EN

Почему нынешний период — это время расцвета венчурного капитализма

909
2

Марк Састер (Mark Suster) — предприниматель, перешедший «на Темную Сторону» венчурного капитализма. Он с 2007 года стал партнером в GRP Partners, продав свой стартап проекту Salesforce.com. На сегодняшний день он занимается финансированием и консалтингом проектов на ранней стадии развития; и он не согласен с тезисом о том, что венчурный капитализм переживает период спада. Наоборот: Марк уверен, что расцвет рынка для венчурных инвесторов только ждет нас в ближайшие 10 лет. Почему он так в этом уверен? Судите сами (перевод его публикации на русский язык — от редакции AIN.UA).

Многие аналитики и обозреватели рынка венчурных инвестиций задаются вопросом, не прошел ли период наибольшего успеха для венчурных инвесторов, не остался ли позади расцвет; ведь очень многие риски возросли, равно как в ряде проектов уменьшилась отдача от вложений венчурных капиталистов.

Был ряд причин, по которым отдача от венчурных инвестиций оказалась ниже, чем ожидалось: в секторе скопились избыточные вложения во многие проекты, выросло число неопытных венчурных инвесторов, которые спустя рукава относились к отбору проектов; кроме того, на фондовом рынке произошли значительные корректировки, которые закрыли многие возможности для своевременного выхода за последние 5 лет.

С учетом своего прошлого опыта в индустрии венчурного инвестирования и наблюдений за рынком за минувшие 20 лет мне представляется, что нынешний период и годы, которые ждут рынок впереди — это как раз только начало расцвета венчурного капитализма, открытие новых возможностей.

По моему твердому убеждению, впереди нас ждет 10 лет, которые станут одним из наиболее успешных и рационально сбалансированных периодов для венчурных инвесторов. И произойдет это в силу целого ряда факторов, о которых предлагаю вам поговорить сегодня.

1. Число создаваемых стартапов выросло большими темпами

Облачные вычисления и развитие технологий open source существенно снизили стоимость разработки новых проектов и основания новых компаний (более чем на 90%). Более подробно на причинах такого удешевления стартап-разработки я останавливался в своей публикации Understanding Changes in the Software Industry.

Ситуация на рынке привела к возникновению большого числа инкубаторов, акселераторов и инвестиционных фондов, предоставляющих капитал на ранней стадии развития проекта. Настал настоящий «бум» стартапов и новых компаний. Когда в 1991 году я закончил университет, создание стартапов в ИТ-секторе требовало настойчивости и немалых затрат, только сильнейшие проекты могли стартовать в этом бизнесе.

Когда я заканчивал колледж, на экранах самым популярным сериалом был LA Law, так что карьера многих моих сокурсников была определена: быть адвокатом — это было круто и даже сексуально.

Но в 2012 достаточно заглянуть в любой приличный колледж в США, чтобы понять, что сейчас молодежь хочет походить на Марка Цукерберга и создать «следующий Фейсбук». Фильм «Социальная сеть» повлиял на умы целого поколения и, пожалуй, создал в перспективе больше потенциальных предпринимателей и основателей стартапов за 5 лет, чем любые программы или конференции (скажем же «спасибо» Аарону Соркину).

Несмотря на то, что пишут СМИ, «бум» стартапов, стремительный рост числа инкубаторов и акселераторов в сочетании с растущей популярностью AngelList вовсе не является сигналом того, что мы стоим на пороге очередного «краха доткомов». Наоборот: все эти явления — отличная новость для венчурных капиталистов в их привычной ипостаси. Несмотря на инновационность, все эти новые формы бизнеса по-прежнему требуют венчурных инвестиций для масштабирования и роста.

Всем этим проектам нужно сочетание инвестиций и опыта для того, чтобы подкрепить перспективы проекта в низкой стоимости разработки и стремительных темпах развития. Индустрия стартапов может дать большую отдачу венчурным капиталистам, если проявить разумный подход и немного терпения.

Да, не отрицаю тот факт, что страх упущенных возможностей (FOMO = fear of missing out) создает определенную суету на рынке в плане развития и оценки многих стартап-проектов венчурными инвесторами и самими основателями таких проектов. На рынке есть определенный процент проектов, близких к «пузырю», о чем я упоминал в публикации “On Bubbles, And Why We’ll Be Just Fine.”

Ничего нет иррационального в том, чтобы предлагать большие средства на ранней стадии развития проекта или в раунде А. Инвесторы в ряде случаев чувствуют себя увереннее, если с самого начала указана справедливая рыночная цена проекта. Но в гонке за лидером, чтобы не проглядеть «новый Pinterest» или еще какой-то подобный перспективный и громкий проект, многие люди выплачивают огромные премии за рыночный риск уже в раунде В. Некоторые эти выплаты оправдаются с течением времени, но многие — нет.

Для тех венчурных капиталистов, кто проявит достаточно терпения для финансирования по-настоящему достойных проектов на разумных финансовых условиях и кто сможет быть готовым к определенным неожиданностям на пути развития проекта, я твердо уверен — для них дисциплина и терпение вознаградят вложения соответствующими финансовыми результатами.

2. Кардинальные изменения на рынке венчурных фондов

Чтобы оценить то, какие возможности открываются перед венчурным капитализмом в следующие 10 лет, предлагаю вспомнить, какой была ситуация на рынке за прошедшие лет 10.

В 1998 на рынке было порядка 850 VC фондов, к 2000 году их стало 2,300.  Данные Thomson Reuters показывают, что порядка $10 млрд средств LP были вложены в венчурный капитал до времени «лопнувшего пузыря» ИТ-экономики. К 2000 году все вложения LP превысили $100 млрд.

Большинство фондов — это фонды сроком на 10 лет. Неудивительно, что «перегрев» венчурной экономики и недостаточная отдача по ряду сделок, заключенных в начале «нулевых», совпали с 2012 годом.

Для тех, кто только вышел на рынок, мы наблюдаем высокий процент неопытных менеджеров и инвесторов с венчурными средствами, которые не всегда ориентировались хорошо в том, что именно стоит вкладывать и в какие проекты.

Но на микро-уровне избыток фондового капитала привел к проблемам в деятельности конкретных компаний. В условиях рационального финансирования вы можете наблюдать за 3-4 компаниями, которые ведут борьбу за рынок, каждая из них доказывает свои определенные преимущества и эффективность работы до достижения следующей ступени в развитии, пока не достигнет этапа, на котором рынок «голосует» новым капиталом за то, достоин ли проект дальнейшего развития. Конкуренция здесь идет за счет возможностей проекта, стоимости услуг и уровня их исполнения.

В среде, где циркулирует избыточный капитал и «раздутые» цены проектов, компании подталкивают к тому, чтобы завышать выручку, наращивать мощь путем внедрения множества дополнительных метрик и показателей, которые призваны продемонстрировать, насколько бизнес эффективен и привлекателен. Такая ситуация создает у венчурных инвесторов фальшивое впечатление, что они сидят на мешках с золотом (хотя внутри вполне может быть «пустышка», ведь число кликов и просмотров пользователей не всегда коррелируют с прибылью). Конкурировать в таких условиях тоже непросто: попробуйте заработать на своем продукте, продавая его в тот момент, когда 12 ваших конкурентов отдают свой аналогичный продукт бесплатно, да еще и получают $20 млн от венчурных капиталистов за это.

Проблемы своевременного выхода

И конечно же, у финансирования стартап-проектов есть еще и проблеа своевременного выхода, связанная как с ситуацией на фондовом рынке, так и с общей ситуацией. Иногда стартапу на это могут понадобиться годы. Рынки IPO зачастую перегреты, и многие инвесторы не спешат выкупать акции новых проектов.

Число потенциальных покупателей акций уменьшилось за последние 10 лет и очень существенно. Причиной этому стали как ситуация на рынке труда в крупных корпорациях, так и нехватка средств у многих потенциальных покупателей на совершение новых сделок поглощения стартап-проектов. На рынке с «перегретой» емкостью (где число стартапов зашкаливает), все решают сделки M&A.

Нормализация рынка настала сегодня

В 2012 году ситуация на данный момент выглядит следующим образом:

Несмотря на экспоненциальный рост числа стартапов, число венчурных капиталистов, совершающих сделки и вложения на рынке, сократилось и продолжает уменьшаться: их уже менее 750. Проще говоря: больше сделок и меньше венчурных инвесторов и фондов означает, что доступ к надежному источнику сделок для проектов улучшился. Победители в «гонке стартапов» получают больше стабильности в финансировании и поддержке, а для рынка ситуация дает более качественную финансовую и проектную отдачу.

Избыточный приток денежных средств в индустрию также прекратился. Вложения LP в венчурные фонды и фирмы сократился с 2000 по 2005-2008 годы и стабилизировался на уровне порядка $30 млрд в год. К 2010-2011 эта цифра составила всего чуть менее $15 млрд.

Снижение стоимости создания новых бизнесов в секторе ИТ и операционной деятельности привели к росту возможностей включения в инвестиционные портфолио проектов, а также к падению числа убыточных проектов.

3. Сегодня онлайн находится в 20 раз больше потребителей ,чем раньше

В 1997 году согласно аналитике Kauffman Report онлайн было 70 млн пользователей (по всему миру). В 1998 их уже было 150 млн; в 1999 — 250 млн; к 2000 году показатель пересек отметку в 350 млн человек.

К концу 2011 года интернет-«население» приблизилось к 2.3 млрд, только в Северной Америке было 275 млн онлайн-пользователей (согласно Internet World Stats). Полученные цифры впечатляют.

Заниматься онлайн-бизнесом сегодня намного ценнее, чем когда-либо ранее. В экономике не осталось ни единого сектора, которые не претерпел бы изменений, связанных с онлайн-технологиями и интернет-коммуникациями. Продукты, приложения, услуги в мировом масштабе — все это покупается и потребляется онлайн. Только очень недальновидные инвесторы могут проигнорировать такую возможность.

4. Мы постоянно «подключены» на высокой скорости доступа

Современные проекты работают в среде, где не просто выросло число интернет-подключений. В этой среде люди постоянно находятся онлайн и при этом находятся в «подключенном» состоянии всё время и на достаточно высокой скорости доступа.

Еще 10 лет назад интернет использовали менее 1 часа в день. Сейчас мы не менее 3.1 часов в день в среднем проводим онлайн, и в эту цифру не входят те 13 часов, когда мы просматриваем новости и пользуемся онлайн-сервисами при помощи мобильных устройств, подключенных к сети телевизоров, iPad, Kindle и многих других аналогичных гаджетов.

Возможность взаимодействия, передачи данных и распределения потоков медиа в сочетании с ШПД-технологиями привели к тому, что одно только потребление видео сегодня превратилось в целую сверхмощную индустрию. Как свидетельствуют последние вложения инвесторов в проекты вроде Maker Studios, Machinima, Movie Clips, Big Frame, Fullscreen, возможности для венчурных капиталистов в первую очередь связаны с современным интернетом и медиа-технологиями. Книги, газеты, журналы, видео и музыка еще никогда не приносили такой отдачи и не вызывали такого интереса у пользователей.

Кроме того, технологии проникают в такие сферы, как отели, ритейл, авто-индустрию, такси, грузоперевозки и т.д. И здесь тоже есть возможности для инвесторов.

5. Мобильность всё меняет

Мы не просто постоянно «подключены» к веб-пространству: мы теперь еще и мобильны. Большинство современных американцев носят настоящий мобильный компьютер в нагрудном кармане куртки или пиджака. Возможности мобильных покупок при такой скоростной «наладонной» коммуникации возрастают многократно, равно как возможность заработать на таких технологиях. Венчурные капиталисты могут использовать потенциал таких проектов в своих интересах и зарабатывать на них. Еще 10 лет назад представить что-либо подобное даже не было возможным. Даже 3 года назад вкладывать и зарабатывать в мобильную коммерцию было невыгодно и незачем. Теперь ситуация изменилась.

Согласно данным от Google, до 30% всех поисковых запросов по ресторанам приходит с мобильных устройств. Наше социальное поведение и привычки трансформируются по мере того, как меняются технологии и проекты. А инвестиции и бизнес должны следовать за этими трансформациями.

Баннерная реклама расцвела благодаря настольному веб-серфингу. Мобильные устройства порождают новую модель «воронки продаж», где все результаты и показатели можно получить в режиме реального времени и путем непосредственного контакта с потребителем. Мобильные коммуникации содержат в себе множество экономических и финансовых возможностей как для предпринимателей, так и для инвесторов.

6. Готовность к постоянной оплате в любой момент

Одно из самых ключевых изменений за минувшие 10 лет — это тот факт, что сейчас все мы готовы к оплате услуг и товаров практически в любой момент. От покупки или заказа нас отделяет 1 клик или одно нажатие на кнопку смартфона. Когда вы делаете заказ нового издания на свой Amazon Kindle, вся ваша информация уже заранее сконфигурирована (и по вашему устройству, и по вашей платежной карте), и вс1 что остается — нажать на кнопку и дождаться загрузки. И этот процесс стал массовым.

Еще 10 лет назад покупки при помощи платежной карты в интернете внушали панику и опасение. Сегодня банкинг и моментальные платежи в сочетании с «электронной валютой работают каждую секунду для множества пользователей Amazon, iTunes, AppStore и PayPal.

У бизнеса всех форм заказ новой рекламы в Google и Facebook тоже находится «на расстоянии» нескольких кликов. Выручка многих проектов начинается еще до того, как они сами начинают напрямую продавать свои продукты или услуги.

Да, часто этот тренд переоценивают; но если выстроить работающую модель — такие платежи и являются тем источником окупаемости венчурных инвестиций, которые позволяют с оптимизмом говорить о перспективах венчурных вложений.

Еще пару лет назад бурный рост обеспечивался за счет ограниченного вложения капитала в проекты вроде Words With Friends и OMGPop (теперь они — у Zynga), игры вроде Angry Birds. Следующим этапом стали механики бизнеса в реальном времени (в проектах по типу Burstly, TapJoy и Flurry).

Вся экосистема новых проектов и мгновенных сервисов растет очень быстро, потому что сократилось расстояние и временной разрыв между тем, что вам понравился конкретный продукт или приложение, и тем, как вы можете его приобрести. Лаг по оплате теперь сократился до 1 клика и автоматической операции с кредитной карточкой, которую даже не надо доставать из кармана.

Для примера: 5 лет назад среди венчурных капиталистов нередкими были споры о том, освоят ли американцы виртуальные покупки и электронные «подарки», как это сделали потребители в Азии (там проекты уровня QQ (TenCent) в одном только Китае принесли до $5 млрд выручки за минувшие 12 месяцев).

Сегодня «виртуальные подарки» стали одним из взрывных факторов развития электронных сервисов. ARPU таких сервисов в ряде случаев превышает показатель выручки от рекламы. В 2012 году индустрии «виртуальных подарков» прогнозируют до $12 млрд за год.

И самое важное: этот рынок очень перспективен — 55% всего рынка мобильной коммерции занимают потребители в возрасте до 15 лет. По мере их роста будет расти и потребность в новых «подарках» и покупках. Спустя 10 лет мобильное поколение вряд ли будет ценить реальные деньги, зато будет «на ты» с цифровой мобильной экономикой, где все операции совершаются за 1-2 клика.

И потом — просто вспомните: 10 лет назад мы жили без YouTube, Facebook, iPhone и iPad. Чтобы быть крутым, достаточно было купить и использовать Palm Pilot. Но времена меняются.

7. Мы все связаны новым типом социальных связей

И наконец, причина, по которой у венчурного капитализма и стартапов — блестящие перспективы: мы все связаны новыми социальными связями. Только посмотрите, как быстро широкие массы освоили Groupon, LivingSocial и Instagram. Нет ничего лучше, что доказывало перспективность таких направлений и сервисов для инвесторов.

Быстрое становление новых социальных связей и сервисов привело к успеху не просто площадок с услугами, но и социальных игр, благодаря чем во многом смогла преуспеть та же студия Zynga.

Еще одно доказательство — успех проекта Fab: всего 18 месяцев назад проект стартовал, а теперь их социальная модель позволит им достичь продаж на уровне $100 млн за 2012 год. Такие возможности не открывались перед венчурными капиталистами еще 5-10 лет назад, их попросту не было.

Рассвет для VC еще впереди

Перечисленные выше 7 факторов прямо и косвенно указывают на то, что у венчурных капиталистов впереди — много интересного в плане возможностей и проектов.

Снизились цены на создание новых проектов, новых компаний. Нормализировалась ситуация на рынке, уменьшилось количество «шальных денег» и странных идей, рынок стал здоровее и разумнее в восприятии проектов. У нас появилось целое поколение покупателей и потребителей с высокоскоростным доступом и новыми моделями потребления. Мобильные и социально связанные, готовые к мгновенным платежам и открытости данных, все они — залог того, что венчурные капиталисты смогут получить качественную отдачу от проектов, в которые вкладывают средства. Просто не бойтесь вглядеться пристальнее в эту среду. И в этом «зеркале» вы увидите будущее.

Источник: блог Both Sides Of The Table

Оставить комментарий

Комментарии | 2

  • Дія City
  • Истории компаний
  • Расследования AIN.UA
  • Спецпроекты
  • Безопасность номера
  • Безпека гаманця
Реклама на AIN.UA

Поиск