EN

Книжная полка: «Время действовать. Как сделать мир лучше, используя силу социальных медиа»

903

photo«Гениальность капитализма — в его способности ставить личный интерес на службу интересам большинства. Перспектива крупной финансовой отдачи от инноваций подстегивает изобретательность, толкая множество одаренных людей на поиск новшеств в самых разных областях. Этой системе, которую приводит в действие личный интерес, принадлежит заслуга создания великих инноваций, улучшивших жизнь миллиардов. Гордон Браун, экс-премьер-министр Великобритании» (с)

С первых строк, кровь стаями диких псов бросается к вискам: Бескорыстный альтруизм?!  С чего бы вдруг? Сорос, как благодетель, знающий «как починить загнивающий капитализм» — крайне неожиданно, учитывая тот факт, что любой образованный человек, не гнушающийся пользоваться открытыми источниками информации знает Сороса, как одного из крупнейших финансовых спекулянтов, и одного из ключевых конструкторов Азиатского кризиса 1997 года.

Только имея некий опыт знакомства с зарубежной литературой, понимаешь, что такое заковыристо-восторженное начало – лишь дань американской беллетристике, и самое интересное начнется с середины книги, хотя такие фразы:  «ограничить потребление ресурсов, дабы повысить общий уровень жизни», «сравнятся по потреблению» , относящаяся к жителям стран, так называемого «третьего мира», вводят в ступор.

Разве не очевидна аксиома: «Желая потреблять блага необходимо иметь средства, ликвидные к обмену, дабы иметь ликвидные средства, необходимо производить хоть что-нибудь: продукт, услугу, продавать религиозные обычаи и устои, в конце концов»… Конкретно в данных местах с автором хочется отчаянно спорить на тему  ограниченности рассмотрения населения, исключительно как потребителя, но, обвиняя автора в альтруизме и утопичности, рискуешь сам зарыться в полукоммунистических и недокапиталистических лозунгах, призывающих человека беспристанно, с маниакальным упрямством трудится над созиданием благ, для себя, для близких, для государства и т.д и т.п.

Вот только, чем дальше и полнее погружаешься в текст, тем мельче и незначительней становится изначальный скептицизм, вызванный родительскими настроями автора, по отношению к социуму… Безусловно некоторая романтическая мечтательность о космополитической ответственности разумного общества, связанного социальными узами открытых комьюнити, и желание благостно влиять на общую морально-капиталистическую картину мира(как бы это громко не звучало), ставит автора в один ряд с фантастами Стругацкими, пропагандировавшими в своих книгах высокоморальное и сознательное общество, но, тем не менее — его подкованность в  сути вопроса и углубленное изучение фактов влияния, побуждает каждого разумного человека пересмотреть свою потребительскую позицию, в рамках разумного альтруизма.

Иногда создается впечатление, что мысли автора являются категоричной, обратной стороной всей капиталистической политики здравого эгоизма, но это лишь на первый, невооруженный взгляд, потому что своими рассуждениями автор предлагает, таки пользоваться сложнейшей системой причинно-следственных связей, грузиков и противовесов на монструозных весах мировой экономики, стремительно размывающейся в условиях развивающейся космополитичности.

Где-то с этого момента становится более ясной и прозрачной мысль автора,  желающего поставить социальные сети на службу тотального, потребительного контроля,  за деятельностью транснациональных корпораций.  Пусть и остается непонятным его желание отпиливать бюджеты компаний в пользу «страждущим и неимущим», учитывая тот пункт, что он ставит их в один ряд с ленивыми, паразитирующими на теле трудового общества группами людей/государств.

С приятным удивлением, осознаешь, что эта книга не является «покетбуком», перевариваемым за пол часа, а является полноценной литературой, требующей вдумчивого осовоения, где нельзя просто бегло пробежаться по строчкам, как в дешевом романе – выхватывая смысл между строк, опуская ненужные детали, где, в некоторых главах и сносках хочется оставлять закладки, чтобы возвращаться к этим строкам и перечитывать , даже такие спорные, как:

«Николас Христакис, социолог из Гарвардского университета, установил, что социальные сообщества обладают памятью, устойчивостью во времени и свободной внутренней циркуляцией идей. Они также обладают внутренним разумом, что позволяет направлять коллективные действия в нужное русло — примерно так, как пчелиный рой всегда отыскивает цветущий луг, или как птичья стая, объединяя навигационные навыки всех особей, во время миграции безошибочно отыскивает в океане клочок земли для передышки.» (с)

Как бы высоко не оценивалась глубина подхода, к исследованию проблемы стагнирующей, по мнению автора, капитализации, и как бы ни были ценны его заметки, побуждающие мыслить вне рамок, навязанных социумом мнений – иногда вызывает легкое отторжение, желание автора обезличить общество, навязав ему «коллективное бессознательное», или  же «коллективный разум», на примере пчел…. Где-то здесь, внутри рвет цепи, классический бунтарь – не согласный быть размытым в общей картине мировосприятия…. Как-то уж слишком привычным кажется тот факт, что историю творят единицы – личности, харизма, стремление, порывы, а не улей, косяк, стая, стадо или же любая другая форма коллективной общности…

А особенно ранит самолюбие, и институт образования в частности, строчки :

«разнородное сборище людей, то есть толпа, куда более способно найти правильное решение проблемы, чем группа профильных экспертов.» (с)

Если обратится к психологии, то на ум приходит строчки из «абсурда  демократии»:

«Идеалистичная идея о том, что большинством голосов можно принять наиболее правильное решение, неизбежно разбивается о скалы суровой реальности: статистическое большинство — это «кухарки», которых на пушечный выстрел нельзя подпускать к каким бы то ни было рычагам управления. И, наоборот, — самые выдающиеся члены сообщества, к которым и следовало бы прислушиваться, оказываются, как минимум, в меньшинстве, а, как правило, — посаженными на кол.

Хорошо, когда совет директоров огромной корпорации решает спорные вопросы общим голосованием — большинство голосов разумных людей побеждает и определяет следующий разумный стратегический шаг.

Но стоит попытаться раздвинуть этот принцип на широкие массы и дать право голоса каждому дееспособному пассажиру, и корабль тут же пойдет на дно. Каким образом подчиненный — тот человек, который не дорос еще до того, чтобы участвовать в принятии стратегических решений, — может судить о правильности или неправильности выбора, перед которым стоит его руководитель?  Или представьте, что какая-нибудь корпорация устроит плебисцит среди своих многочисленных сотрудников по вопросам управления активами и стратегического планирования… на следующий же день у конкурентов будет большой праздник с танцами на костях поверженного противника. »(с)

Даже учитывая факт глубокой социальной ориентированности человека, его потребности в обществе и слушателях – крайне сложно и нежелательно размывать один общий образ на миллионы. Но это, как любят повторять критики и прочие личности, претендующие на звание глубоких ценителей —  моя сугубо субъективная точка зрения.

В конце, хочется добавить, что книга, безусловно станет точкой отсчета для множества жарких споров, вдумчивых дискуссий, преломленных копий, коллапса мнений, возможно даже заставит публику плотнее вгрызаться в мат.часть… и это хорошо, потому что нашему комьюнити, как раз не помешает немножечко сознательности, а для любого развития всегда  были нужны побуждающие раздражители.

По прочтению книги, еще долгое время, легким послевкусием, тлеет во рту простая, но крайне ёмкая мысль:

«Путаница в таких понятиях, как «личный интерес» и «личная корысть», до сих пор не устранена, и это проблема не только философских дебатов.» (с)

Купить книгу можно у представителей издательства «Манн, Иванов и Фербер» Kniga.biz.ua

Оставить комментарий

Комментарии | 0

  • Истории компаний
  • НДС для Facebook и Netflix
  • Расследования AIN.UA
  • Спецпроекты
  • Безопасность номера
  • Безпека гаманця
Реклама на AIN.UA

Поиск