прислать материал
AIN.UA » Бизнес, ЛучшееРоман Хмиль, Ciklum: «Раньше я обходил стороной высокорисковые проекты. Теперь я готов рискнуть»

Роман Хмиль, Ciklum: «Раньше я обходил стороной высокорисковые проекты. Теперь я готов рискнуть»

1598 27

Личность этого человека в Украине не нуждается в представлении. Один из пионеров отечественной ІТ-отрасли, Роман Хмиль, начинал работать программистом в американской компании Bell Communications Research. Имея на руках гринкарту и стабильную высокооплачиваемую работу, он решил отказаться от «американской мечты» и вернуться в Украину. Далее последовала продажа за $8 млн. созданной им компании Source Valley американской GlobalLogic, битва за локальный аутсорсинговый рынок, инвестиции в игровую студию Vostok Games и переход в Ciklum. Главный операционный директор компании Ciklum Роман Хмиль любезно согласился пообщаться с обозревателем AIN.UA о своей жизни и работе, старых-новых проектах и инвестициях.

Почему вы выбрали техническую профессию? Увидели перспективу?

У детей обычно нет понимания того, что делать в жизни. Мои родители были инженерами и мечтали, чтобы я защитил докторскую диссертацию и стал профессором. Так я закончил сначала физико-математическую школу №145 в Киеве, а потом поступил на факультет кибернетики КНУ имени Т. Шевченко. После окончания университета я уехал в Америку. Все это время я плыл по течению и мне рассказывали что делать.

В США я получил отличную работу в компании Bell Communications Research (BellCore), которая является родоначальником телекоммуникаций. Это легендарная компания, которая в свое время изобрела телефон, и в которой работали компьютерные гении Керниган и Ритчи, разрабатывая язык C/С++. Я попал в отличную страну, получил работу мечты. Сначала я работал тестировщиком, потом программистом и наконец ведущим программистом.

Как получился вариант с переездом в США?

Еще с четвертого курса университета мне предлагали уехать работать в эту страну. По факультету за нами постоянно бегали американские рекрутеры. В принципе, можно было и, наверное, стоило уехать и раньше. Последние два курса, которые призваны дать специализацию, оказались практически бесполезными — со времен развала Союза образование стало совершенно оторвано от бизнеса и практические знания можно было получить, только работая в компаниях.

Вы решили вернуться в Украину. Почему?

Причин, почему я вернулся в Украину, очень много. Я всегда любил Украину, чувствовал, что здесь моя Родина. Несмотря на все сложности, мне здесь было очень хорошо и я не хотел уезжать. Просто очень захотелось поехать в США на «экскурсию». Я понимал, что это специфическая страна со своей культурой и менталитетом. Пожив там, я понял, что это инвестиция в третье поколение, внуков, а сам я буду всю жизнь зарабатывать деньги, и никогда не буду чувствовать себя там своим. Наверное, я не оказался космополитом. А еще комфортный быт дал возможность задуматься о смысле моей жизни, прислушаться к себе, и постепенно я начал осознавать, что программирование — это не мое и я не счастлив.

Конечно, возвращаться в Украину, где ІТ-рынок только начинал восстанавливаться после распада Союза, было большим риском. Но я понимал, что в США мне сделать карьеру будет сложно — система выстроена и конкуренция высока, в результате карьерный рост в компании происходит раз в три-пять лет. Если ты не американец и не учился в американских школах и университетах, карьера движется еще медленнее.

Если же ты хочешь создать в Штатах свой бизнес, то точка входа достаточно высока. На то, на что в Украине нужно $200 тыс., в Америке потребуется $2 млн. Масштаб рынка США намного больше и вырастить успешную компанию, по моему мнению, гораздо сложнее. Мы, конечно, видим большое количество американских стартапов, но в них инвестируются огромные деньги. У меня таких денег не было, и я бы вряд ли смог построить там большую компанию.

Мне кажется, что Украина – это на сегодня страна бизнес-возможностей. И не потому, что здесь созданы хорошие условия для ведения бизнеса, скорее наоборот – риски высокие и многие инвесторы боятся тут работать. Просто мы здесь выросли и не боимся этого.

В результате, имея на руках грин-карту, я от нее отказался, сжег все мосты и вернулся на Родину. Поначалу, прожив полгода в Украине и столкнувшись со всеми трудностями, о которых я и не догадывался, очень хотелось собрать чемодан и вернуться. Но спустя несколько лет я перестал жалеть о том, что вернулся, а сейчас – тем более.

В 2001 году вместе с однокурсником Дмитрием Лисицким вы открыли компанию Source Valley, а через 5 лет продали ее американской GlobalLogic. Сколько вы тогда получили за компанию и куда пошли вырученные деньги?

Компания стоила в момент продажи чуть больше $8 млн. Управляли компанией двое партнеров с украинской стороны и двое партнеров с американской стороны. С Украины – я и Дмитрий Лисицкий, а со стороны Америки – Юрий Голияд и Николай Саг. После продажи я долгое время старался приумножить свои деньги, инвестируя в финансовые инструменты с невысокими рисками, будь-то банковские депозиты или акции украинских и западных компаний. Мне, как ни странно, удалось заработать на фондовом рынке, несмотря на кризис 2008го. До последнего момента я обходил стороной высокорисковые проекты. В то же время Дмитрий Лисицкий сделал уже 3 или 4 новых стартапа.

Продолжаете ли вы инвестировать в фондовый рынок?

Я заинтересован в фондовом рынке, потому что риски на нем ниже. С другой стороны я постепенно созрел для того, чтобы участвовать в более рискованных, но в тоже время более доходных венчурных проектах. Особенно меня интересуют  стартапы с фокусом на игровой сегмент. Это могут быть мобильные или онлайн игры. В целом, готов рассматривать и другие проекты. Недавно я начал участвовать в новом стартапе, который занимается разработкой компьютерных игр.

О каком стартапе идет речь?   

Речь идет о стартапе в сфере разработки компьютерных игр Vostok Games, финансируемом венчурным фондом Vostok Ventures. Я являюсь венчурным партнером фонда.

В апреле 2012 года Роман Хмиль инвестировал в новый проект бывшей команды S.T.A.L.K.E.R.

Совсем недавно СМИ приписывали вам возможную покупку студии GSC Game World. Можете подтвердить или опровергнуть эту информацию?

Да, команда разработчиков всеми любимой компьютерной игры S.T.A.L.K.E.R. действительно вела переговоры с Сергеем Григоровичем уже после того, как он закрыл GSC Game World. Разработчики планировали продолжать работу над игрой S.T.A.L.K.E.R. 2, и для команды интерес представлял бренд, так как выпустив новый игровой продукт под известным брендом можно сэкономить на маркетинговых затратах. Однако, в результате переговоров не были достигнуты приемлемые условия (по неофициальной информации, за GSC Game World Сергей Григорович хотел до $10 млн — ред.).

В марте этого года команда договорилась с инвестором Vostok Ventures, после чего была создана студия Vostok Games, которая в апреле текущего года анонсировала разработку новой игры под рабочим названием   Survarium. Инвестировав в этот проект, Vostok Ventures сделали ставку на опыт команды, которая способна сделать игру такого высокого класса, как S.T.A.L.K.E.R.. Я участвую в этом проекте и доволен первыми результатами.

Какие цели вы ставите перед этим активом?

Мы хотим заработать на этой игре и реинвестировать в разработку следующих компьютерных игр. В идеале – построить игровую студию, которая будет выпускать несколько игр в год, в результате чего ее капитализация станет еще выше.

То есть, вы не исключаете возможность дальнейшей продажи Vostok Games?

Не исключаем. Это нормальный этап жизненного цикла стартапа.

Ведете ли переговоры о покупке украинских проектов?

Vostok Ventures постоянно смотрит на украинские проекты. Хотя экосистема в Украине еще слаба, проекты рискованные и венчурных денег мало, в Украине уже работает EastLabs, T.A.Ventures, Vostok Ventures. Еще 5 лет назад, никто не инвестировал венчурные деньги в ІТ в Украине.

Какими средствами оперирует венчурный фонд Vostok Ventures?

В данный момент средств у фонда больше, чем интересных проектов для инвестирования. Сегодня фонд инвестирует от $20.000 до $300.000 на посевной стадии стартапа, и от $300.000 на ранней стадии.

Все-таки, почему Сергей Григорович закрыл студию GSC Game World?

Сергей рассказывал, что его основная мотивация закрыть компанию – желание «уйти на пенсию». Он уже заработал немало денег и понял, что их можно сохранить и приумножить с помощью менее рисковых проектов. Игры – это венчурный бизнес. Сегодня ты заработал $10 млн., завтра можно все потерять. Не думаю, что причина кроется в том, что у него хотели отобрать бизнес.

Как вам удалось создать из GlobalLogic Ukraine одну из крупнейших аутсорсинговых компаний в Украине?

В какой-то момент мы с партнерами решили продать компанию, и это было очень своевременное решение. В тот момент это был мой первый бизнес, и я достоверно не знал, строю я его на продажу, или нет. В GlobalLogic я вложил много личного, и решение далось мне не просто. Но мы чувствовали, что для того, чтобы развиваться более высокими темпами и стать заметными на мировом рынке, нужно завести в компанию стратегического инвестора. Мы искали такого инвестора, с помощью которого компания сможет стать №1 в определенном сегменте в мире и выбрали GlobalLogic. Ключевыми преимуществами компании стали управленческая команда, корпоративная культура, креативный офис и инновационные заказчики.

GlobalLogic рос быстрыми темпами как органически, так и за счет слияний и поглощений. Сначала была куплена компания Validio в Харькове, после чего компания InterObject во Львове. Точно также были произведены поглощения до этого в Индии, а потом была куплена компания в Аргентине.

Тем временем украинский рынок бурно развивался. Мы увидели, как здесь запустилась российская компания Luxoft, а также белорусская EPAM. Эти компании смогли составить достойную конкуренцию. В последнее же время восходящей звездой стала компания Ciklum, которая растет быстрее всех крупных игроков на рынке, за счет чего вошла в пятерку лидеров. Сейчас у нас работает 1,8 тыс. человек, в то время  как у наших ближайших конкурентов штат сотрудников перевалил за 2 тыс. человек. Думаю, что в следующем году мы выйдем на первое место в Украине.

Как за то время, которое вы провели в компании GlobalLogic изменился украинский ІТ-рынок?

Рынок изменился кардинально. Когда мы начинали работать, компании со штатом в 200 человек прятались по кустам от налоговой, боялись рекламироваться в прессе. Когда штат увеличился до 500 человек, они перестали бояться и стали публичными. Последние два года мы потратили на создание законопроектов, которые призваны законодательно регулировать нашу отрасль. Это следующий этап, когда компании берутся за решение государственных задач, работают над условиями ведения бизнеса в стране и над тем, чтобы сделать страну привлекательной для инвесторов. Я один из тех, кто инициировал разработку законопроекта по введению налоговых льгот для ІТ-компаний и начал работу в этом направление два года назад. Как известно, президент Украины пока не подписал этот закон, поскольку Администрация Президента сделала расчеты и получилось, что этот закон будет невыгоден для государства.

В середине мая депутаты приняли 2 законопроекта о введении налоговых льгот для ІТ-компаний. Позже, президент Украины Виктор Янукович ветировал эти законы.

Тем не менее, расчеты проведенные Министерством Финансов и Министерством Экономики показывают, что эти законы не несут потери для государственного бюджета, а совсем наоборот. Когда мы обсуждали этот законопроект с экспертами, то доказали чиновникам, что эти законы принесут стране колоссальную выгоду. В первый год поступления в бюджет увеличатся на 100 млн. грн., а за пять лет принесут Украине 5 млрд. грн. Просто дойную корову нужно сначала вырастить, после чего она начнет давать молоко. Мы это доказали всем профильным ведомствам и в результате даже Премьер министр Николай Азаров поддержал эту инициативу. В данный момент существует вариант принятия закона до конца 2012 года, а есть более сложный путь, когда его внедрение займет еще полгода – год.

Хотел бы также отметить, что разговоры о том, что крупные ІТ-компании сделали этот закон под себя, не очень соответствует истине. Этот закон будет иметь большой эффект для маленьких и средних компаний. Крупные компании имеют ресурсы, чтобы отстаивать свои интересы, а маленьким и средним компаниям нужны прозрачные и стабильные условия работы, а также инвестиции.

Не жалеете ли вы о том, что перешли в Сiklum? Ведь в GlobalLogic вы занимали позицию генерального директора, а в компании Торбена Майгарда вы являетесь главным операционным директором.

В компании GlobalLogic Ukraine я был генеральным директором по Украине, а в Сiklum я главный операционный директор группы международных компаний, так что это более высокая ступенька в корпоративной иерархии. Тем не менее, я уходил не ради должности и записи в резюме. Я человек, который любит что-то строить, не люблю нежиться на пятизвездочном курорте. Компания GlobalLogic стала достаточно зрелой, а стратегия развития состоит в создании центров разработки по всему миру.

В тоже время Ciklum делает ставку на Украину, разместив здесь свою штаб-квартиру. За последнее время темпы роста Сiklum — самые высокие на рынке среди крупных компаний, а я люблю динамику. За следующие 5 лет мы планируем довести штат сотрудников в Украине до 5-6 тыс. человек. Так как весь топ-менеджмент компании Сiklum находится в Украине, а собственник является одновременно СЕО компании, это дает возможность быть в самом центре принятия стратегических решений. Когда ты становишься топ-менеджером, полномочия и оперативность принятия решений определяют качество твоей жизни как менеджера, потому что иначе ты связан по рукам и ногам.

Вы сказали, что в ближайшие несколько лет вы планируете увеличить штат сотрудников до 5-6 тыс. человек.За счет кого, если в Украине наблюдается нехватка квалифицированных специалистов?

За счет подготовки молодых специалистов, которые потом вливаются в множество маленьких и средних компаний на рынке, после чего приходят в нашу компанию. С одной стороны людей не хватает. Но их не хватает в компаниях, которые не готовы платить рыночные зарплаты. Аутсорсинговый бизнес работает на экспорт, и мы платим высокие зарплаты. В нашем бизнесе острой нехватки специалистов нет, мы нанимаем по 100-120 человек в месяц. В то же время, мы испытываем проблему с квалификацией кадров. Нам бы хотелось, чтобы специалистов хватало всем и наша компания не была «пылесосом», который снимает сливки. На внутреннем украинском рынке ІТ-проекты малобюджетные, а обслуживать этот рынок тоже нужно. Поэтому очень важно воссоздать систему ПТУ и колледжей, увеличить набор в ВУЗы, для того чтобы обеспечить потребности как внутреннего рынка, так и экспортеров.

Разве украинскому рынку не нужны высококвалифицированные кадры?   

Конечно, нужны. Но для этого нужно выпускать больше студентов. Когда мы видим высококвалифицированного специалиста, то нам очень легко его нанять и обеспечить работой, ведь на мировом рынке сохраняется значительный дефицит ИТ специалистов.

Есть ли в Украине интересные активы, которые бы дополнили компанию Ciklum?

С одной стороны, мы не исключаем возможности покупки украинских компаний. С другой стороны, в этом на сегодня нет экономического смысла, потому что компания в 100 человек считает, что стоит $1 — $2 млн. Мы в свою очередь можем нанять этих 100 человек, потратив на найм каждого до $1 тыс. Таким образом, очень сложно сойтись в цене при возможной покупке компании. Одной из причин, по которой мы можем осуществить покупку, может быть клиентская база, например в случае если компания сотрудничает с крупной компанией вроде eBay или Apple. Есть еще вариант покупки компании, в случае выхода на новый для нас рынок. К примеру, в Белоруссии мы могли бы запускаться, купив компанию. Мы рассматривали эту опцию, но тем не менее запустились «с нуля». И не прогадали — на сегодняшний день наш штат в Минске составляет более 150 человек.

Интересной, но к сожалению гипотетической является возможностью создания «супер-компании» на рынке Украины/СНГ. Для этого нужно объединить Ciklum, EPAM, GlobalLogic и Luxoft. Получится компания в 10-20 тыс. человек, которая по масштабу сможет конкурировать с индийскими компаниями. Опять же, эта сделка маловероятна, потому что у всех этих компаний разные собственники, которые высоко оценивают собственные компании. Наверное, если все вышеперечисленные компании выйдут на IPO, то объединить их было бы проще. Это был бы интересный сценарий, но вряд-ли это возможно в ближайшие несколько лет.

В 2011 году должно было состояться IPO GlobalLogic, но этого не произошло. Рассматриваете ли вы возможность проведения первичного публичного размещения акций уже в Сiklum?

Выберет ли компания Сiklum в ближайшие 5 лет IPO, как способ обеспечить ликвидность своим инвесторам, зависит от рынка. У Сiklum хорошая  прибыльность и если на глобальном рынке будет продолжаться рецессия, то она будет более интересна инвесторам как операционный бизнес. Мы не ставим IPO первоочередной целью, но это один из возможных вариантов выхода для инвесторов.

Какие направления приносят Сiklum наибольшую прибыль и каков оборот компании?

В прошлом году оборот Сiklum составил $50 млн. По итогам 2012 года  планируем выйти на оборот в $80 млн. В компании Сiklum 95% бизнеса — это построение команд для заказчиков, которые при этом работают на площадке нашей компании. Маржа по всем проектам примерно одинаковая. В тоже время у нас есть 5% бизнеса, когда мы выполняем проекты под ключ с фиксированным бюджетом. Эти проекты более прибыльные, но в тоже время более рисковые. Где-то мы теряем, где-то зарабатываем. В результате маржа по этим проектам в два раза выше, чем у основного бизнеса. Тем не менее, мы не стремимся увеличивать этот сегмент из-за высоких рисков.

За счет чего вы планируете довести оборот до $80 млн., и над какими интересными проектами сейчас работаете?

В 2011 году темпы роста компании Сiklum составили 80%. Такие темпы роста очень сложно поддерживать, но в ближайшие несколько лет мы планируем расти такими темпами и дальше.

Из интересных направлений развития, мы купили небольшую компанию в Москве, которая занимается распространением лицензий на программное обеспечение, которое производят наши клиенты, на территории СНГ. Все наши заказчики разрабатывают программные продукты, и мы решили помогать им продавать эти продукты на рынках Украины, Белоруссии и России. Это очень существенный сервис для наших клиентов и на сегодня на рынке этого никто не делает.

Также у нас есть наши внутренние разработки. Например, мы разрабатываем систему, которая позволит нашим распределенным командам разработчиков работать более интегрировано. Технологически, это решение, которое объединяет видео, аудио и системы совместной разработки продукции. Такая система у нас уже есть в виде прототипа и если нам удастся довести ее до коммерческого продукта, то она станет ключевым конкурентным преимуществом компании. К концу года будет показан прототип этой системы. Если мы сможем позволить людям работать кому-то в Виннице, кому-то в Симферополе и при этом им будет настолько же комфортно работать как сидя в офисе, то это даст существенное повышение эффективности, ведь в нашем бизнесе заказчик находится в Европе или США, а разработчики находятся в самых разных местах и им нужно работать вместе.

То есть Сiklum может стать продуктовой компанией?

Частично. Если эта система окажется успешной, то не исключено, что у компании появятся и другие собственные продукты.

Каким вы видите будущее украинской ІТ-отрасли в ближайшие несколько лет?

Если нам удастся «дожать» наши законопроекты, то у украинской ІТ-отрасли блестящее будущее. Сюда зайдут крупные компании, такие как Google, Apple IBM и откроют здесь свои центры разработки. Если закон провести не удастся, то будет происходить отток мозгов в те страны, где созданы лучшие условия для работы. Я оптимист и верю, что у нас все получится.

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Также подобрали для вас

загрузить еще

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

27 комментариев

по хронологии
по рейтингу сначала новые по хронологии

Когда выйдет Сервариум, очень интересно будет глянуть

Последний абзац "порадовал".

Ну зачем в кавычках 😉 В текущих условиях все и так неплохо, а если создадут условия, то будет бум, появятся технопарки, венчурные фонды, центры разработки ведущих западных компаний. Аутсорсинга меньше не станет, но появятся все остальные сегменты, которых сейчас так не хватает.

А чем же хорош центр разработки скажем Apple, Google и т.д. для вашей компании? ведь по сути, туда будет происходить отток кадров. 

Косвенно, это будет развивать рынок, на нем появятся кадры более высокого уровня. Кто-то уйдет из Сиклума туда, а кого-то мы будем забирать оттуда. От развития рынка выигрывают все. Проблема будет только если рынок перегреется, но для этого нужно решать кадровую проблему, чем тоже все сейчас заняты.

а не опасаетесь, что из-за роста рынка и соответственно денежного вознаграждения программистов, конечным заказчикам будет выгоднее заказывать в Центрах разработки: Беларуси, Таджикистана, Индии, на Филиппинах и так далее. а на Украинском рынке будут программисты, не желавшие работать меньше 4 000 у.е. / мес и при этом сидящие без работы?

Нет, не опасаюсь. Более того, уверен, что все программисты мирового уровня через 5 лет будут получать европейские ЗП сидя в Украине. Открытые границы ИТ технологий и технологические возможности работать удаленно постепенно выровняют рынок ЗП ... 

И нет в этом ничего плохого, скорее наоборот. Зачем куда-то ехать, если мы ИТ технологиями создаем для себя глобальный рынок труда на котором можно зарабатывать, не выходя из дома.

основная проблема с рынком ИТ в Украине на уровне государства, пока она не будет решена, украинский ИТ рынок так и останется диким.

А вот про снижение цен Украинцами, самый пикантный вопрос. 

Например Senior Java Developer в Украине хочет 4000 у.е. и находит такую работу пусть и на проект, пусть и на 3 месяца из 12. Остальные 9 месяцев он гордо сидит без работы , так как снижать цену своих рук до, к примеру, 3000 у.е. принипиально не хочет.

Естественно рынок заставит, но например, уже 5-10 лет все никак не заставил таких людей. Что будет с этим состоянием?

Мне кажется, что это дело человека за сколько денег продавать свое рабочее время. Вполне возможно в жизни кроме работы у него есть хобби (пишет музыку) или собственные проекты (откуда столько бесплатных программ появляется), поэтому его вполне устраивает годовой доход в 15 тыс долларов и восемь месяцев жизни не занятой работой. В конце концов Вы же не приходите в ресторан и не требуете чтобы вам продали блюда на 25% больше, потому что у них полупустой зал, а вот ресторан быстрого питания с битком забитым залом продает котлету по-киевски в три раза дешевле.

интересное интервью, спасибо!

Все хорошо. Только Роман лукавил, когда ушел из GL:)

хорошо что тех кто готов давать деньги на айти в Украине становится больше

а вот интересен ваш прогноз Роман, когда украинские заказчики, смогу платить европейские цены на разработку ПО?

Крупные и серъезные компании уже могут и платят. А остальные начнут платить только тогда, когда за это воровство IP начнут системно наказывать. Сейчас борьба за легальное ПО ведется только крупнейшими компаниями и спорадически. 

В целом проблема шире - нет культуры защиты частной собственности. Она либо постепенно сама сформируется, но это 20-30-50 лет, либо ее нужно прививать жестко и быстро, как в Грузии.

Интересно, что те же программисты часто пользуются нелицензионным ПО, как будто не понимают, что если они за него не платят, то их доходы никогда не станут европейскими, ведь воруем из своего же кармана.

>>Крупные и серъезные компании уже могут и платят
А Украинские ли это компании или же международные? 
Мы вот тоже с Украинским представительством KLM работаем по европейским расценкам, но Украинским KLM, от этого не становиться.

По остальной части ответа, поправьте меня если я не так понял, вы прогнозируете не в этой пятилетке 😉 ?

И украинские, и международные. Но происождение капитала на сегодня сложно отследить, так что некоторые международные на самом деле могут тоже быть с украинскими инвестициями.

Да, мне кажется, что локальный рынок появится не скоро ...

Насчет происхождения капитала полностью согласен. Но международную компанию всегда видно по "корпоративности".

А если не секрет, какие Украинские компании клиенты GL или Ciclum?

Ровно тогда, когда украинские разработчики смогут обеспечивать качество на уровне

Вы неправильно поняли мой вопрос, в отличии от Сергея, который написал ниже. И вопрос направлен Роману.

Украинские разработчики уже давно обеспечивают качество уровня не ниже европейского. Просто на украинском рынке нельзя продать продукт за такие деньги, за которые это можно сделать в Европе и США. Не даром наши IT-монстры (Ciklum, Epam,...) до сих пор на 95-100% работают на запад.

сомневаюсь и за 5% украинских заказов.

Материал интересен, спасибо

Платить украинскому специалисту 1 000 у.е. - который будет себе зарабатывать геморой по 10-12 часов в день с понедельника оп субботу включительно и продавать его работу по мировым ценам "там" ? - так вы ничем не отличаетесь от рыночных барыг, наживаясь на своих-же согражданах.
Те кто не может программировать - эксплуатируют тех кто может - миром правят троешники.

Платить украинскому разработчику 1 000 у.е. - который будет сидеть по 10-12 часов в день с понедельника по субботу включительно - и продавать его труд по мировым ценам "там" ? Так чем-же вы тогда отличаетесь от базарных барыг - наживающихся на наших гражданах ? Кто не умеет программировать - наживается на тех кто умеет - миром правят троешники.

 Вы все барыги базарные - наживаетесь на простых программерах.

 (по неофициальной информации, за GSC Game World Сергей Григорович хотел до $10 млн — ред.) - это вранье. Мне вчера пацан говорил, что он хотел 25 млн. евро!!!
А если серьезно, то  квалификация журналиста пишущего с такими скобками сразу становится сомнительной:) 
Ведь не Хмиль же назвал эту цифру, а "неофициальный источник". Так осталось непонятным за бренд STALKER столько просили, или за компанию, у которой много продуктов и брендов, которые все еще неплохо продаются по миру через каналы цифровой дистрибуции. Для "журналиста", наверное, это все едино:)

Поиск

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: