AIN.UA » БизнесКак Microsoft растерял свое «моджо» (часть I)

Как Microsoft растерял свое «моджо» (часть I)

2223

Когда-то Microsoft доминировала в технологической индустрии. Действительно, это была самая богатая корпорация в мире. Но с 2000 года, по мере того, как на пятки ей наступали Apple, Google и Facebook, компания опростоволосилась практически в каждом сегменте, на который входила: электронные книги, музыка, поиск, социальные сети и т.д. Как настоящие, так и бывшие топ-менеджеры Microsoft считают, что компания сбилась с пути по вине не кого иного как Стива Баллмера, который руководил компанией более 30 лет. А недавно он заявил о своем уходе из Microsoft, на что рынок отреагировал позитивно — акции компании выросли сразу более чем на 7%.

В 2012 году на презентации в Лас-Вегасе Баллмер не сказал ни слова об инновациях и не анонсировал ни одного революционного продукта. Заключение медиа было мрачным — последняя презентация компании была «жестокой шуткой». Microsoft засвидетельствовала более десяти лет стагнации, грубых ошибок, упущенных возможностей и окончательно перевоплотилась из мирового инноватора в производителя невыразительных потребительских продуктов. Пока Microsoft полагалась на старые-добрые Windows, Office и свои финансовые возможности, бывшие зомби Google, Facebook и Apple вознеслись на крыльях соцмедиа и новейших технологий, и угнаться за ними было невозможно.

Стагнация хорошо просматривалась в отчетах с Уолл Стрит. Несмотря на увеличение продаж основных продуктов, за последние десять лет цены на акции Microsoft практически не изменились, оставаясь на уровне $30 за штуку, между тем как стоимость акций Apple выросла более чем в 20 раз. В декабре 2000 года рыночная капитализация Microsoft составляла $510 млрд, компания была самой дорогой в мире. С июля она перестала таковой быть. Корпорация №1 переместилась на третье место с оценкой в $249 млрд. Если еще в декабре 2000 года Apple оценивали в $4,8 млрд и даже не входила в список, то в июле компания оказалась первым номером с оценкой в $541 млрд.

Потерянное десятилетие

Как же так получилось? Как самая богатая в мире компания, IT-икона, которая свергла IBM с его престола в компьютерной индустрии, умудрилась так быстро скатиться вниз? Историю о потерянном десятилетии Microsoft впору изучать в бизнес-школах в рамках курса «Как нельзя работать, чтоб успех не отвернулся от вас». Компания, которая основывалась молодыми визионерами беспрецедентного таланта мутировала в нечто, погрязшее в бюрократии, где культура исповедует необоснованные вознаграждения для менеджеров, которые боятся инноваций и перемен.

К закату тысячелетия коридоры Microsoft больше не были заполнены косолапыми программистами в гавайских рубахах, никто больше не работал по ночам и по выходным, чтобы поскорей добиться вожделенной цели. Вместо этого жизнь за корпоративными стенами устаканилась и задубела. Вотчины пустили корни, а верное наследование корпоративной политики стало основным путем к успеху в карьере.

За эти годы Microsoft утроила усилия в борьбе с конкурентами, но из-за невероятно глупых решений руководства, жертвами этой борьбы становились преимущественно сотрудники Microsoft. Их вознаграждали не только за достижения, но и за провал их коллег. Как результат, компания погрязла в межусобных распрях. Потенциально растущие бизнесы — электронные книги или технологии для смартфонов — были убиты, отложены или задержаны из-за внутренних разбирательств. Таков портрет Microsoft на основании десятков интервью с бывшими и настоящими руководителями, подкрепленный бесконечными документациями и отчетами.

Билл Хилл, бывший менеджер Microsoft: «Они привыкли показывать пальцем на IBM и смеяться. Теперь они сами превратились в то, что так яростно презирали».

У Баллмера был шанс доказать правильность своей стратегии на таких продуктах как Surface, Windows 8, Windows Phone 7, Windows Server 2012 и Xbox 720. Также можно учесть приобретение Skype за $8,5 млрд. Но уже год назад аналитики безапелляционно заявляли, что старый-добрый Microsoft — ключевой игрок IT-рынка, страстный и неугомонный — давно умер.

Курт Мэсси, бывший старший менеджер по маркетингу Microsoft: «Компания просто перестала быть крутой».

Крутость — это то, чего хотят IT-потребители. Так, сегодня одно только подразделение iPhone приносит больше дохода, чем вся Microsoft. Нет, серьезно. Один единственный продукт Apple, которого вообще не существовало пять лет назад, продается лучше, чем все, что может предложить Microsoft, вместе взятое. Больше чем Windows, Office, Xbox, Bing, Windows Phone и любые другие продукты, созданные Microsoft, начиная с 1975 года. За квартал по итогам от 31 марта 2012 года продажи iPhone достигли отметки $22,7 млрд, а продажи корпорации Microsoft составили $17,4 млрд.

Монополия денег

Одну из самых стильных компаний в мире — Microsoft можно назвать библией для гиков, вроде «Популярной Электроники». В декабре 1974 года 21-летний Пол Аллен, которого исключили из колледжа, купил последний номер любимого журнала в ларьке на Гарвард Стрит и с трудом сдержал волнение. Жирным шрифтом на передовице было написано о том, что, наконец, изобретен первый в мире микрокомпьютер с мощностью, позволяющей конкурировать с коммерческими моделями.

Аллен бегом преодолел шесть кварталов до Гарвардского колледжа, в котором учился его приятель по старшей школе Билл Гейтс. Они оба давно мечтали написать операционную систему на бейсике, но Гейтс не торопился. Он сказал Аллену, что возьмется за такой проект лишь тогда, когда изобретут компьютер с мощным процессором. Аллен сунул Гейтсу в руки журнал, и они оба поняли — момент настал.

Гейтс, Аллен и еще один их друг написали программу, назвав ее Altair BASIC, и убедили компьютерную фирму MITS из Альбукерке ее лицензировать. Они назвали свою компанию Micro-soft. Вскоре рынок персональных компьютеров взорвался. Micro-soft продавала свой продукт все более и более крупным игрокам. За два года компания, переименованная в Microsoft, уже устанавливала стандарты на рынке программирования для микропроцессоров. Работать на молодую Microsoft было захватывающе, но также это очень выматывало. Гейтс был неумолим, требуя одинаково интенсивной самоотверженности от всех, кого он нанимал.

В 1980 году крупнейший в мире производитель компьютеров — компания IBM — обратился к Гейтсу и Аллену, чтобы те создали для нового продукта, который вот-вот должен был поступить на рынок, операционную систему. Для Microsoft это был огромный прорыв, который принес компании богатства, необходимые для предстоящего взлета.

В тот же год Гейтс и Аллен поняли, что ни один из них не обладает навыками менеджмента, столь необходимыми Microsoft. Поэтому Гейтс обратился к своему другу по Гарварду — шумному, подвижному, жесткому экономисту и математику Баллмеру с предложением руководить бизнесом. До поступления в Стэнфордскую бизнес-школу, которую он бросил, чтобы присоединится к Microsoft, Баллмер работал ассистентом продакт-менеджера в Procter & Gamble. В своей книге 2011 года «Человек Идеи» Аллен вспоминает знакомство с Баллмером:

[blockquote]»Я подумал, что этот парень похож на оперативника из НКВД. Он обладал пронзительным взглядом голубых глаз и врожденной крутостью».[/blockquote]

Компания начала расти вдвое, а то и втрое каждый год, операционные системы от Microsoft становились все более утонченными. MS-DOS была текстовой системой, но потом появилась Windows с графическим интерфейсом — рабочий стол, иконки и все то, что сегодня ассоциируется у нас с персональным компьютером.

24 августа 1995 года Microsoft достиг вершин крутости, выпустив то, что станет самой продаваемой ОС за всю историю: Windows 95. В поисках первых копий компьютерные гики ночами толпились вокруг технологических магазинов. За право использовать песню Rolling Stones “Start Me Up” в качестве саундтрека на презентациях и в рекламе, Гейтс заплатил $3 млн. Просто за саундтрек. Для софта. Именно так.

К концу 1997 года Windows 95 на ряду с другими операционками Microsoft заняла 86,3% американского рынка ПК (для сравнения, доля Mac O.S. от Apple не привышала 4,6%). С состоянием в $6.8 млрд Билл Гейтс был назван самым богатым человеком на земле по версии Forbes от 1992 года. Гики вошли в моду, а Microsoft обладал беспрецедентным влиянием на американскую общественность. Казалось, ничто и никогда не сможет остановить или хотя бы замедлить софтверного голиафа.

С другой стороны, инвестор Уоррен Баффет — «оракул из Омахи» — не понимал Microsoft. В августе 1997 года Джефф Райкс — топ-менеджер, отвечающий за продажи, маркетинг и сервис Microsoft — уговаривал его стать акционером. Райкс писал ему, что Microsoft — это как Coca-Cola, одна из лучших инвестиций Баффета. И если «Кока» стала королевой среди прохладительных напитков, то Microsoft собиралась осесть на абсолютно всех компьютерах мира.

Однако Райкс признавал, что у Microsoft есть слабое место. Угроза, по его словам, заключалась в неких непредвиденных преобразованиях технологического рынка — тот самый феномен, искалечивший IBM, который уже был дедом среди компьютерных гигантов, когда Microsoft только взошла на сцену:

«Я думаю, нездоровая зависимость IBM от влияния, которое они имели на предыдущие поколения, ослепила их настолько, что они упустили из виду изменения в парадигмах для ПК».

Такое высказывание в отношении Microsoft возымело влияние на Баффета. А не падет ли компания из-за высокомерия, которое сбило корону с головы IBM? Возможно ли, что случится еще одно изменение в парадигмах, которое Microsoft не сможет увидеть до тех пор, пока не станет слишком поздно? Райкс признал, что его беспокоят те же вопросы.

Первый звоночек

Между тем, первые признаки того, что в грядущем десятилетии корабельное судно Microsoft начнет тонуть, уже появились. В этот самый момент в штаб-квартире Microsoft в Редмонте, штат Вашингтон, группа топ-менеджеров работала над устройством, которое через 10 лет трансформируется в мультимиллиардную индустрию: электронный ридер, в который можно было загрузить электронные версии всех когда-либо написанных человечеством материалов — книг, журналов, газет — чего угодно. Но, несмотря на такую многолетнюю фору, Microsoft не будет той компанией, которая представит изменяющую правила игры на рынке инновацию. Вместо нее, сливки с нового направления соберут Amazon и Apple.

Искра, вдохновившая на создание такого устройства, вспыхнула на почве фантастической книги «Автостопом по галактике» Дугласа Адамса. Он предположил, что в одной книге могут содержаться все знания мира. И разработчики электронного ридера Microsoft верили, что новое устройство воплотит фантазию Адамса в жизнь. К 1998 году первый прототип революционного инструмента был готов к запуску. Взбудораженные успехом технологи послали устройство Биллу Гейтсу, ожидая награды. Но Гейтс показал большим пальцем вниз. Электронная книга — неверный выбор для Microsoft, безапелляционно заявил он.

«Ему не понравился интерфейс, потому что он не был похож на Windows», — рассказал программист, который принимал участие в работе над проектом.

Но в команде решили, что Windows категорически не подходит для электронной книги. Суть была в том, чтобы книга отображалась на весь экран устройства. В настоящих же книгах нет иконок из Microsoft Windows, поэтому их размещение в электронных версиях этих книг только испортят впечатление пользователей от новинки.

236593_LargeГруппа, работавшая над проектом, была переведена в подразделение Office — еще один источник доходов Microsoft кроме Windows. В срочном порядке мечтатели и изобретатели переквалифицировались в кур, которые должны нести золотые яйца уже сейчас. Стив Стоун, основатель технологической группы:

«Нас заставили сместить сроки на три-четыре года, чтобы мы смогли запустить продукт не в 2003-2004, а уже в 1999 году. Мы больше не могли фокусироваться на разработке технологий, которые были эффективны для клиентов. Вместо этого, внезапно для нас стало очень важно ответить на вопрос, как мы собираемся делать на этом деньги? И это было невозможно».

Слишком поспешный запуск дорого обошелся Microsoft. Программное обеспечение было создано таким образом, чтобы устройство управлялось прикосновениями к экрану — на основе технологии тач-скрин, которая позже стала столь востребованной на iPhone. Вместо этого компания вытолкнула Microsoft Reader на Microsoft Pocket PC — маленьком устройстве размером с телефон, а вскоре после этого версию на Windows. План дать пользователям нечто легкое и простое, чтобы читать книги на весь экран, зарезали.

Смерть e-book произошла не только из-за желания немедленно на ней заработать. Бывший чиновник из подразделения Office считает, что на самом деле проблема его коллег заключалась в том, что тач-устройство не восприняли всерьез:

«Office разработан под ввод данных с клавиатуры, а не стилусом или пальцем. И там было множество самых разных предрассудков».

Действительно, Microsoft упустил возможность в очередной раз ухватиться за технологии будущего из-за своей привязанности к Windows и Office.

«Windows был богом, все должно было работать на Windows, — говорит Стоун. — Идею мобильной технологии с более чистым пользовательским опытом, чем у ПК, «наверху» признали неважной, и они умудрились убить все усилия».

Предрассудки пронизывали компанию, из-за чего она не могла быстро реагировать, сталкиваясь с новыми конкурентами.

«Все, что тебе хотелось бы написать, должно было строиться на Windows или других продуктах, — рассказывает один из программистов. — Это может очень запутать, потому что часто проблемы, которые ты решаешь, не связаны с твоим продуктом, просто ты должен пройти умственное упражнение, чтобы понять, как это работает. И это очень тебя замедляет».

Но диктаторство Windows и Office были только одной из мириад проблем, разворачивающихся в Microsoft, которые в итоге подавили инновации. И куда большей проблемой, по словам топов, была корпоративная культура, которая с 2001 года прокладывала путь компании к саморазрушению.

Пузырь лопнул

Почти каждый сотрудник получал долю в компании через опционы. Когда цены на акции росли, сотрудники становились богаче. Когда падали, все чувствовали себя нормально, но просто были не так богаты. Ранний Microsoft плодил миллионеров так же быстро, как и экземпляры программ — первый состав команды вышел из компании с суммами от $1 до $100 млн. Так что все сотрудники, прежде всего, старались как можно больше увеличить стоимость акций. Хотя бы на чуть-чуть.

Эд МакКахилл, работал в Microsoft маркетинг-менеджером в течение 16 лет:

«Люди стремились и очень спешили капитализировать каждую возможность, чтобы получить новую прибыль. На каждой встрече были понятные цели и понятные результаты, потому что все знали, что чем быстрее они будут двигаться, тем скорее будет подниматься цена акций, и тем скорее они станут состоятельными».

Резюме в Microsoft поступали из бизнес-школ и от студентов технических вузов, которых манили рассказы о богатствах, в компании случился найм-бум. Много руководителей-старожилов перекладывали свои обязанности на новых сотрудников, а сами просто слонялись, ожидая нового вестингового периода, чтобы получить больше опционов — молодые коллеги саркастически называли такое поведение «отдыхай и получай».

А потом все изменилось. 29 декабря 1999 года акции Microsoft достигли своей рекордной стоимости — $119,94 — после чего начали дешеветь. Оказалось, что даже Microsoft не застрахован от кризиса доткомов. Шестнадцать дней спустя Билл Гейтс передал бразды правления Баллмеру. Бизнесмен, подкованный в финансах и маркетинге, который умел договариваться с людьми, заменил софтверного и технологического гения.

«Я был ошеломлен, когда Билл объявил, что отходит от непосредственного руководства компанией, чтобы стать «главным архитектором программного обеспечения» в январе 2000 года, а Стива Баллмера он назначил СЕО, — признался Пол Аллен. — Пока Стив был заместителем Билла на протяжение 90-х, не было ощущения его важности для Microsoft. Стив просто не был «парнем для продуктов».

За год Microsoft подешевел почти вдвое и больше никогда не вернулся к былым вершинам. Опционы на акции — то, что когда-то было золотым ключиком к богатству — пошли ко дну. Музыка смолкла. Теперь в Microsoft миллионеры работали бок о бок с миньонами. Один пришел на работу, хвастаясь своим новым Bentley, другой сумел обойтись Dodge Neon. Дни, когда команды боролись плечо к плечу, чтобы потрясти мир, завершились. Финансовые трещины разорвали и без того ослабевающие отношения между старой гвардией и новой кровью.

Незначительные изменения в корпоративной политике воспринимались как неуважение теми, кому посчастливилось обосноваться в Microsoft во времена миллионеров. Когда в 2003 году компания решила сократить расходы на полотенца в корпоративных душевых, последовала яростная реакция. У старых сотрудников миллионы, а молодых лишают полотенец?

«Если суммировать время, которое люди тратили на возмущенные письма об исчезновении полотенец… я думаю, они потеряли кучу денег, гораздо больше, чем стоили те полотенца», — сказал бывший разработчик.

Полотенца вернули, но идея сокращения расходов никуда не делась. Microsoft отказалась от своей «золотой» медстраховки, которая, по словам бывших сотрудников, привлекала их в компании больше всего. Дошло до того, что в офисе ощущался недостаток канцелярских принадлежностей.

А что еще хуже, стратегия успеха в Microsoft перевернулась с ног на голову. Компания, которая раньше создавала инновации и сулила богатства всем, кто имеет к ней отношение, теперь была скучной, как старики General Motors или IBM — и держалась на плаву только за счет былой славы.

«Люди понимали, что не смогут здесь разбогатеть, — говорит один из бывших управленцев компании. — Они стали скорее людьми, которые пытаются взобраться вверх по карьерной лестнице, нежели теми, кто хочет сделать вклад в развитие фирмы».

Из инноватора — в унылую корпорацию

Так началась бюрократизация Microsoft. Некоторые топ-менеджеры пытались подстроиться под Баллмера, но на самом деле единственной движущей силой в Microsoft была эра быстрых денег. Стремление сотрудников стать руководителями привело к тому, что в компании стало больше менеджеров. Больше менеджеров — больше совещаний. Больше совещаний — больше служебных записок. Меньше волокиты — больше инноваций. Все продвигалось черепашьими темпами.

Точно так же, как с электронным ридером, возможности создания новых продуктов ускользали. Windows CE — операционная система, обособленная для карманных устройств, могла стать первым воплощением мобильных ОС, которая легла бы в основу создания смартфона Microsoft. Но даже несмотря на то, что Microsoft была на шаг впереди конкурентов со своей Windows CE, она все-равно проиграла гонку за рынок смартфонов.

«Вы смотрите на Windows Phone и не можете не задаваться вопросом, как Microsoft умудрилась проворонить лидерство, имея устройства на Windows CE, — говорит МакКахилл. — У них была огромная фора, они были впереди на несколько лет. И они полностью это профукали. И профукали они это из-за бюрократии».
Ноюще медленные процессы балансировали на грани комичности. Марк Туркель, менеджер по продуктам, рассказал одну забавную историю. Он работал над проектом, который стартовал одновременно со стройкой 12-этажного здания. Окна офиса Туркеля выходили как-раз на строй-площадку, где на тот момент как раз ровняли землю под фундамент.
Туркель вел переговоры по проекту с менеджерами, потом с их супервайзерами, потом с супервайзерами супервайзеров.
«Удивительное количество переговоров на одобрение. Без всего того времени, которое мы потратили на эти переговоры, процесс подготовки занял бы максимум шесть недель», — говорил Туркель.
Наконец, в один прекрасный день, когда Туркель бежал на очередное срочное совещание, он случайно взглянул в окно. Здание было готово. А проект — нет.
«Я показал на здание и сказал — когда мы начали проект, этого здания не существовало. Это было невероятно», — говорит Туркель.
Молодые техногении, которые пришли в компанию в 20-30 лет, стали менеджерами среднего звена, 40- или 50-летними. И более молодые инженеры говорили, что «старики» просто не понимают современного потребителя — людей, которые были детьми или еще даже не родились на свет, когда появилась компания Microsoft. И когда молодые сотрудники указывали им на растущие тренды среди молодежи, менеджеры могли просто указать им на дверь.
Так, в 1997 году AOL представила свою программу мгновенного обмена сообщениями под названием AIM, это был предшественник современных SMS-сервисов. Два года спустя Microsoft выпустил такую же программу под названием MSN Messenger.

В 2003 году молодой разработчик заметил, что его друзья по колледжу подписываются на AIM и постоянно его используют. Почему? Они хотели программу коротких сообщений-статусов, чтобы рассказывать своим онлайн-друзьям, чем они занимаются на данный момент, даже когда не сидят за компьютером. Сообщения вроде «пошел на шоппинг» или «готовлюсь к экзаменам» стали чем-то совершенно обыкновенным.

«Это было начало тренда, на котором основали Facebook, люди хотели нечто, куда можно поместить свои мысли, непрекращающийся поток сознания, — рассказывает разработчик, который занимался MSN Messenger. — Основной функцией AIM был не чат, а возможность залогиниться в любое время и узнать, чем занимаются твои друзья».

Разработчик пришел к выводу, что молодые люди не захотят переключаться с AIM на MSN Messenger, в котором не было функции статус-сообщений. Он рассказал о проблеме своему боссу, человеку средних лет. И супервайзер отбросил соображения подчиненного, расценив их как глупость. Зачем молодежи сообщения на пару-тройку слов? Любой, кто хочет рассказать друзьям о том, чем он занимается, может сделать это на странице профиля, сказал он. Это означало, что пользователю нужно открыть страницу профиля каждого друга отдельно и найти на ней его статус, если он, конечно, там был.

«Он не понял суть, — рассказывает разработчик. — И поскольку он не знал или не верил в то, как молодежь использует месседжеры, мы так ничего и не сделали».

(Вторую часть истории о потерянном десятилетии Microsoft читайте на AIN.UA в понедельник, 16 сентября)

Курт Эйшенвальд

Источник: Vanity Fair

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

37

Комментарии | 37

  • А статья разве не боян? Август 2012.

  • да ну, они начали терять своё хозяйство еще с середины 90-х, вот как только забурели.. всё остальное — долгая дорога в дюнах..

  • Статья обрывается, как будто, на середине

  • Хорошая статья, только жалко, что проверкой орфографии не воспользовались

  • А можно мне немножко той «стагнации», которая сейчас у Майкрософт? 🙂
    И откуда такая странная логика: если некоторые компании «вознеслись на крыльях соцмедия», то почему это означает, что у какой-то другой компании дела очень плохи? Или деньги, заработанные на соцмедия стоят больше чем на ОС?

    Кстати, не поленился заглянуть в NASDAQ.
    Текущая капитализация:
    Apple 459 млрд.
    Google 295 млрд
    Microsoft 263 млрд
    Facebook 107 млрд

    Откуда конечно следует, что Facebook и Google «взлетели», а Microsoft «стагнирует». 🙂

    • это следует из сравнений капитализаций прошлой и настоящей, как бы.
      взлетели — было мало, стало много; стагнирует — сколько было, столько и осталось. Разве это не наблюдается в данном случае?

      http://s.wsj.net/public/resources/images/OB-PZ620_AppleX_K_20111006120025.jpg

      вот вам и ответ.

      • Нет, ну ситуация, конечно, формально соответствует термину «стагнация». Просто нам пытаются тут преподать ситуацию как практически безысходную, типа: «все пропало, скоро Майкрософт пойдет с молотка». А между тем, та же рыночная капитализация у «упадочного» МС в два с половиной раза больше чем у «взлетевшего» Facebook’а и не очень сильно отличается от капитализации Google.

        Да, и если действительно подходить с формальной точки зрения, у Apple последний год тоже «стагнация».

        • В статье говорится, что Microsoft уже не компания, которая уже не делает инновации, и если дела пойдут так дальше, то ее постигнет доля IBM. Это не значит, что это случится на 100%, но к этому все идет. Все как в жизни, на смену старикам приходит молодежь с новыми взглядами и большой энергией и энтузиазмом.

    • 01.01.2000 Балмер стал CEO … Гугл — поиск, Эпл — девайсы. Причем здесь соц. медиа?

      Гугл основан 1998 — за 15 лет с 0 до 295млрд, FB — основана в 2004 — за 9 лет 107 млрд. Поэтому если уж и говорить с точки зения капитализации, то FB и Google уж точно взлетели, а МС уж точно стагнирует, причем уже 13 лет начиная с 2000.

      Кстати 1,7 млрд из капитализации МС — это акции FB.

    • Можно. Можешь начинать стагнировать от текущего своего уровня благосостояния прямо сейчас.

    • Научите как посчитать стоимость компании с помощью инфы из NASDAQ. Без балды 😉

  • Капитализация это классно, но это настолько хлипкая штука.
    Я бы сильно не надр…ивал на Яблоки — у них по сути монопродукт.
    Завтра изобретут что-то новое, и Яблоки покатятся вниз очень быстро.
    Фейсбук еще больше подвержен таким рискам, т. е. ничего не производит ни услуг ни товаров.

    Микрософт конечно просрали моменты, но все таки у них больше точек опоры: ms server , ms office, приставки и т.п. — т.е. всё это в один момент не рухнет при самых плохих раскладах.

    Утрируя — давайте сравним стоимость например Exxon MObil или MacDonalds. Они стоят в разы дешевле, но нефть и гамбургеры — это нефть и гамбургеры — они были и будут.

    А завтра пара неудачных моделей телефонов у Яблока и уже не 500, а 200 ярдов — т. е. стабильность таких компаний в плане 10-20 лет под очень большим вопросом.

    • «Фейсбук … ничего не производит ни услуг ни товаров» — это утверждение из прошлого столетия, времен паровозов и пароходов.

      Информация — это и есть товар. Он собирает информацию про нас с вами, категоризирует ее и продает рекламодателям.

      • Не вся информация одинаково полезна.

      • Я ждал я ждал… что мне расскажут про то что уголь и нефть в прошлом.
        Насколько я знаю он пока отчаянно ищет и экспериментирует…

      • Тут даже дело не «услугах и товарах». Facebook — это компания одного сервиса. Если вдруг появится другой лучше (тот же Google+ станет гораздо круче нежели сейчас) — то шансы фейсбука выжить весьма призрачны. Пример MySpace подтверждает эту точку зрения.
        Apple тоже, по сути, сейчас компания двух-трех продуктов. Но, правда, у них уже целая экосистема — так что даже если кто-то выпустит что-то гораздо круче iPhone/iPad, то ничего радикального не произойдет т.к. вся армия текущих пользователей вряд ли откажется перейти на новую экосистему даже если она будет в разы «круче».

        • «тот же Google+ станет гораздо круче нежели сейчас» — т.е. не стал, потому-что не захотел, или может это не так просто?

          МайСпейс — не показатель. У них была совсем другая стратегия чем у фб, стратегия портала, объединять людей вокруг разных видов развлечений. ФБ — просто и понятно — общение. Но вы правы, опасность существует, наилучший пример — инстаграм. Поэтому его и купили за такие деньги.

          Разница между ФБ, Гуглом и МС кроме прочего в том, что первыми управляют ребята, сконцентрированые на продукте. Балмер в МС — просто управленец и продажник, который своими руками продукты никогда не делал. Поэтому он продавал все то, что ему давали его подчиненные, и не держал руку на пульсе.

          Именно поэтому я лично сомневаюсь в успехе яблока. Джобс был просто одержим тем, чтобы сделать самый лучший продукт. А Кук тем, как сделать его прибыльным. Теперь остался только Кук.

          • Я ж и не говорю, что это просто. Но это возможно (особенно с ресурсами Гугла). Поэтому FB еще (на мой взгляд) «в зоне риска», как компания одного продукта, пусть даже и очень хорошего.
            У МС в этом плане все гораздо лучше. У них есть и ОС (точнее у них их уже три Windows, Win RT, Win Phone), есть офисный пакет, есть сервер БД и еще куча других продуктов и для бизнеса и для косюмерского рынка). А еще есть своя клаудная платформа. По некоторым сведениям даже iCloud от Apple на самом деле ходит на Windows Azure.
            У Apple тоже уже построена своя экосистема, от которой многим уже довольно трудно отказаться. И эта экосистема будет еще долго (минимум лет 10) работать на них даже при самом ужасном управлении. Так что с Яблоком в ближайшее время ничего не случится.

          • А я и не говорю, что МС умрет завтра. Он большой, инертный и будет умирать долго, медленно и тихо, как, например, Kodak. Это конечно если не изменит что-нибудь, причем очень круто изменит, как когда-то IBM.

          • Я вообще сомневаюсь, что МС сейчас находится в стадии «умирания». Скорее наоборот. Если посмотреть объективно, то сейчас это единственная компания которая контроллирует все компоненты своей «экосистемы». Все другие в отдельных областях вынуждены «уживаться» со своими конкурентами.
            У МС, до недавнего времени, не развита было только та часть, которая отвечает за производство железа. С покупкой Nokia и этот недостаток нивелируется.

          • Какая «экосистема» ?! 99,9 пиратского софта который стоит на комп. в нашей стране, не связывается с ни какой экосистемой! Почту на Outlook,или импотентный WinPhone, это Вы называете экосистемой !? ))))

          • Что за бред? Причем тут «наша страна» и «пиратский софт» вообще?

          • ??? а кто еще как «наша страна» сидит на Winде ? Америка, нет конечно! Разве что Европа, в месте с Nokia это единственный рынок Титаника (Win+Nokia)

          • 🙂 Привет тебе пришелец!
            На нашей планете, пока что, доля Windows среди десктопных систем — более 91%.
            http://www.netmarketshare.com/operating-system-market-share.aspx?qprid=10&qpcustomd=0

          • Ты прав картинка красивая, вот у моего соседа стоит хакнутый, но распознается он как «оригинал». Он же тоже есть в этих красивых цифрах и какое он имеет при этом отношение к «Экосистеме» !? а ты посчитай весь бывший СССР по количеству компов и они ни доллара не заплатили за Винду! Но, картинки с процентами красивые. Землянин, а у тебя оригинальный Windows ?!

          • Да, у меня оригинальный Windows. И у моего соседа — тоже. 🙂
            Но действительно, какое это отношение имеет к «экосистеме»? Позволю спросить: вы вообще понимаете о чем речь идет? Почему, в принципе, при слове «экосистема» возник вопрос про «пиратский софт»?

          • Потому что мы пользуемся продуктом всю жизнь и нам пливать на то, что стоит еще за этим. теперь. Взять напр яблокофилов, там ты купил себе МП3 плаер и ты уже часть чего то, и следующая покупка это будет еще какая то часть этой экосистемы ! А в продуктами микрософт не так, во первых за говняшное качество, юзабилити и т.д. Такие продукты ни когда не станут частью твоей жизни, как продукты Googla или Apple.
            Я об этом.

          • Все правильно написал. Только как раз к продуктам МС вообще, и к Винде, в частности это имеет гораздо больше отношение, чем к чему-либо другому.
            В примере с плееров — я без проблем его поменяю. Это будет мне стоит только закачать всю мою музыку на новый плеер. Ну да, Эппл мне не даст так просто забрать музыку, купленную в iTunes куда-то еще. Но, во-первых, уверен что есть способы все же это сделать при желании, а во-вторых — ничего страшного не случится, если я потеряю пару своих мелодий.
            А теперь возьмем другую ситуацию. Попробуй сейчас приди в какую-то контору и скажи, что им нужно всех инсталляции 1С со всеми там плагинами (и которая ходит на MS SQL Server, кстати говоря) поменять на что-то из мира Apple, Linux, Google. Думаю, пошлют тебя куда подальше со всеми рассуждениями про «качество» и «юзабилити» и т.п.
            При этом сама Винда у них может быть и ворованная, но эти люди все равно находятся в экосистеме МС.
            И 1С — это всего лишь один из примеров (первый, что пришел в голову). В мире такое огромное количество специфического софта под Виндоус, что очень многим будет совершенно не просто перейти на что-то другое.
            А еще есть XBox, SQL Server, WIndows Azure, Windows Phone, Office, Live ID — все эти продукты и сервисы являются частью экосистемы Microsoft. Хочется или нет этого тебе, мне, Пете или Маше — у них уже сейчас миллионы (а у некоторых — миллиарды) пользователей. И никакое «юзабилити» этого в ближайшее время не изменит.
            Кстати, будешь удивлен, но многие из этих продуктов люди выбирали именно за «юзабилити». 🙂

    • О! Приятно встретить размышляющих своей головой людей 🙂

  • Крутая статья. Можно фильм снять, но Microsoft по этому сценарию не снимет вильм, пока они опять не будут на коне.

  • Статья в каких-то худших традициях статей из Forbes — перевранные факты, постоянное жонглированице цифрами и хронологией, слабая логическая связность, непонятно откуда возникающие выводы.

Последние новости
18 июн
Смотреть все

Поиск

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: