» происходит от слова «работать»

1444 62

Имя Александра Ольшанского знакомо многим украинским интернет-предпринимателям. За его плечами – построение и продажа крупного холдинга провайдеров, создание лидирующей фирмы по регистрации доменных имен Imena.UA, хостинговой компании MiroHost и других бизнесов, объединенных сейчас в группу “Интернет-Инвест”. Недавно он также вывел на наш рынок компанию “Ашманов и Парнеры”, занимающуюся комплексным онлайн-маркетингом. Помимо этого Ольшанский является инвестором нескольких стартапов, ведет бизнес за пределами Интернета и занимается общественной деятельностью. Подробнее обо всем этом он рассказал в эксклюзивном интервью AIN.UA. Но в самом начале мы попросили его вспомнить, с чего начиналась его бизнес-карьера…

Как сейчас помню: я вернулся из армии на второй курс института. Денег не было. Перестройка. Все ориентиры потеряны. Одноклассник предложил устроиться сторожем на автостоянку. Нужно было сидеть зимой в неотапливаемой будке. Условия зверские, но платили, я считаю, отлично. За месяц можно было получить столько, сколько родители-специалисты получали за шесть. Дикие 90-е, что и говорить. Собственно, там я и отработал месяц. Больше было трудно выдержать. Получил деньги. Накупил на них запчастей и собрал компьютер “Синклер”.

Ну как собрал… Сначала что-то спаял. Не заработало. Потом поехал на толкучку на площадь Космонавтов, которая потом перехала на Караваевы дачи. Нашел там специалиста, который помог все отладить. К счастью, хватило ума купить красивый и дорогой корпус, а также лучшую на тот момент клавиатуру. Получился очень приличный продукт. Некоторые ПК тогда вообще в картонных коробках работали. В общем, потом мне предложили его продать за сумму, в два раза превышающую стоимость комплектующих. И тут, как говорят, пошло-поехало.

Через некоторое время я стал ездить в Москву и спекулировать всем подряд. Самым ходовым товаром в Киеве была пластиковая коробочка для дискет. Тогда еще были не жесткие 3,5-дюймовые, а мягкие 5-дюймовые. Дискета была дорогая и мгновенно портилась. Во что тогда их только не клали! Коробка была жизненно необходима. В общем, возили мы этот товар мелким оптом – в Москве покупали за 1 рубль 10 копеек, в Киеве продавали за 15 рублей. Покупателям было все равно, сколько они стоили. Их покупали один раз, и они в десять раз продлевали жизнь дискете, которая стоила 50 рублей.

Потом были другие товары. Хорошо помню, как мы с друзьями начали заниматься телефонами с АОН. Сначала возили аппараты из Москвы, потом наладили отверточную сборку тут. Получился небольшой кооператив. Опять же, вставляли потом все в хорошие корпуса. Выпуск дошел до 50 устройств в месяц. Довольно много при ручной сборке.

В это время я получил очень жесткий опыт. Денег ведь не хватало, и постоянно приходилось одалживать. В какой-то момент я рискнул купить большую партию комплектующих на три месяца. Взял в долг фантастическую по тем временам сумму в 15 тыс. рублей. Столько стоила квартира. Но одалживать пришлось в долларах. Через три месяца я все нормально собрал и продал, но за это время курс доллара вырос раз  в десять. Еле-еле все отдал. Работали бесплатно несколько месяцев. С тех пор не очень люблю брать кредит. Тогда же появилась подсознательная привычка пересчитывать все в доллары. Просто смотрю на ценник в гривнах, а в голове возникает цена в долларах. Порой доходит до того, что это касается и цен в супермаркете. К примеру, когда вижу, что сосиски в Украине иногда стоят $10, начинаю чего-то не понимать.

В целом же история с АОНами закончилась хорошо. Удалось заработать очень большие деньги на то время – $12 тыс.

Что-то купили на них?

Нет. Все пускал в оборот. И получил следующий урок. Я мог купить квартиру, через пять лет ее продать и в итоге получить те же деньги, что и активно работая все это время. Это к разговору о том, как правильно считать. Правда, считать в уме в квадратных метрах я не начал :-).

Потом была спекуляция на видеомагнитофонах – очень ходовой товар был. После чего начались поездки за рубеж –  Польша, Румыния и Эмираты. Последние  –  удивительная страна. Только сейчас понимаю, свидетелями чего мы были. Когда первый раз приехали туда, на дороге между Шарджей и Дубаями с трудом разьежались две машины. Это было в 1993 году. Потом я видел, как за несколько лет из песка в буквальном смысле построили страну.

А чем в Эмиратах занимались?

Покупали разную технику. В основном, телевизоры и магнитофоны. Оборот за одну поездку был около $10 тыс. Если меньше – тур попросту не окупался. Прибыль была около 20-25%. Все, естественно, росло, и в какой-то момент мы возили уже на $50 тыс. за раз. Все это бизнесом назвать было сложно, скорее – спекуляцией.

Эмираты вообще были странной страной. Каждый туда ездил за чем-то своим. Некоторые это даже не раскрывали. Товар был их ноу-хау. Спустя много лет я с удивлением узнал, что один из самых богатых завсегдатаев этих туров возил с собой американские доллары. Он получал там в банке наличные и вез в Украину чемодан денег. В Украине тогда была проблема с наличной валютой, и в итоге она стоила немного дороже, чем безналичная за рубежом. Дальше все понятно. Он летал каждую неделю. Никто тогда и не догадывался об этом. Это сейчас все такие умные. Это тоже один из уроков, которые я тогда получил. Деньги – идеальный товар.

В 1994 году мы с товарищем впервые попробовали организовать какую-то маленькую фирму. С бухгалтерией, мы даже налоги какие-то платили, что было очень большой редкостью. Получили, на минуточку, дистрибьюцию от Panasonic. Тогда в этом бизнесе было лишь несколько фирм: “НьюВинд”, фирма со странным названием “Яга”, ставшая в итоге “Фокстротом”, и наша компания, известная в узких кругах как “детский садик” из-за расположения офиса.

В 1996 г. компания распалась. Мы с партнерами разделили какие-то деньги и отправились в свободное плаванье. Дальше были смутные времена. Системно я ничем не занимался. Было несколько попыток организовать какой-то бизнес – начиная от торговли лесом и кафельной плиткой, заканчивая покупкой мельницы. Ничего толком не получалось. Если честно, у меня одного получается довольно плохо – нужен партнер.

Дальше история более интересная. Но прежде стоит сказать, что в том же 1996 г. я узнал, что есть такая странная вещь, как Интернет. Это был тот редкий случай, когда я позвонил всем своим знакомым, и мне никто ничего не смог мне объяснить, что это такое. В общем, я пошел подключился в Lucky Net, получил дискетку с браузером Netscape 2.0. Потом нашел объявление от некого Сергея Полищука (сейчас администратор сети UA-IX – прим. AIN.UA), что он ищет работу. Чем-то оно меня привлекло. Он тогда сказал, что знает об Интернет ВСЕ. Я не часто видел людей, которые утверждают подобное.

В общем, я три месяца платил ему зарплату, а он рассказывал мне, что из себя представляет этот самый Интернет. Мне было очень интересно. Однако, сделав простенькую модель в Excel, я понял, что денег там нет. Пока. Но, если темпы роста действительно сохранятся, то в 1999 г. что-то можно будет начать зарабатывать.

Потом с Полищуком мы расстались. Я занялся описанными выше бизнесами, а спустя три года получил от Сергея звонок с вопросом, не забыл ли я какой год на дворе. Был 1999 г. Время настало. Все показатели были точно в соотвествии с нашей таблицей.

Получается, что в те самые три года разного бизнеса Вы уже знали об Интернет, но не занимались им?

Им было бесполезно заниматься. Для понимания – в 1996 г. Полищук мне принес бумажку, из которой следовало, что в Киеве есть 156 прользователей Интернета. Я был номером 157. Хотя уже тогда было три компании, предоставлявших услуги, –  Lucky Net, Адамант и Global Ukraine. И как-то они между собой этих клиентов делили.

С чего Вы начали свой интернет-бизнес в 1999 г.?

Мы стали строить Digital Generation – провайдера второго уровня, небольшую компактную структуру, которая занималась приемом международных каналов и их перепродажей.

Все было на уровне искусства. Могу много чего рассказать. Начиная от того, как из “теплого пола” делать обогрев для спутниковой антенны, заканчивая тем, как написать программу, которая будет двигать антенну вслед за плохо висящим спутником, так как полоса на “хорошем” стоит в пять раз дороже. Помню, мы даже выкупали полосы на спутниках, которые были выведены из коммерческой эксплуатации, и всякими техническими ухищрениями добивались получения на них сигнала. Это была целая история.

Тогда же я познакомился с Павлом Блоцким (сейчас – генеральный директор Imena.UA, прим. AIN.UA). А легендарный Хайм Шапошник (тогда – Золотые Страницы Украины) познакомил меня с Евгением Уткиным, у которого созрела гениальная идея создать холдинг провайдеров.

Про контент тогда ничего слышно не было. Кто были эти чудаки, которые делали сайты, мы не очень понимали. В общем, мы договорились и стали делать провайдерский холдинг, в который я внес DG в качестве своей части.

Уткин привлек инвестиции, и мы начали “строить”. Купили Relcom, IPTelecom, потом была череда сложных корпоративных сделок. Какие-то проекты были удачными, какие-то нет. Что-то продавалось, что-то покупалось. В результате к 2003 г. все это перешло под контроль Optima Telecom, которая тогда была близка Привату. Все оказались свободными, в том числе и я.

На каких условиях расстались?

Сделка была сложная. Я благодарен Мотти Корфу и Велвелу Лозинскому из Optima –  они провели сделку, которую я считаю образцом. В таких вещах полностью юридически договориться почти никогда не удается, и очень многие вещи на самом деле держатся на честном слове.

В общем, Optima получила весь наш провайдерский бизнес. (Впоследствии все эти компании были объеденены под маркой “Вега Телеком” – прим AIN.UA).  А мы поделили деньги и разошлись.

Сколько удалось на этом заработать?

Ну скажем так: я получил меньше $1 млн 🙂

Хорошие деньги, но не миллионы. Провайдинг еще не был “большим” бизнесом?

В 2001 г. я был в США. В университете Орегона мне удалось пообщаться с одним из отцов-основателей Интернета. Узнав, что моя компания контролирует 30% украинского трафика (а в отличие от подавляющего большинства американцев, он знал географию и понимал, что в Украине живет 50 млн человек) и позадавав некоторые вопросы, он сказал, что если я продержусь еще пять лет, то буду мультимиллионером. Пять лет я не продержался.

В общем, я вышел из бизнеса. Но с условием, что не буду в течение трех лет заниматься ничем, что связано с доступом в Интернет.

Я организовывал разные компании. Какие-то стали успешными, какие-то нет. Много чего делал в оффлайне. В 1996 г., например, запустили в Украине бренд техники Supra. К слову, пару месяцев назад я вышел из него. У меня также есть неконтрольный пакет в большом дистрибьюторском аптечном и косметологическом бизнесе.

Кроме того, поскольку Интернет мне был по-прежнему очень интересен, контент был слабо развит, а куда-то себя применить хотелось, у меня оказались сервис хостинга MiroHost  и компания-регистратор доменных имен Imena.UA.

Которую Вы купили у Дениса Олейникова

Почти. Была фирма Mirotel, которой принаделжал хостинг MiroHost. Я был заинтересован в его покупке, но только вместе с компанией Imena.UA, с которой они находились то ли в дружеских, то ли в партнерских отношениях. Это они и договорились с Денисом о продаже, и я купил сразу две компании.

В интервью AIN.UA Олейников говорил, что за сумму, вырученную от продажи компании, тогда можно было купить 10 квартир на Русановке.

Может быть. Сделка была сложной. Условий, на каких Mirotel приобрел компанию у Олейникова, я не знаю. За 70% объединенной компании (Mirotel оставил себе 30%, которые я выкупил позднее) я заплатил примерно $300 тыс. К слову, в сделке принимал участие еще один партнер, который потом вышел. Это к разговору о том, что сделки почти никогда простыми не бывают.

Что из себя представляли компании на момент покупки?

Компания Imena.UA имела доход $6 тыс. в месяц. В MiroHost было три сервера. Работало в них приблизительно 8 человек. Большая часть моих знакомых, узнав о сделке, решили, что я сошел с ума. Но я покупал время. Можно было, конечно, запустить все с нуля, но мне очень не хотелось терять время. (Создание новой компании – это обычно два года.)

Компании окупали себя?

Это смотря как считать. В моем понимании были глубоко убыточными. Все зависит от того, как считать затраты. Ведь всегда можно пересесть из офиса в подвал. Поставить на один сервер 500 сайтов вместо 100. Иметь в офисе две телефонных линии вместо 10 и так далее. Дело в том, что прибыльность на тот момент меня не интересовала. Меня интересовало, что станет с этим бизнесом, если его последовательно развивать в течение 5-10 лет.

Какие успехи сейчас?

Imena.UA обслуживают порядка 150 тыс. имен. Это треть украинского рынка. В Mirohost – 25-30 тыс. сайтов. Точно сказать не готов, так как есть разница между сайтами и клиентами. Оборот компаний – около 30 млн грн.

Кстати, Imena.UA являются первым украинским регистратором доменов, получившим аккредитацию ICANN.

Как ее получить?

Там довольно сложная процедура аккредитации. Но если коротко: нужно подписать соотвествующий договор с этой организацией, подтвердить страховой депозит в $1 млн и строго следовать их правилам и процедурам.

Это инвестиция в имидж?

В три вещи. В имидж, но не первостепенно. Куда более важно – в знания, благодаря которым мы теперь умеем работать с международными реестрами, знаем, как все устроено. Это также длинная инвестиция в будущее. Кризис прервал наши планы, но мы по-прежнему надеемся выйти на зарубежные рынки. А там намного проще акредитоваться, если есть соотвествующий статус ICANN.

На чем, по вашему мнению, основан успех Imena.UA?

Мне этот вопрос раньше часто задавали по поводу DG и IP Telecom. Я, к сожалению, не могу на него ответить. Не потому, что это секрет. Ответ заключается в следующем. У вас есть пять лет. В это время вы принимаете 150-200 важных решений. Секрет только в том, какой процент этих решений хороший, а какой – плохой. Нет ни одного “главного”, которое определило судьбу Imena.UA, нет даже десяти таких решений. Это как спросить, каким ходом вы выиграли шахматную партию.

Я не хочу говорить банальности или скатываться в саморекламу. Есть такие сложноуловимые вещи, как корпоративная культура, ценности, этика и так далее.  Я считаю, что все находится в этой плоскости. Что в голове у людей. Мотивы важны иногда больше, чем сами действия.

Я стараюсь объяснять сотрудникам, что главное – это любовь к пользователю. Просто разные люди понимают под этим понятием разные вещи. Например, если позволять ребенку абсолютно все, это совсем не значит, что ты его любишь. Любовь – она и в том, чтобы не позволять делать глупости. Это очень емкое понятие. Не о том, что можно все. Не о том, что клиент всегда прав. У нас нет такого слогана. У нас есть другой: мы всегда на стороне клиента.

Смотрите. Половина всего времени нашей службы поддержки тратится на споры с пользователями о том, почему они должны писать заявления от руки и высылать скан паспорта при некоторых операциях с доменами. Клиенты апеллируют, что в других компаниях нет этой “бумажной волокиты”, и домен можно передать другому человеку, написав обычный e-mail. С другой стороны, если мы перестанем это требовать –  сэкономим примерно половину средств, затрачивамых на техническую поддержку, а это огромные деньги. Почему же мы создаем “проблему” и себе, и клиенту? Причина лишь в одном – безопасность клиента. Просто мы как профессионалы знаем много способов потерять контроль над почтовым ящиком. И как следствие – рано или поздно таким способом у кого-то украдут домен. (И такие попытки происходили неоднократно.) Это то, что мы называем заботой о клиентах. Даже если они с тобой ругаются и угрожают подать в суд.

Еще одна ремарка. Первое, что я сделал, купив компании, – перевел их сайты на обычные клиентские хостинговые пакеты. Вы должны сами потреблять то, что производите. Сейчас, конечно, наши сайты уже на выделенных серверах – в силу размеров, но эти сервера ничем не отличаются от тех, которые мы предоставляем нашим клиентам. То есть, все наши компании потребляют разные наши услуги ровно в том виде, в котором они доступны для клиентов.

Это и есть объяснение того, почему у вас домены стоят больше, чем в среднем по рынку?

Обьяснение простое. Люди хотят двух вещей – сервиса и уверенности. Им все равно, стоит домен 86 или 68 грн. Это глупость. В разумных пределах это не имеет никакого значения. Один из “секретов” в том, что мы давно не продаем домены – мы продаем сервис и надежность. И это то, за что люди с удовольствием готовы платить чуть-чуть больше.

Аналогично и с хостингом? Там тоже услуга дороже, чем в среднем по рынку.

Не согласен. Я считаю, что хостинг этого качества вы даже за такие деньги на рынке не купите сегодня. Например, даже самый дешевый виртуальный пакет в MiroHost обеспечивает почти мгновенную отдачу вашего сайта.

Я раньше этого не понимал. Зачем нужно, чтобы сайт отдавался быстро. Какая разница, отдается страница за 0,5 секунды или за одну? Для пользователя это не заметно. Но, например, играет колоссальную роль для поисковых машин.

Быстро отдавать страницу – намного больше затрат. Если я соглашусь на то, что страницы клиентов будут отдаваться в три раза медленней, то смогу в 3-4 раза сэкономить на оборудовании.

И таких нюансов существует миллион. А в общем все то же самое: сервис, качество и надежность в обмен на разумные деньги. И вообще мне кажется, что в современном мире людям часто нужны не самые дешевые услуги. Ведь многие услуги в базовом варианте можно найти даже бесплатно. Мне кажется, что сейчас людям нужны надежные услуги – в том смысле, чтобы, однажды заплатив, про эту вещь можно  было забыть, экономя таким образом очень дорогое собственное время.

Рассскажите, зачем в Вашем холдинге есть вторая хостинговая компания GigaHost и вторая доменная – iName.UA?

GigaHost был запущен в 2008 г. Он входит уже в 20-ку крупнейших хостинговых компаний и, думаю, очень быстро войдет и в десятку. Там сейчас пару тысяч клиентов. Этот проект ориентирован на другую нишу. Он для тех, кому не нужна техническая поддержка, но нужно качество MiroHost. Я бы сказал, что это предложение для тех, “кто понимает”.

С iName ситуация сложная. Он достался нам практически случайно. Любомир Гайдамака, его основатель, несколько лет назад сдал нам компанию в управление. Он тогда решил заняться другим бизнесом. Доменный тогда больших денег не приносил, и он попросил нас “присмотреть” за компанией. Потом же случилось так, что ему срочно понадобилось ее продать. Мы выкупили IName, но руководствовались скорее человеческими отношениями, чем бизнес-логикой.

А проекты между собой не конкурируют?

По хостингу перетекание есть, но в очень маленьких масштабах. С доменами ситуация сложнее – конкуренция таки есть. И мы все же планируем их объединить под брендом Imena.UA. Последний год мы готовим их к слиянию. Для понимания – iName занимает по разным зонам 2-3 место на рынке.

Несколько более детальных вопросам по услугам. Какие у вас планы относительно “облачных” сервисов? Что-то наподобие Amazon S3 не планируете предоставлять?

Пока думаем. Ведем исследования. Реальных запросов пока мало. Важно понимать, что использование облачных сервисов требует изменения некоего образа мышления людей, которые делают сайты. Люди привыкли к дому, что у них есть два вида памяти – диск и ОЗУ. На облачном же есть три – ОЗУ, быстрый, но маленький диск и беконечно большой, но медленный диск. Используется разная архитектура, в том числе самих сайтов.

Многие также интересуются, почему Вы не показываете в whois доменов информацию о их владельцах?

Все немного не так. Есть несколько измерений. Первое – whois privacy. Это когда клиент жестко не хочет, что бы его данные появлялись в открытых источниках. Таких клиентов где-то 10%. В таких случаях везде будет написано Imena.UA – это похоже на доверенность, это право клиента. Важно понимать, что речь только о просмотрах через whois. Это не полная анонимность. То есть, например, уполномоченный государственный орган получит от нас информацию о владельце любого доменного имени. Но просто так зайти “с улицы” и посмотреть – нельзя.

Другой случай, когда в административных контактах указано Imena.UA, а внизу в описании – имя клиента. Это сделано по техническим соображениям – так удобнее работать с доменом. Причина такого явления в том, что украинская база whois не содержит поля OWNER-C, куда вписывают имя владельца. Административный контакт и контакт владельца – вещи разные и должны быть раздлены.

Кроме того, в поле ADMIN-C в Украине не находится имя владельца. Там размещен некий UANIC, который представляет из себя запись в другой базе данных. И эти две базы (whois и uanic) имеют совершенно разные юридические статусы. Первая – открытая и принадлежит интернет-сообществу, а вторая – компании “Хостмастер”, и они могут делать с этими данными все, что хотят. Передавать клиентские данные третьей стороне, при том, что она никаким образом не несет отвественность за их использование, мы не будем. Больше того, с 1 января это будет незаконно – в силу входит закон о защите персональных данных.

Но в любом случае мы, как всегда, на стороне клиента. И как только клиент просит поменять режим отображения информации (напрмер, поставить его контакты), мы делаем это незамедлительно. Но в этом случае пользователь предупреждается о возможных последствиях своих действий и берет ответственность на себя.

А какое Ваше отношение к кириллическим доменам?

Это придумали не мы, а ICANN. Если бы решал я – я бы не придумал. Но нам придется жить с этим решением. С потребительской точки зрения – ценности они особой не представляют. С точки зрения бизнеса – их надо регистрировать, и как можно больше, иначе бренды захватят сквоттеры.

Было бы странно, если бы владелец компании регистратора советовал не регистрировать…

На самом деле я долго именно так и советовал. Но, наблюдая последнюю статистику, я вижу, как имена перехватываются, сквоттинг очень жесткий. У нас есть множество заявок на третий этап регистрации. Уже сегодня понятно, что половина из них не будет удовлетворена – домены перехвачены. Эту кашу заварили не мы. Но такова реальность.

Вернемся к бизнесу. Как из Imena.UA и MiroHost появилась группа компаний “Интернет-Инвест”?

У меня есть много разных знакомых, которые хотели иметь свой интернет-бизнес. Иногда потому, что это было модно. Иногда в рамках диверсификации. Я, кстати, тоже люблю участвовать небольшими долями в бизнесе знакомых. Это позволяет иметь страховку. Это такой украинский споcоб. Если бы я жил в Америке, то, наверное, купил бы акции или положил бы их в банк.

Соотвественно, с разными друзьями мы делали разные компании и собрали “Интернет-Инвест”. Компании, которые в него входят, известны, есть также проекты на начальных стадиях, которые мы не афишируем.

А откуда появился сам бренд?

Imena.UA всегда юридически были ООО “Интернет-Инвест”. Мы от него не открещивались и раньше, просто не светили из маркетинговых соображений, чтобы не размывать бренд.

Что приносит больше денег – Imena.UA или MiroHost?

Когда как. Примерно одинаково.

Этими компаниями вы занимаетесь больше 5 лет. Поступали ли предложения о покупке?

Несерьезные поступают часто. Серьезных за все время было три. Одно было очень хорошее в 2007 г. Отказался из жадности, очевидно было, что компания быстро растет, думал, что через пару лет дадут больше :-). Теперь жалею. Тогда компанию оценивали, скажем так, существенно больше $10 млн. Но это цифры 2007 г. И хотя сегодня мы выросли раза в три, таких денег пока никто не предлагает :-).

Из-за кризиса нет адекватных предложений?

Не совсем так. Дело, как ни странно, в сочетании кризиса и безумной моды на интернет-инвестиции. С одной стороны, вследствие кризиса упали оценки всех стабильно работающих “классических” бизнесов. С другой – все очень похоже на 2000 год. Очередной пузырь, очередная истерика. А во время любой истерики дорожают не бизнесы, а надежды.  Такое правило. То есть в такое время гораздо проще продавать перспективы и будущие показатели, нежели реально прибыльную компанию.

Когда все хотят покупать интернет-компании, большинство хочет купить будущее, т.е.  слова. В 90% это будущее никогда не случится. Но в момент истерики именно слово продавать выгоднее, чем стабильный работоспособный полноценный бизнес. Таким образом, складывается парадоксальная ситуация. Когда, с одной стороны, оценка может быть меньше пяти годовых прибылей, с другой – часто глубко убыточные компании оцениваются в нереальные деньги. Т.е. я не думаю, что в ближайшее время нам предложат хорошие деньги.

Полагаю, что если мы в течение трех лет никого не пустим в холдинг, то нам останется лишь один путь – IPO. Начиная с какого-то момента экономически не выгодно пускать инвестора напрямую.

Поговорим про “Ашманов и Партнеры – Украина”. Как в вашем холдинге появилась эта компания?

Игорь Ашманов приехал на iForum. Меня с ним познакомила Ольга Величко (руководитель департамента регионального развития компании “Бегун” — прим. AIN.UA), и мы поехали обедать. В конце трапезы у нас и родилась идея сделать совместное предприятие. Там мы сразу обо всем и договорились. Заняло это даже не 15 минут, а 5. После чего приехал директор “Ашманов и Партнеры” Александр Смирнов со словами “Вы тут, конечно, договорились, но я-то все должен расхлебывать”. В общем, потом мы все оговорили более детально и какие-то вещи формализовали.

У российской “Ашманов и Партнеры” в украинском бизнесе 26%. Это вызвано тем, что наш рынок представляет для Ашманова небольшой интерес?

Игорь Ашманов отлично говорит сам, и о его интересе к украинскому рынку лучше спросить у него самого. Я же руководствовался тем, что нам нужны были знания и технологии. Ну и в очередной раз не хотел тратить два года на изобретение велосипеда.

Почему тогда не купили кого-то из существующих игроков?

Не нашел интересный объект. В этом бизнесе все делится очень жестко на два слоя. Один – интуитивный. Делаем – сайт продвигается. Но померять и понять, почему так происходит, – нельзя. Второй – очень технологичный. Где задействованы сотни  серверов и десятки программистов, существует полноценный инструментарий. Меня интересовало второе. Я бы сказал – промышленное решение. Им в Украине не обладал никто. Просто это инновационная область, и она требует исследований. В России же развитие этого бизнеса началось года на три-четыре раньше. А такой срок – разрыв в вечность для Интернета. Они очень опережают нас по знаниям. Не потому, что мы хуже. Просто так сложилось.

Получается, “Ашманов и Парнеры” – это скорее технологическая компания, а не маркетинговая?

Это полностью технологическая компания, оказывающая в силу своего огромного опыта консалтинговые услуги. Составляющей рекламного агентства – не больше 10%. Это моя внешняя оценка. Основные ресурсы затрачены именно на разработки. Можно же просто посмотреть, что было сделано: Новотека, Бегун. Антиспам Яндекса –  изначально “Ашманов и Партнеры”, потом они поменяли на свой. Технология искусственного интеллекта III.ru – это вообще мировой проект, там миллион пользователей. Вы только вдумайтесь: у него нет ни одного аналога в мире!

А что сейчас из себя представляет “Ашманов и Партнеры – Украина”?

Пока это стандарные продукты цифрового агентства – управление рекламными бюджетами, поисковое продвижение, комплексное продвижение, консалтинг. Размер клиента – от малого до большого.

Но есть ведь какие-то минимальные рамки? Есть мнение, что в “Ашманов и Партнеры” довольно дорого.

Наверное, с бюджетом меньше $1000 в месяц приходить не стоит. Но я думаю, что с таким бюджетом не стоит приходить и в другие агентства. Лучше заняться самому.

Компания была запущена в начале сентября. Какие первые итоги?

У нас чуть больше 10 клиентов. Работает 8 человек. Это все квалифицированные специалисты, поскольку административные ресурсы мы используем общие с “Интернет-Инвест”. Развитие соотвествует плану довольно точно. На самоокупаемость должны выйти по итогам декабря. Но у нас изначально высокая планка – большая затратная часть на специалистов. Это опытные оптимизаторы с рынка, которые прошли дополнительное сильное обучение в Москве.  Затраты на образование в “Ашманов и Партнеры” очень высокие. На него выделяется 20-30% всего рабочего времени. Вы много знаете таких компаний? Все это применимо и к украинскому СП, естественно.

Мы быстро вышли на передовую. Думаю, пройдет еще полгода, и мы начнем генерировать собственный продукт, свою технологию. Т.е. это однозначно будет больше, чем просто франчайзинг.

Ок. Давайте поговорим про другой проект – Mail.UA. Правда ли что в него вложено больше $1 млн?

Правда.

Довольны ли вы результатом?

Нет.

Расскажите, что сейчас происходит с проектом…

Он запущен. Есть много субъективных и обьективных вещей. Во-первых, кризис. Mail.UA должен был “сьесть” миллион быстрее. Если говорить в терминах планирования, то мы сейчас находимся в точке, которая должна была быть достигнута в 2008 году, а  рынок, как вы понимаете сейчас, другой. Во-вторых, какие-то наши просчеты. Мы учились. Мы сразу рассматривали его как рисковый проект. Изначально ведь идея конкурировать с Gmail немного сумасшедшая.

Сейчас проект представляет из себя хорошую функциональную почту, которая медленно и стабильно набирает клиентов. Пользователей можно считать по-разному, но если говорить о действительно активных – их уже больше 100 тыс. В ближайшее время мы планируем запуск платного корпоративного сервиса. Собственно, за счет этого мы изначально и планировали монетизировать проект.

Окупить миллион долларов – задача не простая. Но, думаю, мы все же его окупим и заработаем. Просто не так быстро, как планировали.

У нас также есть англоязычный клон Umail.net – аналогичный проект для западного рынка. Мы запустим корпоративные сервисы и там. Для понимания – темп роста аудиториии там выше, чем в Украине, раза в два.

Поговорим про UA-IX. Вы давно являетесь членом правления ИнАУ и были причасны к созданию украинской точки обмена трафиком. Расскажите про нее.

Точка обмена трафиком UA-IX была создана в 1999 г. и последовательно решала все задачи, которые на нее возлагались. Прежде всего нужно было снизить себестоимость трафика и улучшить связность украинского сергмента Интернет.  Когда эта задача была решена, это сильно повлияло на развитие локального контента. Если бы не было точки обмена, думаю, многие украинские сайты задержались бы в развитии на пару лет. Дальше началось бурное развитие внутриукраинского контента, что еще более снижало долю зарубежного трафика у конечных потребителей. И в конечном счете, появление UA-IX сильно удешевило и доступ в Интернет. Следующей задачей было повышение надежности работы украинского сегмента Сети. Сейчас эта задача активно выполняется. И я думаю, что это будет способствовать проникновению интернет-технологий в области, чувствительные к таким показателям, как время простоя и вероятность отказа.

Удивительная вещь, на самом деле. Это полностью некоммерческая штука. Для меня это приз. Приятно знать, что ты был одним из ее основателей. Если говорить о масштабах – это пятое место в Европе по обьему проходящего трафика. А в Европе, не забывайте, есть Лондон. Франкфурт, Москва и другие очень известные точки обмена трафиком. Сейчас через UA-IX проходит 250 Гигабит в секунду.

В мире есть несколько моделей работы точек обмена. Наша была выбрана в виду того, что обеспечивает наиболее быстрый рост трафика при условии плохоразвитой инфраструктуры в стране. В 1999 г. “проводов” было очень мало. В принципе, это преимущество актуально до сих пор, и, думаю, будет актуально еще пару лет. Потом, возможно, произойдет смена модели.

А какие задачи UA-IX решает непосредственно сейчас?

Ровно такие же. Как провайдерам между собой взаимодействовать? Ваш доступ везде в конечном итоге упирается в эту инфраструктуру. Только теперь все это множится на бурно развивающиеся видеосервисы. А в ближайшем будущем – еще и на бурное развитие скоростного мобильного сегмента.

Не имеет ли смысл делать локальные IX по Украине?

Этот вопрос поднимался неоднократно. Есть много мнений по этому поводу. Ответ нескольких конференций, которые мы собирали оп этому поводу, – пока нет. Это “пока” в хронической стадии, и, думаю, что “да” не настанет никогда. Один из сильных аргументов заключается в том, что UA-IX не должен конкурировать с компаниями-членами сети обмена трафиком. А один из их бизнесов – доставка трафика в регионы. Здесь важно понять, что UA-IX – самоорганизующаяся структура. И те или иные решения появляются не потому, что этого захотел “кто-то”, а потому, что этого хочет большая часть участников сети обмена.

Кроме общественной деятельности в ИнАУ, руководство “Интернет-Инвестом”,  Вас также называют инвестором. В каких еще проектах у Вас есть доли?

Сейчас я являюсь инвестором в четырех независимых интернет-проектах. Один ориентирован на украинский рынок полностью. Другой использует нашу страну как стартовую платформу. С двумя другими мы окончательно не решили.

Назвать могу лишь Kabanchi.com (сейчас запущена бета-версия, основная версия будет на другом домене), остальные мне бы не хотелось пока афишировать. Это такой себе процесс женитьбы, который по обоюдному согласию. Соотвественно, разглашение этих вещей тоже должно происходить по договоренности, а этого мы пока с партнерами не обсуждали.

Вы выступаете бизнес-ангелом? О каких суммах идет речь при инвестициях?

Все немного сложнее. За моей спиной также скрыта группа людей, которые хотели бы инвестировать в Интернет, поэтому суммы могут быть совсем разные. Мы бы могли привлечь довольно много денег, в том числе и из-за рубежа, но, к сожалению, в Украине сейчас не очень много команд, способных сделать по-настоящему качественный проект.

Какие проекты интересны для инвестиций?

Все очень индивидуально. Но вообще, я считаю, что сейчас мы находимся в моменте зарождения нового мира, новой экономики. Он требует новых подходов и в инвестициях. Вкладывать средства нужно в людей. Проекты, как это ни странно, имеют второстепенное значение.

Сегодня гораздо интреснее понять, не какие проекты выстрелят, а какие люди. Это похоже на издательство литературы, где “ставят” скорее на писателей, чем на произведения.

Несколько вопросов про рынок. У нас многие обсуждения упираются в объем рынка интернет-рекламы. Во сколько Вы его оцениваете?

Я слышал разные цифры. В основном называют $25-30 млн на этот год. Уверен, что это сильно завышено. Лично я не верю в цифру больше $20 млн со всеми натяжками. Это все вместе – и баннерная, и контекст, и нестандарты.

Столь малые цифры можно объяснить новизной инструмента. Методология измерения рекламы развивалась несколько десятилетий. В условиях, когда доминирующим носителем был телевизор. И очевидно, что эффекты от ТВ-рекламы люди научились мерять за 50 лет. Про Интернет сказать этого пока нельзя.

Самая обсуждаемая тема прошлого месяца в Уанете – налоговая реформа. Что Вы про нее думаете?

Очень кратко. Несколько коротких мыслей.

Первое. Налоговая система не может быть построена по отраслевому признаку. Нельзя давать преференции каким-либо отраслям.

Второе. Облагать надо потребление, а не прибыль. НДС – “мертвый “ налог, годный только для экономики старого типа. А для экономики знаний, где львиная доля себестоимости – это зарплата, НДС непригоден совершенно. (Кстати, я думаю что в развитых европейских странах его скоро отменят, а в США его не было никогда.)

Третье. Налоговый кодекс, по которому будут жить предприниматели в этой стране, не может быть размером в 600 страниц. Он должен быть размером, доступным для прочтения и осознания средним предпринимателем. Иначе он работать не будет в принципе. Т.е. это бесполезный документ.

Писать кодекс должны профессионалы, которые понимают экономику в целом, а оценивать их работу могут представители отраслей, но никак не наоброт. Критерий оценки заключается в том, что если 90% отраслей скажет, что все хорошо, – значит это может быть хорошо. Но не факт. Шанс есть. А вот даже если 30% говорят, что все плохо – это точно плохо. Нельзя выбросить 30% экономики. Даже 10 нельзя.

Ну и последнее – налоговая система Украины раньше занимала 181 место по прозрачности администрирования налогов в мире из 183. С этим налоговым кодексом оно займет 183 с колоссальным отрывом.

Сила в простоте. Я уверен, что в ближайшие пять лет мы увидим колоссальные изменения в европейском налоговом законодательстве, связанные с появлением пост-индустриальной экономики и Интернета. Часть из них давно произошли в США, а в части они даже не нуждались, поскольку изначально их система была более правильно устроена. Информационная экономика появилась в США именно поэтому. А люди, которые писали наш кодекс, к сожалению, об этом даже ничего не слышали.

Кем Вы себя скорее ощущаете – инвестором, менеджером, предпринимателем?

Предпринимателем. Только не менеджером. Менеджер из меня ужасный.

В предпринимательстве же важно то, что я легко нахожу решения и выходы из многих ситуаций, а также часто вижу, как из чего-то совершенно обыденного можно сделать деньги (отчасти это врожденное, отчасти – из опыта 90-х).

Какому из Ваших проектов вы уделяете больше всего времени? Как в целом выглядит Ваш рабочий день?

Для всех проктов я скорее консультант. Я не занимаюсь оперативным управлением. Я много знаю и могу много чего рассказать. Сейчас, естественно, больше всего времени у меня занимает “Ашманов и Партнеры”. Было бы удивительно, если бы было иначе.

Да и все интернет-направление занимает большую часть времени. Ведь мы сами выбираем, чем нам заниматься. В деньгах же это пока не так. Дистрибьюторский бизнес все еще приносит больше всего этого интернет-направления, вместе взятого.

Инвестор не должен управлять. Это первое, что сильно помогает. Второе – во многих компаниях я младший партнер, тоже не управляю. Только когда нужно решение, которое требует всех акционеров, но это редко.

Типичный рабочий день обычно представляет из себя 3-4 встречи и 2-3 часа работы в офисе. Просыпаюсь я поздно. Последовательно и убежденно являюсь идеологическим противником всех этих принципов тайм-менеджмента. Но важно понимать, это это касается только руководителей определенного уровня и определенного психотипа.

Правда ли то, что Вы почти не пользуетесь электронной почтой?

Правда. Мое любимое средство коммуникации – телефон и SMS. А в последнее время мне очень нравится twitter. Почти любую проблему можно уложить в 140 символов. Если заранее не давать людям возможность писать больше, они будут писать по делу.

Каких приципов в бизнесе придерживаетесь?

Ответ будет очень банальным: самый простой и самый действенный принцип – это честность. С собой, с сотрудниками, с партнерами, с клиентами. Это очень важно в бизнесе.

Вы заработали первые деньги в 90-е. В совсем другое время. Каково Ваше мнение о текущих реалиях с точки зрения заработка?

Дело в том, что слово “заработать” происходит от слова “работать”. Это первое, что нужно понять. Никакой Интернет не может изменить происхождение этого слова. Легко или сложно сейчас? Чем больше людей думают, что это сложно, тем легче это сделать. Я думаю, что возможностей и сегодня предостаточно.

Я зарабатывал первые деньги долго и тяжело. Сейчас, мне кажется, это сделать немного проще. И Интернет, кстати, дает для этого много возможностей.  Я не говорю о том, что можно в один день стать миллионером или милиардером. Но если проявить определенное упорство и изобретательность, то сейчас время, мне кажется, ничуть не хуже, чем в 90-х, а в чем-то – даже лучше.

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Также подобрали для вас

загрузить еще

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

62 комментария

по хронологии
по рейтингу сначала новые по хронологии

отличное интервью!

Классное интервью!

Отличное интервью! Давненько не читал ничего с такими четкими и грамотными ответами! Спасибо.

спасибо за интервью. очень интересно.

Присоединяюсь! Не знаком близко с Ольшанским, но догадывался, что он человек интересный. Теперь убедился в этом окончательно 🙂

Спасибо за материал, Артур!

Артур - спасибо за Вопросы 😉
Александр - огромное спасибо за такие ответы !!!

Не хочется писать еще один коммент "Отличное интервью", но так и есть — и вопросы грамотные и ответы интересные.

Супер. Ответы профессионала доступные обывателю 🙂

Да, интервью получилось наотлично 🙂
Сравните с Санденом (на секунду)

Хорошее интервью, понятно, что не зря Александр сегодня был назван человеком года 2010 в уанете http://watcher.com.ua/2010/12/21/5-lyudey-yaki-naybilshe-vplynuly-na-rozvytok-uanetu-v-2010-rotsi/

Спасибо за интервью! Получил массу удовольствия!

Спасибо! Интересный материал.
Подправьте, пожалуйста, опечатку "whois не содержит поля WONER-C" - нужно OWNER-C

та ошибок было допущено достаточно, но суть дела не в этом. Интервью на 5 балов.

Много толкового текста, что редко. Отличное интервью

хорошое интервью... по стилу напоминает Тинькова ....

ага, только Тиньков работает в другой плоскости бизнеса.

История Александра чем-то напоминает историю Олега Тинькова, начинавшего в 90-х. В самом начале нужно включать Цоя "Перемен, мы ждем перемен", чтобы ощутить всю прелесть тех лет.

Артуру спасибо за интервью, интересно, даже в сильно урезанном варианте.

Автор

Он не сильно урезан, убрали мелочи, на самом деле. Все основное оставили.

Еще одно спасибо за интервью, обоим 🙂 Когда хорошо, очень приятно написать, что это было хорошо. Тем более что конкретно это было очень хорошо.

Давно с таким наслаждением не читал так многобукаф. Хорошая работа 🙂 Аплодирую стоя 🙂

Не буду оригінальним, інтервью дійсно цікаве.

P.S. Так і не побачили відповідь на найпопулярніше питання користувачів АІНу: http://ain.ua/2010/11/24/37010#comment-101828985

хорошое интервью! спасибо

Мы стали стоить Digital Generation

Автор

спасибо

Не понимаю, как можно было потратить 1 лям на mail.ua

Наверно каждый читающий задал бы этот вопрос.)

Просто было что тратить

Автор

Ну честно же говорит, что не особо довольны и был эксперимент.
Мась - новый осваиватель бюджетов уанета 😀

то, что недовольны это понятно, непонятно, как можно потратить такую сумму

по своему опыту: железо, офис, зп разработчиков - все это достаточно небольшие деньги, в сравнении с этим лямом, маркетинга там не было, остается вопрос - куда ушла вся остальная сумма?

просто "по делу" ее невозможно физически потратить

Alex, не путай теплое с мягким. Ты тратишь свои деньги, люди тратят чужие. Кто-то без толпы разработчиков не может жить, он заходит в офис, и в офисе пусто... ему не хватает всех этих моделей, графиков, схем, документирования кода, люди-профессионалы пытаются все предусмотреть, везде заранее подставить костыль, запастись оборудованием, чтобы справиться с будущими миллионами посетителей, они не понимают, как может делаться проект без менеджера, без системного архитектора, без разделения задач по серверам, без мониторинга, без смены, а кто-то просто залетает в офис с утра, говорит, что и где скачать и поставить на единственный тазик, стоящий под столом, сам верстает интерфейс сервиса, после чего смотрит, пошлО ли или не пошлО. Если пошло, раздает всем напильники, самый большой забирает себе и все пилят, но не бабло, а сервис.

PS.
все совпадения случайны. Сообщение безличное и не содержит наездов ни в чью сторону.

зарплата программистов за три года, если по 20.000 в месяц (небольшая сумма) то выходит 720 тыщ
так что миллион это на таком периоде сумма не шибко большая 🙂
но это будем говорить цифры с потолка

А шо робила стая програмістів три роки, що нічого не зробила?

А что вы хотели спросить на самом деле?
Стая программистов (как всегда бывает) боролась с искусственно созданными трудностями.
Это стандартный ответ, но он всегда верен.

20 штук баксов в месяц на зп программеров???
их там что 8 человек сидело с зп $2500 на протяжении трех лет?

или же в интервью ошибка и потратили лям гривен, тогда это выглядит еще правдоподобно, а не баксов, или же сумму специально публично завышают, непонятно только для чего, вариант "освоили" не сильно правдоподобен, т.к. я примерно знаю, как Ольшанский относится к тому, как надо тратить свои деньги и вряд ли он был бы в восторге, если бы его откровенно кинули

Ольшанский сам все тратит, ты правильно понимаешь
Но имхо, ты далек от реалий зарплат современных программистов?
Их конечно не всегда сидело 8, количество итоговое сотрудников в пике было ближе к 20, а сейчас их человек 16.
Но есть же затраты на офис + 150 тысяч уе. стоит только серверное железо (оно простаивает пока, но все же)

В итоге лям гривен только железо стоит.
Кстати домен стоил сотку (еще один лям гривен).
Что-то я тебя не пойму, где ты видишь тут завышение?

Я видимо не от мира сего. Или вы там не от этого мира были. Не знаю.

У нас почту написали два программера за три месяца. Потом только небольшие тюнинги были. Даже сейчас все железо, на котором работает весь портал, не стоит 150 тыс.. Нафига вкапывать бабло в железо, которое с каждым месяцем простоя дешевеет?

Какие ты говоришь современные реалии в ЗП программеров? Много ли ты знаешь людей, которым можно платить выше 2.5к?

Офис по $40 за метр, шизонутся. Мы первый год снимали трехкомнатную квартиру за 1К в месяц.

Первый год у нас было 4 программера и два дизайнера. Сейчас 6 программеров и 4 дизайнера, и то два новых дизайнера новички, только второй месяц работают. При этом у нас портал, холдер и фокус.

Леша, ты конечно извини, но с такими раскладами я бы никому не советовал бы идти на твои курсы по стартапам.

Кстати, если ты заметил, в интервью Саша сказал ровно следущее "Мы должны были съесть миллион быстрее". Я знаю, что он имел в виду. Да, у него действительно была идея потратить миллион за год. А полчилось за три года.

Правильно поставленные цели - залог успеха. Мы составили бизнес план, по которому запускались в мае и выходили на прибыль в ноябре, взяли бабло в кредит и рвали жопу, чтобы выполнить этот бизнес план. Мы каждую копейку затрат считали золотой, т.к. нам нужно было все потом отдавать.

У нас была цель - минимальными деньгами в максимальные сроки выйти в прибыль.

Почему Ольшанский ставил другую цель, я не понимаю.

Когда ваша команда ушла из Бигмира, то от капитализации Бигмира (тогда миллионов 10-20) откололся один миллион (в итоге сейчас для Джеда потеря даже в 5). На этот миллион и был создан I.ua
Ты так не считаешь?
Джед тоже мог ставить свои цели, но оказалось, что вот оно как.

С принципами - согласен.
Почему Ольшанский ставил другую цель, Леш, даже я не понимаю, ладно ты.
Хотя нет, объяснение у меня есть, но Саша просил его не озвучивать 🙂 ну сохраним как корпоративную тайну. Но хозяин барин, так как Саша руководит даже оперативной деятельностью компании. И он изначально хотел этим заниматься, хотя имхо, напрасно.

Ничего с нашим уходом от бигмира не откалывалось. Мы оставили рабочий проект, который просто надо было развивать, а не убивать, нанимая поляков, которым важно было не то, чем они занимаются, а то, сколько им за это платят.

Ошибка Джеда - только с нашим уходом он стал понимать цену кадрам. Так после нашего ухода некоторые сотрудники, которые были намного ниже нас по уровню, начали получать в 3-4 раза больше денег.
Вторая ошибка - привлекать иностранцев. Один поляк угробил печатный бизнес, второй, нанятый по приглашению первого, угробил бигмир. При этом о первом я предупредил Джеда, еще работая в бигмире, что он все ему испортит.

Так что капитализация бигмира и все потери Джеда, это только его личная вина.

Ну, а то, что опыт и умение нашей команды ты оцениваешь в лям баксов конечно приятно, но на бутерброд это не намажешь.

В смысле на бутерброд не намажешь? Вы не заработали лимон денег?
То есть вас недооценивают?
Или вы ждете просто капитализации i.ua и с продажи планируете заработать?
Или деньги вас не волнуют.

Уж ваша то команда точно должна несколько лямов на всех заработать (имхо).

Джед СВОИ деньги заработал и забрал. Если бы у него были другие (более высокие) цели, он бы их воплотил в жизнь.

Я на коленке умею строить проекты.
Если бы из Mail.ua ушла команда, то они тоже могли бы поднять почту почти бесплатно в однокомнатной квартире.
По поводу трат - это к Саше больше, чем ко мне.
Задай ему вопрос, может быть (в чем я сильно сомневаюсь) он ответит.

Я бы рассказал, как все было на самом деле. :)) Но мне совесть не позволяет.

про интеллектуальные технологии: Александр видимо просто не хочет сильно углюбляться в тему, да у нас в принипе никто не выводил в ком основу такое, но разработки на уровне "еще чуть-чуть и все готово" уже давно есть. Системы принятия решений и экспертные системы в теории уже давно обсосаны до костей - просто нужна команда и пару теоретиков, которые это внедрят, а если без теоретиков, то можно опенсорс взять и допилить.

про "буремні 90-ті" понравилось

Интервью очень классное! Рад за таких людей, у них есть чему поучиться!

"Какому из Ваших проектов вы уделяете больше всего времени? Как в целом выглядит Ваш рабочий день?

Для всех проктов" << подправьте опечаточку )

Какой у Александра твиттер? Дайте пожалуйста ссылку.

так как 5 человек зафоловило, то вероятно это не секрет
поэтому раскрываю :))

Автор

Леша, я раскрыл на сутки раньше в твиттере:)

И за сутки с твоего твитера только 5 зафоловило? 🙂
хотя нет, это ж Сашины фоловы, его фоловят 50

Но зная Сашу, он же писать туда не будет
И я это знаю независимо от того, что по этому поводу думает сам Саша.
Саша пишет СМС :)) а Твиттер был для примера.

Автор

50 заволовило, да:)

Очень интересно почитать в деталях.
Немного не хватает провокационных вопросов, типа: "Что будет делать администрация imena.ua в ситуации, аналогичной Wikileaks"

Спасибо за интервью, несмотря на "много букафф", читается на одном дихании.

Отличное интервью!!!! Браво!!!

Интересно, почитал с удовольствием!

Профессиональный бизнес для понимания.
После прочтения появились позитивные эмоции и желание работать.

Интересно было почитать четкие цифры. Комментарии тоже неплохие 🙂 Спасибо.

Так что в первую очередь нужно работать, а после будет результат.

одно радует не смотря на то что участники сделки в Инфосторе все отрицают Ванька таки наконец разбогател за счет Ольшанского))  Хоть я и попал на 1000 с винтами для серверов благодаря ему.

Автор

Поиск

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: