EN

Гордон Мур, основатель Intel: «Я считаю себя случайным предпринимателем»

1402
17

Гордон Мур присутствовал при создании трех легендарных компаний Силиконовой Долины. Его называет крестным отцом Долины, однако Мур настаивает на том, чтобы его называли «случайным предпринимателем». В 1957 году двадцатисемилетний Гордон Мур был завербован Уильямом Шокли, который в то время создавал Shockley Semiconductor Laboratory. Шокли, который получил Нобелевскую премию за изобретение транзистора, собрал команду молодых технических специалистов, в которую также вошел Боб Нойс. Но «звезды» Уильма Шокли не могли терпеть своего босса и спустя год 8 человек, включая Гордона Мура, Боба Нойса и других, покинули Shockley Semiconductor Laboratory. Они основали компанию Fairchild Semiconductor, которая породила десятки новых компаний. Спустя 10 лет после основания Fairchild Semiconductor, Мур и Нойс разочаровались в корпоративной культуре компании и решили покинуть ее. Их следующий стартап, компания Intel, которую они основали в 1968 году, стала лидером микропроцессорной промышленности.

Гордон Мур, которому сейчас 83 года, в 1998 году ушел в отставку, чтобы посвятить себя развитию многомиллиардного фонда Gordon and Betty Moore Foundation, работа которого направлена на развитие науки, медицины и жизни в Bay Area. Из 30 лет работы в компании Intel, 10 лет он занимал позицию CEO. За время, проведенное в микропроцессорном гиганте, он придумал Закон Мура, который гласит, что количество транзисторов, размещаемых на кристалле интегральной схемы, удваивается каждые 24 месяца.

Основатель Intel родился в небольшой деревушке вблизи океана, недалеко от Силиконовой Долины. Сейчас Гордон Мур проводит основную часть своего времени на Гаваях. У него и его жены, Бетти, также есть дом в Долине. Там, в кабинете, в окружении книг, рыбацких фотографий, наград и огромного глобуса, Мур дал интервью журналисту Fortune Дэвиду Каплану. Легенда Силиконовой Долины рассказал о компании Intel, жизни до венчурного капитала и, конечно, вспомнил о законе Мура.

Если взглянуть на 60 лет, проведенных в Долине, что больше всего вас удивило?

О нет, мы планировали это все с самого начала! Я удивлен, что люди хотят покупать транзисторы, которые мы придумали еще во времена Fairchild. Также развитие технологий произошло гораздо быстрее, чем мы могли себе представить.

То есть, о технологиях не стоило беспокоиться?

Я беспокоился. Помню однажды я делал доклад, описывающий значительное увеличение ресурсов. Это пугало экспертов, которые задавались вопросом, кто будет использовать ресурсы в таком большом объеме.

А что же сегодня?

Я не слишком знаком с ситуацией, но вижу то, что видят другие: Intel производит огромные объемы продукции. Рынок портативных устройств стремительно растет, где у компании пока не очень сильные позиции. Как-то я прочел, что количество портативных устройств превышает количество людей на планете. Это невероятно.

Если посмотреть на Силиконовую Долину сейчас, вы признаете ее культуру, ценности и идеалы?

Я думаю да. Она продолжает развиваться, но в основном это место, где можно делать стартапы. Только несколько могут стать супер-успешными.

Люди изменились?

Как правило, сейчас они владеют несколько иными качествами, чем в наше время. Судя по всему, больше всего сделок будет происходить в сфере производства программного обеспечения. Я не понимаю, почему такие вещи, как Facebook и другие социальные сети привлекают к себе столько внимания.

Когда вы в Интернете, чем занимаетесь?

Обычно я проверяю электронную почту. Также я хорош в пасьянсе. Компьютер, это действительно полезный гаджет, особенно в эпоху потребления. Довольно часто я посещаю сайт The New York Times, где просматриваю большинство бесплатного контента.

Ранние годы

Вы выросли в Силиконовой Долине задолго до того, как она получила это название. Это правда?

Да, я родился в городке Пескадеро, который находится на побережье. Спустя какое-то время мы переехали в Редвуд-Сити.

После магистратуры в Беркли и Ph.D в Калифорнийском технологическом институте, вы переехали на восток?

В то время, в Калифорнии не было достойных рабочих мест. Технических специалистов нанимали только для аэрокосмической отрасли и нефтеперерабатывающих заводов.

Если бы не предложение Шокли, вы бы вернулись назад?

Я пытался вернуться обратно. У меня было интервью с несколькими потенциальными работодателями, включая Shell Development и Lawrence Livermore National Laboratory, где я должен был заниматься изучением спектров при взрыве атомной бомбы. Именно там Шокли услышал обо мне. Я не хотел заниматься военной темой и отверг их предложение. Шокли узнал мое имя и как-то ночью перезвонил мне.

Тогда вы почувствовали, что с Шокли будет невозможно работать?

Нет. Я не занимался проверкой Шокли не совместимость с потенциальными сотрудниками. Но, через какое-то время, его позитивные черты выветрились и он выделил день на то, чтобы мы провели его с психологом.

Интуиция и мятеж

Как ваша группа планировала уход от Шокли?

Это была идея Джена Клейнера (со-основателя известной венчурной фирмы Kleiner Perkins), который написал письмо в инвестиционную компанию его отца Hayden Stone. В письме он спрашивал отца: «Нам очень нравиться работать вместе. Как ты думаешь, есть ли компания, которая готова принять целую группу?» В свою очередь инвестиционная компания послала 2 человека чтобы разобратся, одним из которых был Артур Рок. Они решили, что вместо того, чтобы искать компанию, которая наймет целую группу специалистов, нам стоит открыть собственную компанию, а Hayden Stone поможет с финансированием.

И это привело к промышленнику Шерману Фейрчайлду, который в то время был крупнейшим акционером IBM?

Мы взяли The Wall Street Journal, просмотрели все компании, которые котировались на фондовой бирже и отобрали 30 компаний, которые могли заинтересоваться. Но никто не решился инвестировать. Тогда Артур Рок пошел к Шерману Фейрчайлду, который согласился принять нас на борт своего корабля. У него было желание создать бизнес, который был бы далек от военной промышленности.

Вам повезло с созданием собственной компании, в отличии от многих предпринимателей сегодня. Это так?

Нет. Я считаю себя случайным предпринимателем.

Как вы считаете, без Fairchild и других компаний, не было бы Силиконовой Долины?

Если посмотреть на индустрию полупроводников, то она выросла в таком городе как Далас, где находится компания Texas Instruments.

Почему вам не удалось закрепиться в Fairchild?

Причина была в Нойсе. За 6 месяцев Fairchild уволил 2 генеральных директоров. Если смотреть логически, Нойс был хорошим внутренним кандидатом на повышение, но его не назначили CEO. Я подумал, что если компания начала искать кого-то на стороне, то грядут перемены и моя работа тоже изменится. Поэтому вместе с Бобом мы решили открыть Intel.

Вам было 39 лет, когда вы основали компанию Intel. Дети были еще довольно маленькие. Трудно было уходить?

В то время я чувствовал себя неплохо. Боб Нойс и я вложил в компанию по $250 тыс. Также Артур Рок вложил $10 тыс.

Воз и Джобс

Вы были знакомы с ребятами из Apple, когда компания Intel только начинала развиваться?

Я помог Стиву Возняку. Его отец позвонил мне, чтобы узнать, есть ли у меня некоторые детали памяти, которые были необходимы его сыну для проекта. Тогда я взял несколько планок динамичной оперативной памяти, которые были нашими первыми разработками и передал их Возу.

Как насчет Стива Джобса?

Первый раз я увидел Стива Джобса, когда он построил компьютер и принес показать нам, в Intel. Мы ответили, что это интересно. Но его чертовой штуке был процессор другой компании. Непонятно, зачем он нам показывал свое творение. Он не предлагал никакого соглашения компании Intel.

Как он добился встречи?

В тот момент мы были довольно маленькой компанией. Одним из наших маркетинговых специалистов, был Майк Маркулла, который позже вложил $100 тыс в создание Apple.

То есть, Intel был отцом Apple?

Скорее дядей.. Я время от времени видел Джобса, но Нойс и Гроув были ближе к нему, чем я.

Внутри Intel

Вы можете в общих чертах описать период, когда Intel стала успешной компанией, а Долине стала Силиконовой Долиной?

У меня очень Intel-ориентированная точка зрения на этот период. Наш первая D-RAM вышла на рынок в 1970 году, а первый микропроцессор появился год спустя. Мы были очень маленькой компанией, которая снимала небольшой офис в Mountain View. Потом мы столкнулись с ужасным кризисом 73-74 годов. Наш бизнес сильно сократился. У нас не было энтузиазма по отношению к персональному компьютеру.

И поэтому Intel сделал ставку на производство микропроцессоров для ПК, которые сделали революцию в компании?

Я думаю вы слышали о нашем разговоре с Энди, который часто перефразировали. Он спросил меня: «Что бы вы сделали, если бы пришли извне и взглянули на дела компании? Я думаю нам стоит выйти из бизнеса по производству D-RAM. Не похоже, что это хороший бизнес для нас и дела с производством микпроцессоров идут хорошо», — ответил я. Он оказался более ценным для нас, чем мы могли даже подумать.

Венчурный капитал и рынок

Вам хорошо помогли Hayden Stone и Атур Рок. Но отразился ли на вас расцвет венчурного инвестирования?

Я почувствовал, что при заключении сделок, фигурировали большие суммы. Я вообще считал этот рынок раздутым. Возможно до сих пор он такой и есть.

Ваш друг Джен Клейнер создал венчурную фирму Kleiner Perkins. Вы были инвесторов первых венчурных фондов этой компании?

Да. Я думаю единственный фонд, который я пропустил был фонд, который инвестировал деньги в Google. Я не получил приглашения или был занят, не помню. Довольно иронично упустить такой шанс.

Что скажете про пузырь на IT-рынке?

Некоторое время компания Intel была самой дорогой на рынке.

Когда дела на рынки шли не очень.

Это было хорошее время… Мы были переоценены.

Что вы сделали с личными акциями?

Я не спешил их продавать. В финансовом плане я должен был это сделать. Но это сложно. Мне кажется я не продал ни одной акции. Я отдавал их, но никогда не продавал.

Закон Мура, амбиции и наследие

Вы представили Закон Мура в 35 лет, напечатав его в отраслевом журнале. Это был экспромт?

Он давал удивительный прогнозы, включая не только темпы прогресса индустрии, но и развитие продуктов, которые появлялись на рынке. Я упомянул о компьютерах и радарах. Но забыл GPS.

Вы считаете, что размещение Закона в журнале было удачным ходом?

Это был один из тех, одноразовых профессиональных журналов.

Когда Закон Мура можно будет считать устаревшим?

Я всегда говорил, что развитие микропроцессоров будет длиться еще 2-3 поколения. Но технологии меня удивили, так что думаю у них есть еще карты в рукаве.

Автор: Дэвид Каплан.
Источник: Fortune.

Оставить комментарий

Комментарии | 17

Последние новости
28 сен
Смотреть все
  • Истории компаний
  • НДС для Facebook и Netflix
  • Расследования AIN.UA
  • Спецпроекты
  • Безопасность номера
  • Безпека гаманця
Реклама на AIN.UA

Поиск