AIN.UA » Лучшее, СтартапыАндрей Хорсев, 908.VC: «На PowerPoint-презентациях люди сегодня поднимают сотни тысяч долларов»
EN

Андрей Хорсев, 908.VC: «На PowerPoint-презентациях люди сегодня поднимают сотни тысяч долларов»

1824
42

О том, как бывшая днепропетровская веб-студия 908 стала продуктовой компанией, начала заниматься инвестициями и открыла офис в Сан-Франциско, мы поговорили с ее совладельцем Андреем Хорсевым.

Не раз слышал мнение, что Андрей Хорсев — это выскочка из Днепропетровска, который возомнил себя венчурным инвестором. Как ты можешь прокомментировать такие заявления?

Это правда.

Говорят у вас довольно необычная компания…

У нас нет маркетологов, но есть евангелист — Настя. Менеджеров у нас тоже нет, конечно. Когда мы чувствуем, что нам нужно что-то “менеджерить”, мы сегментируем наши продукты. За каждый продукт отвечает его владелец (Product Owner), от него всегда можно получить однозначный ответ на любой вопрос о продукте.

Продукты я понимаю в широком смысле. Это и сама по себе 908, и мероприятия (например Hackers&Founders, которую мы делаем вместе с DOU), и наши Funky Fridays, и, конечно, продукты для масс-маркета: Audiko, Klumba, JustShareIt, Picrolla и другие.

Во что-то мы инвестировали, что-то разработали сами. Но в любом случае, мы стремимся сделать из наших инвестиций smart money, т. е. участвовать в работе над продуктом.

Я верю, что знания, грамотный бутстраппинг и ангелы будут доминировать над венчурами в ближайшем будущем и станут диктовать свои правила.

Раньше вы были веб-студией, а потом переквалифицировались в продуктовую компанию?

Да, мы реинвестировали деньги заработанные сервисным бизнесом в разработку своих продуктов. На это ушло где-то семь лет и десяток неудачных стартапов.

Бизнес веб-студии — это обычно низкомаржинальное мероприятие. Каждый проект — начало с чистого листа. Масштабировать его достаточно сложно. На всё СНГ есть одна студия №1 и куча сочувствующих молодых ребят.

Мы всегда считали бизнес веб-студии средством для запуска собственных продуктов. Я вообще это полноценным бизнесом не считаю. Бизнес — это то, что можно повторить, “заскейлить”. Но если денег нет в принципе… На тот момент это был шанс их заработать.

Как произошла трансформация? Вы начали выделять часть времени на первые проекты?

Да, мы старались выделять людей, пятницы и свои выходные. А также мы пробовали внедрять функциональность в клиентские проекты вне ТЗ. Естественно, не в ущерб продукта. Проверяли различные гипотезы, технологии.

А с каких продуктов начали?

Например, был такой проект — Tested (его придумал мой партнер по 908 — Алексей Иванкин), фактически первый коллективный блог в Украине. Но делали мы его для Днепропетровска. В его рамках мы провели первый в Восточной Европе флеш-моб (тогда был бум и это был интересный опыт). Потом мы этот проект забросили из-за узкой тематики.

Сделали cup.tested.tv, посвященный чемпионату по футболу. Вели текстовые трансляции, выкладывали видео голов с задержкой всего в пару минут. Вообще-то было неплохо, но когда чемпионат закончился, мы решили трансформироваться в общеновостной ресурс и все поломали.

Какие еще были неудачные продукты? Ты говорил, что их десяток…

Я называю самые объемные с точки зрения разработки и аудитории, но даже о них никто не знает, что уж говорить о более мелких. У Zynga, Rovio и многих других тот же путь. Почти никто не знает, что было до Angry Birds и “ферм”. Мы экспериментировали в разных направлениях, делали софт для шифрования дисков, java-игры, на флэше какие-то игровые штуки, социалку сделали для сухариков “Флинт”, тоже интересный опыт.

А что самое удачное? Audiko?

Самое удачное еще впереди. Но первый проект в котором мы начали формироваться как продуктовая компания был Audiko, но он сам тоже был скоплением фэйлов. Например, когда мы получили первое серьезное паблисити, у нас взорвался дата-центр и мы почти неделю не видели свой проект. До сих пор удивляюсь как он выжил.

Взорвался?

Да, большая авария в The Planet была, тогда много пострадало. Что-то с электричеством.

Расскажи кратко про Audiko

Рынок рингтонов — очень специфичный и конкурентный. Нам этот проект дал возможность развивать другие продукты. Сейчас он находится в стабильном состоянии, т.е. практически не растет, но и не умирает. Ситуация видна тут. По мере возможностей мы уделяем ему время, но сейчас для нас приоритетны новые направления. А Audiko — это наш первый учитель. Он рассказал нам как зарабатывать деньги. Мы делаем 15 000 рингтонов в сутки.

А как вы на нем зарабатываете?

Для разных стран есть разные модели. Условно рынок делится на US/CA, EU и Азию. В Азии пока дела плохи. В US/CA мы продаем подписки на платные сервисы, у нас также есть партнер который выкупает у нас трафик.

Нет ли проблем с «мейджорами»? Вы ведь выкладываете в публичный доступ нелицензионный контент…

Мы регулярно удаляем контент по требованиям DMCA. В полуавтоматическом режиме. Возможно, автоматизируем это в ближайшее время. Есть также достаточное количество авторов, которые пишут нам благодарности за возможность промоутить их треки за счет рингтонов. Кроме того, мейджоры получают деньги за счет продажи подписок, так что мы находимся в общей экосистеме и зарабатывают все.

Что повлияло на принятие решения инвестировать в сторонние проекты? Проект стал крепко на ноги, а идей внутри было мало?

Идеи были, но у нас нет комплекса уникальности. Почему бы не помочь другим? Мы любим интегрироваться с миром всеми возможными способами. В нашей ситуации это более сильная позиция, чем строить закрытую компанию. Почему-то многие украинские компании идут по второму пути. Возможно, это связано с кадровым кризисом.

Первой сторонней инвестицией стала “Клумба”?

Да, хотя даже как-то странно называть ее сторонней сегодня!

Т. е. инвестировав в нее, вы стали частью команды и начали активно работать над самим продуктом?

Да, это и был изначальный план, мы объединили усилия.

Что удалось сделать с момента инвестирования?

Шаг за шагом мы переработали и переписали все продукты на “Клумбе”, опять же посмотрите на тренды, там хорошо видно, когда “Клумба” получила свои smart money.

По рынку ходят слухи, что вы хотите продать «Клумбу», но «много хотите». Во сколько вы оцениваете проект?

Сегодня, спустя полтора года, мы готовимся к продаже. У нас есть два покупателя. Сейчас ведем переговоры. Это профильные инвесторы с отличным бекграундом. Нам важно не выйти из проекта, а передать его в руки правильных людей.

Все так говорят. Но обычно более правильные руки у тех, кто больше заплатит 🙂 О каких примерно суммах идет речь?

Я верю, что в нашем случае это одни и те же люди. Сейчас не этично рассуждать о стоимости, у каждого из претендентов оценки рассчитаны своим способом, но в абсолютной сумме они сходятся, так что я думаю, мы вполне адекватны в своих желаниях.

Речь идет о миллионах долларов или сотнях тысяч?

Сотни сейчас люди на Power Point презентациях поднимают.

А почему сейчас время продавать именно «Клумбу», а не тот же Audiko?

Мы чувствуем, что она требует более зрелого управления. Мы больше сконцентрированы на стартапах, а “Клумба” — работающий бизнес с проверенной моделью. Для нее хорошим развитием будет стать частью холдинга или какого-то другого профильного актива. Мы не чувствуем себя достаточно компетентными в этом.

Если вы еще ничего не продали, то откуда у вас деньги на инвестиции? Сейчас вы зарабатываете только на Audiko?

“Клумба” прибыльный продукт и медийка там занимает менее 15% дохода. Кроме того, все продажи на аутсорсе. Так что это очень самостоятельный бизнес. Есть еще Picrolla — приложение “ВКонтакте” с 1 300 000+ установок, оно тоже прибыльное, но пока это не те суммы, о которых интересно говорить. Audiko, естественно, тоже зарабатывает, в меру своих сил.

Расскажи про вашу первую сделку за границей. Как получилось так, что в месте, где концентрируются чуть ли не все инвесторы в интернет со всего мира, новый инновационный стартап решил взять деньги у неизвестных ребят из Украины?

Это интересная история. И, естественно, не первая наша попытка инвестиций там. Нам очень сильно помогали контактами и рекомендациями, так что через 3 итерации мы нашли интересный на наш взгляд продукт. Это JustShareIt — сервис в секторе shared economy. Сейчас мы конвертируем наши инвестиции в smart money, помогаем продукту проходить непростые повороты в развитии.

Там вы тоже будете непосредственно работать над продуктом?

Да, мы запускаем в Сан-Франциско продуктовый офис. К осени там соберется очень интересное украинское лобби. Будет весело.

Ты планируешь полностью туда переехать?

Я планирую пожить там некоторое время с семьей, на сколько это потребует бизнес. Мне нравится Mountain View, там спокойно.

В завершение, расскажи про ваши планы. Кому и зачем стоит приходить в 908 за инвестициями?

В Украине очень плохо с предпринимательством. Тандемов «идея+реализация» катастрофически мало.

В последнее время, складывается ощущение, что бизнес-модель многих стартапов основана именно на получении инвестиций. О своем продукте внятно может мало кто рассказать, зато все знают как потратить на него миллион.

Украинским продуктам мы помогаем менторством, мероприятиями и контактами, это то, что до сидинга. Наша цель — сформировать то сообщество, которое смогло бы быть основой для будущей экосистемы построения продуктов в Украине.

Сейчас мы собираемся концентрироваться на реинвестировании в свои продукты, а так же во все, что происходит рядом с нами. У нас не нужно брать деньги, у нас можно брать помощь в построении продуктов, но если для этого нужны будут деньги, мы тоже поможем.

Если у вас есть дополнительные вопросы к Андрею, можете задавать их в комментариях. По мере возможности он будет на них отвечать.

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Смотреть комментарии

Комментарии | 42

Последние новости
20 сен
Смотреть все
  • Продавать в интернете
  • Безопасность номера
  • Съемки на YouTube

Поиск

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: