AIN.UA » СтартапыИгорь Табер и Егор Анчишкин о конфликтах между инвестором и предпринимателем
EN

Игорь Табер и Егор Анчишкин о конфликтах между инвестором и предпринимателем

775
2

Игорь Табер и Егор Анчишкин о конфликтах между инвестором и предпринимателемВчера в Доме образования и Культуры «Мастер Класс» состоялась панельная дискуссия на тему «Инвестор и предприниматель: разные взгляды на один вопрос». Мероприятие было инициировано тремя стартап-акселераторами — украинскими EastLabs и Happy Farm и международным Founder Institute, который пришел в Украину в сентябре 2012 года.

Точку зрения инвестора в дискуссии представлял Игорь Табер — инвестиционный директор Intel Capital, а позиции предпринимателя озвучил Егор Анчишкин, IT-предприниматель и CEO Zakaz.ua.

AIN.UA предлагает несколько основных тезисов, которые обсуждались на панельной дискуссии.

Когда между инвестором и предпринимателем могут возникать разногласия?

Игорь ТаберИгорь Табер: Нужно понимать, что в типичном венчурном фонде тоже есть свои инвесторы: пенсионные и другие фонды, деньги богатых людей и бизнесменов, и т.п. Эти средства венчурный фонд должен вернуть с прибылью, а сам он получает процент от этой прибыли.

По статистике большинство сделок, которые осуществляет венчурный фонд, неудачны. Если взять 10 сделок, то 5-6 из них окажутся провальными, 1-2 — средне успешными, и еще 1-2 — очень успешными. Именно эти последние и генерируют весь доход, который венчурный фонд будет возвращать инвесторам, его процент, а также обеспечивают возврат денег, потерянных на других сделках. Поэтому инвестор хочет, чтобы компания как можно больше рисковала, чтобы стала максимально успешной. Даже средне успешные компании, как правило, не могут вернуть инвестиции в размере, удовлетворительном для фонда.

Инвестор хочет, чтобы предприниматель брал на себя как можно больше риска — только так можно добиться максимального успеха компании

В свою очередь, предприниматель не стремиться сильно рисковать. тут могут возникать разногласия. Например, инвестор вложил в компанию $3 млн. за 30% компании. Компанию захотели купить за $30 млн., то есть обратно инвестор получит $10 млн., а предприниматель — остальные $20 млн. Для предпринимателя это успешная сделка, но не для инвестора — он всего-лишь утроит свои вложения, и этого будет недостаточно, чтобы вернуть инвестиции в те сделки, которые провалились.

Второй момент, это доверие. Инвестор хочет получать у предпринимателя самую адекватную информацию о том, что происходит в компании. Разумеется, предприниматель всегда знает больше, чем инвестор. Но если предприниматель чего-то недоговаривает, опытный инвестор это почувствует. Лучше говорить правду, даже если все не совсем хорошо, чем что-то скрывать за напускным оптимизмом. Иначе доверие сломается, что может повлечь за собой множество проблем.

Почему несколько инвесторов лучше, чем один?

Игорь Табер: Существует стереотип, что инвестор — это лицо, которое владеет миром. На самом деле это не так. Лучшие инвесторы видят себя просто как сервисный бизнес. Это услуги, которые венчурный фонд предлагает стартапам. И за лучшие проекты между инвесторами развивается дикая конкуренция. Она заключается в оценке компании, условиях сделки, а также в том, как быстро и эффективно инвестор может эту сделку закрыть, а растягивать процесс во времени у нас нет никакого желания.

Егор Анчишкин: Fund Raisihg для стартапа — это бесконечный процесс, он не заканчивается до тех пор, пока вы не продадите или не закроете компанию. Нет ничего хуже, чем оказаться в ситуации, когда у вас деньги и время ограничены, а в обойме только один инвестор. При этом на переговоры с другими времени нет. В этой ситуации можно сказать совершенно точно, сколько будет занимать Fund Raisihg — до момента, когда у вас закончатся деньги плюс две недели. Пока сотрудники не начнут продавать имущество компании, чтобы выплачивать себе зарплату.

Как распределяются полномочия в компании между инвестором и предпринимателем?

Игорь Табер: Исходя из моего опыта, совершенно не важно, как распределены доли в компании — если она успешна, ею целиком и полностью управляет предприниматель, будь у него 1% акций или 99%. Инвестор поддержит все его решения, потому что он успешен.

Я инвестор, и я не хочу ничего решать. Я хочу сидеть в совете директоров и наблюдать, как все растет

Опытный инвестор понимает, что в компании есть хорошие времена, а есть плохие. И если он видит, что предприниматель борется с трудностями, работает по 24 часа в сутки, он старается не вмешиваться, а помогать. Но если предприниматель умалчивает о проблемах или сдается и уезжает в отпуск на две недели, инвестор принимает меры.

Худшее, что может случиться в компании — это конфликт между основателями. Если они что-то не поделили и не хотят больше работать вместе, компания может погибнуть. Тут инвестор должен вмешаться, возможно, поменять менеджмент, но спасти проект.

Каких инвесторов стоит избегать?

Егор АнчишкинЕгор Анчишкин: У наших предпринимателей много стереотипов относительно инвесторов. Это непременно должен быть человек в дорогом костюме и с дипломатом… Вы не представляете себе, насколько странно может выглядеть инвестор в Калифорнии! Некоторые инвесторы используют экстаравагантность как фильтр, чтобы к ним не приставали журналисты или стартаперы, потому что в нем трудно заподозрить серьезного инвестора. Я бы на месте предпринимателя общался со всеми, не обращая внимания на внешний вид или слухи в СМИ — буквально после первого разговора можно понять, что за человек перед вами.

Один инвестор предложил мне сделать обрезание. Я ответил, что мне нужно посоветоваться с мамой

Вот, например: ангел Viewdle, из рук которого я лично взял чек на $250 тыс., предложил мне сделать обрезание. Может быть что-то более нестандартное? Этому мужчине было больше 60 лет, и сказать, что он респектабельный бизнесмен — ничего не сказать. Он владеет несколькими небоскребами на Манхеттене. Я не знал, как реагировать, а он сказал, мол, да ты не волнуйся, у нас все стерильно (очень серьезным тоном). Я ответил, что мне нужно посоветоваться с мамой. Тогда он рассмеялся, и я понял, что он шутит.

Точно скажу одно — я бы дважды подумал, прежде чем брать деньги у людей, которые раньше были чиновниками. Есть очень хороший критерий отбора: спросите — как этот человек будет вас финансировать, с оффшора или от частного лица? Если это частный счет в Швейцарии, берите. Если оффшор, лучше искать другого инвестора.

Игорь Табер: Обычно у всех инвесторов есть репутация — хорошая, плохая, нейтральная. По своему опыту я знаю, что дыма без огня не бывает. Когда инвестор планирует вложить деньги в ваш проект, он собирает о вас самую подробную информацию. Я призываю всех предпринимателей делать то же самое — вы должны четко знать, у кого вы берете деньги, потому что обратного пути у вас не будет. Поговорите с CEO портфельных компаний этого инвестора — как успешных, так и не успешных — как он себя вел в разных ситуациях? Большинство предпринимателей почему-то этого не делают, хотя это очень важно.

Рынок покажет, кто хороший инвестор, а кто нет. Пока рано об этом говорить

Пока в России и Украине непонятно, какие инвесторы лучше, какие хуже — track record (послужной список) у венчурных фондов в странах СНГ относительно маленький. В Долине он складывался десятилетиями.

Игорь Табер и Егор Анчишкин о конфликтах между инвестором и предпринимателем

Фото: Sasha Paleeva

Украина или Калифорния — где начинать?

Игорь Табер: Калифорния может очень сильно отвлекать от бизнеса. Там весело, много ивентов, событий — есть куда пойти. Вам может захотеться развлекаться там, а не работать. Всему свое время: если вы делаете глобальный продукт, рано или поздно вам придется поехать в Калифорнию, но я бы не стремился туда на ранних стадиях. Калифорния никуда не денется, и ничего волшебного там нет.

Егор Анчишкин: Здесь я не соглашусь — раз уж так много разговоров о Калифорнии, значит в ней определенно что-то есть. Конечно, если у вас имеется свободных $10 тыс., лучше съездить туда — это будет колоссальным опытом, который в разы ускорит ваше развитие. Кто-то покрутит у виска, кто-то что-то расскажет и вы что-нибудь для себя поймете — в Калифорнии все происходит очень быстро.

Для примера расскажу историю: однажды я был в Калифорнии на одной конференции. Стою, вдруг подходит ко мне паренек, здоровается. Я думаю — где-то я его видел… Ах, это же Марк Цукерберг! Рассказываю ему про свой проект, а он спрашивает — сколько миллионов пользователей? Мы тогда только запустились, и пользователей у нас было всего 6 тысяч. Для нас это было нормально, но как-то неудобно называть такие цифры там, где у всех и каждого по миллиону пользователей.

В чем главный риск для инвестора?

Игорь Табер: Риск №1 — это выход из проекта. Выходов в России и Украине очень мало, количество покупок иностранными корпорациями отечественных бизнесов можно посчитать на одном пальце. Количество покупок местными компаниями еще меньше — даже пальцев не надо. Именно поэтому миллион, который ты вкладываешь, может просто потеряться.

Если сравнить, сколько компаний покупает Google и Facebook в Долине каждый год с количеством проектов, которые покупает Яндекс и Mail.ru в России, то получится, как говорят в Одессе, две большие разницы. Поэтому если уж мы инвестируем, то только в лидера конкретного сегмента.

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Смотреть комментарии

Комментарии | 2

Последние новости
23 сен
Смотреть все
  • Продавать в интернете
  • Безопасность номера
  • Съемки на YouTube

Поиск

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: