AIN.UA » Лучшее, СтартапыСергей Белоусов, Runa Capital: «Обсуждения о создании грантового фонда напоминали эпизод с куклус-клановцами из фильма «Джанго освобожденный»»
EN

Сергей Белоусов, Runa Capital: «Обсуждения о создании грантового фонда напоминали эпизод с куклус-клановцами из фильма «Джанго освобожденный»»

986
2

Сергей Белоусов, Runa Capital: "Обсуждения о создании грантового фонда GTF напоминали эпизод с куклус-клановцами из фильма "Джанго освобожденный""16 апреля венчурные фонды Runa Capital, TA Venture, Almaz Capital и инновационный парк Bionic Hill объявили о запуске некоммерческого грантового фонда Global Technology Foundation (GTF). В тот же день стратовал прием заявок от стартапов, список которых вскоре будет опубликован на сайте фонда.

Старший партнер Runa Capital, а теперь и Председатель Наблюдательного совета GTF Сергей Белоусов, рассказал AIN.UA, в чем интерес участников фонда, чем запуск GTF грозит рынку украинских стартап-инкубаторов и на какие проекты в Украине нацелена конкретно Runa Capital.

Чья это инициатива создать некоммерческий грантовый фонд в Украине?

Изначально это была моя инициатива. Но мне не потребовалось много времени на то, чтобы убедить Сашу Галицкого, Виктора Галасюка, Викторию Тигипко и Bionic Hill создать такую структуру. Впервые идея обсуждалась на прошлом IDCEE.

Тогда среди основателей фонда значился и «Украинский Медиа Холдинг», однако на данный момент компании в списке нет. Он не будет участвовать?

Участие «Украинского Медиа Холдинга» действительно обсуждалось, и, я думаю, он примет участие. Просто, это большой холдинг, и принятие такого решения займет больше времени. Помните эпизод из последнего фильма Квентина Тарантино «Джанго освобожденный»? Когда члены ку клукс-клана перед налетом на Джанго и его партнера немца обсуждали свои шапки из мешков? Когда имеешь дело с такими людьми, как Виктория Тигипко, Алексей Аникин, Александр Галицкий, мне кажется, обсуждение может стать слишком сумбурным – у всех свое мнение, все хотят что-то высказать… Очевидно, Борис Ложкин на каком-то этапе просто выпал из этих обсуждений.

Перед нами тогда стояла задача все это поскорее начать. Дальше все желающие смогут принять участие в инициативе.

А есть подобные GTF инициативы в России?

Да, и много. Но в России они в основном финансируются государством. Есть фонд Бортника, акселератор Microsoft в Москве раздает гранты, также «Сколково», Мерия Москвы, множество региональных грантовых программ… Все-таки подобная инициатива должна исходить от государства, но если государство этого не делает, бизнес может взять это на себя. Объем у нас, конечно, небольшой, но мы надеемся, что в какой-то момент нашу инициативу перехватит или дополнит какая-то правильная государственная организация. Ведь, чтобы это работало, нужно рассеивать гранты очень широким веером.

Украинское государство не принимает никакого участия в инициативе?

В данный момент нет.

А украинские венчурные фонды могут присоединиться к GTF?

Мы всячески приглашаем любые адекватные фонды. Нам очень важно поддерживать уровень качества, просто деньги нам не нужны. Тратя деньги на грант, мы покупаем время, экономя на поиске проектов, поэтому партнеры должны быть максимально компетентными.

Вы готовы выделять стартапам на предпосевных стадиях по $30 тыс., не претендуя на долю в отличии от украинских стартап-инкубаторов. Также на базе Bionic University им предоставят инфраструктурную и образовательную поддержку. Может ли запуск GTF негативно отразится на бизнесе инкубаторов?

Конкуренция — всегда хорошо. Если ее нет, то рынок не развивается. Получается, что инкубаторы должны будут улучшаться: либо больше времени тратить на проекты, либо больше денег давать. Мы выбрали такую сумму, оценив, сколько денег реально нужно проекту, чтобы оторваться от нулевой точки. И нам кажется, что $30 тыс. — это правильная сумма.

Надо заметить, что моделей много – инкубаторы, акселераторы – все они работают по-разному, и пока сложно разобраться, какая из этих моделей работает лучше всего. Мы выбрали грантовую. К тому же, мы не так много грантов будем раздавать. Мы рассмотрим тысячу проектов, а профинансируем только несколько десятков. Так мы, возможно, подогреем рынок.

Может быть, что сумма гранта будет иная – больше или меньше 240 тыс. грн?

Нет, процедура выдачи грантов должна быть максимально простая и механическая, чтобы не тратить много времени – только на принятие решений о том, кому дать и на что. Иначе стоимость работы такой организации становится больше, чем сумма раздаваемых денег. Если мы начнем торговаться или договариваться, количество людей, задействованных в этом процессе, будет такое, что больше половины денег мы будем тратить на персонал.

Алексей Аникин сказал, что сумма будет даваться траншами, а за проектами, получившими грант, GTF будет наблюдать. Каким образом?

Контролировать мы не будем, мы будем помогать проектам, давать рекомендации. Мы будем подписывать с ними некий «меморандум о намерении», который каждый проект должен будет пытаться выполнить. Но он не является обязательным. Задача не в том, чтобы выбрать проект и заставить его делать так, как нам надо. А в том, чтобы выбрать самый лучший проект и дать ему возможность делать то, что надо ему.

Сергей Белоусов, Runa Capital: "Обсуждения о создании грантового фонда GTF напоминали эпизод с куклус-клановцами из фильма "Джанго освобожденный""

Фонд некоммерческий, так в чем на самом деле ваш интерес?

В поиске проектов. Это из области loss leading — действительно, мы теряем деньги на этих грантах, а не зарабатываем их. Но таким образом мы приобретаем большее количество сформированных проектов, в которые сможем потом инвестировать и заработать на них.

Пока мы не знаем, сколько таких проектов может быть. И, возможно, нам придется несколько лет продолжать эту инициативу, чтоб собрать статистику. Сейчас мы все — Runa Capital, TA Venture, Almaz Capital и Bionic Hill — хотим знать, сколько в Украине может быть хороших стартапов, если начать им помогать. Пока непонятно.

Назовите ваши сделки в Украине, в том числе совместные с Almaz Capital

Я не уверен, что могу назвать все. У нас есть как минимум 5 компаний, у которых в Украине есть офисы разработки. Из компании ThinkGrid мы уже вышли – основатели англичане, но все разработчики были во Львове. Вторая компания Jelastic находится в Житомире — это как раз совместная сделка с Almaz Capital. Еще один проект, который мы совместно проинвестировали, держит разработчиков в Харькове. Плюс еще у нас есть новая сделка, которую мы пока не объявляли — разработка в Днепропетровске, а основатели в Голландии.

Есть компания, все основатели которой украинцы, один из них живет в Америке, а разработка — в Донецке, но мы про нее тоже пока не рассказываем, хотя она состоялась достаточно давно. По некоторым причинам.

И 5 украинских компаний – это достаточно большой процент. Из 40 компаний в нашем портфеле, наверное, 15 не имеет никакого отношения в СНГ. То есть, грубо говоря, 20% компаний в портфеле Runa Capital – из Украины.

То есть грантополучатели GTF будут рассматриваться в Runa Capital, TA Venture и Almaz Capital как первые претенденты на последующее финансирование?

Да. Мы будем их рассматривать в первую очередь. Это зависит от того, как скоро они смогут подать бизнес-план на инвестирование. Получат они инвестиции или нет зависит от самих стартаперов.

Какая приоритетная отрасль Runa Capital в Украине?

Я являюсь партнером в двух фондах: один из них занимается инвестициями в информационные технологии — это основной фонд Runa Capital, а второй инвестирует в инновационные разработки из области material science — это QWave Capital. В направлении ИТ мы стараемся инвестировать в проекты, ориентированные на глобальный рынок, которые могут быть масштабированы более чем до $100 млн за менее чем 10 лет, и у которых внутри есть сложные технологии — мы стараемся не инвестировать в операционный бизнес.

Недавно мы обсуждали с коллегами из Cisco и IBM, что в Украине сейчас бум e-commerce. Так вот, в электронную коммерцию Runa Capital не инвестирует, нас интересуют технологии, которые сложно повторить из-за того, что там нужно много программировать, и можно что-то запатентовать.

Есть области, в которых мы лучше всего разбираемся. Так, мы №1 в мире по облачным сервисам для малого бизнеса. То есть если даже фонд из Долины инвестирует в этой области, он с некоторой вероятностью приглашает Runa Capital. Мы лучшие инвесторы в русскоговорящие команды – по объему и качеству экспертизы и помощи, которую наши портфельные компании получают с деньгами. Также мы №1 на русскоязычном пространстве по юзаблити. Это еще одна отрасль, в которой мы можем конкурировать за любую сделку. Мы также разбираемся в сложном ПО. Например, у нас есть инвестиция в Силиконовой Долине в софт для анализа генома человека. Или еще одна наша сделка NGINX —  лучший в мире веб-сервер, его использует Facebook, LinkedIn, Яндекс, Twitter и другие ведущие ИТ-компании мира. В нашем портфеле Ecwid – самое популярное  в мире решение для электронной коммерции в Facebook

Мы разбираемся в науке и образовании, мы инвестировали в Dnevnik.ru и LinguaLeo. Так сложилось, что все представители фонда так или иначе связаны с наукой — кто-то кандидат, кто-то доктор наук.  Есть еще несколько специальных областей, но опять-таки – нас интересуют все хорошие технологические проекты.

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Смотреть комментарии

Комментарии | 2

Последние новости
19 ноя
Смотреть все
  • Бизнес на госданных
  • Съемки на YouTube
  • ФОП для IT
  • Nimses
  • Бизнес в e-commerce
  • Продавать в интернете
  • Спецпроекты
  • Безопасность номера

Поиск

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: