EN

Как создавалась знаменитая игра «Ведьмак» и почему так важно ни от кого не зависеть

5435
7

Вы когда-нибудь слышали, чтобы компьютерная игра стала национальным достоянием? А прецеденты есть. Когда в 2011 году Польшу посетил американский президент Барак Обама, премьер-министр Дональд Туск вручил ему в подарок второе издание игры «Ведьмак» (The Witcher 2: Assassins of Kings) производства местной студии CD Projekt RED. И если видео-игру не стыдно подарить заезжему президенту, это о чем-то да говорит.

Сейчас на рынке компанию CD Projekt RED оценивают в $250 млн, а совсем недавно она еле сводила концы с концами. Ее чуть не обанкротили первые издатели, за ними это пытались сделать вторые на пару с третьими. Но маленькая восточно-европейская студия боролась с гигантами игровой индустрии до последней капли крови, и в итоге случилась развязка, достойная Голливуда в его лучших традициях — титаны сами стали банкротами, а маленькая студия — титаном.

Как выжить в мировой игровой индустрии? Почему ни в коем случае нельзя делиться правами на свою разработку? Как проиграть в суде, но выиграть в бизнесе? Об этом — на примере истории одной из самых знаменитых игр «Ведьмак», которую рассказал сооснователь студии CD Projekt RED Марчин Ивински на семинаре EastLabs во время своего визита в Киев.

«Хоть мы и были «многообещающей молодой студией», когда мы делали первого «Ведьмака», большинство дистрибьюторов говорили нам: «Скорее всего, вы эту игру так и не закончите — это очень сложно и дорого». Нам было сложно найти партнеров, потому что у CD project RED не было никакой «биографии». И тем не менее, мы продали более 5 млн копий «Ведьмака» — это очень сильный результат. За первого «Ведьмака» мы получили более 200 наград от различных СМИ — и это та одежка, по которой вас будут встречать на рынке.

Сейчас, когда мы готовим релиз третьего и последнего «Ведьмака», издатели готовы предложить нам лучшие условия. Недавно мы подписали договор с Warner Games о дистрибуции «Ведьмак 3» в Америке и Канаде, а сейчас находимся в процессе переговоров с дистрибутором по Европе, который очень, скажем так, не против продавать нашу игру. Как мы этого достигли и через что прошли, вы узнаете сразу после просмотра трейлера The Witcher 3: Wild Hunt.

Два польских школьника и компьютер

Еще будучи школьником, я обожал компьютерные игры. Но в конце 80-х — начале 90-х купить в Польше компьютер было нереально — мой отец привез его из Германии. Правда, там был всего килобайт памяти — недостаточно, чтобы запустить даже самую примитивную игру. Позже мне подарили компьютер мечты, в комплекте с которым шло записывающее устройство — я мог не только играть, но и переписывать себе игры с чужих кассет. Я стал завсегдатаем компьютерного рынка, который выглядел как самый обыкновенный базар, просто вместо арбузов здесь торговали кассетами с компьютерными играми.

На компьютерном рынке я заводил новые знакомства, обменивался играми — и, сам того не осознавая, обзаводился первыми деловыми связями и бизнес-опытом.

Однажды в популярном журнале про видео-игры я увидел колонку, в которой читатели предлагали обменять свою игру на чужую. Мне нечего было предложить взамен и я просто попросил одного читателя и Греции прислать мне его игру. И он прислал. Ни у кого во всей Польше не было такой игры — кроме меня. Я стал местной знаменитостью и сразу понял, что надо делать. Раз в месяц я посылал греку две кассеты — одну для него, а другую для себя и получал в ответ игры. Так я стал главным поставщиком игр на рынке Польши. А когда оставалось время, ходил в школу.

В школе я и познакомился с будущим партнером по бизнесу Михалем Кичински. У него был маленький автомобиль, похожий на украинский запорожец — наше первое средство транспортировки кассет с играми на продажу. Сразу после окончания школы мы с Михалем решили открыть компанию. У меня уже были международные связи в игровой тусовке, я возил в Польшу диски с играми — сначала две копии, потом 5, потом 10.

Михал был директором по маркетингу. Он занимался тем, что продавал игры на рынке из коробки в субботу, а в воскресенье приезжал ко мне домой, и мы делили деньги на три ровных части: это мне, это тебе, а это на наш будущий бизнес — в банку.

В 1994 году мы решили зарегистрировать компанию — так появился CD project. Мы стали переводить игры на польский язык — и это сразу принесло плоды. Так продажи польской версии одной из очень популярных на то время игр побили все рекорды: в первый же день мы продали 18 тыс. копий — в это было трудно поверить! Обычно мы продавали 500-1000 копий… Бизнес начал стремительно развиваться и приносить неплохой доход.

«Ведьмак»: все или ничего

Восемь лет спустя мы основали студию разработки игр — воплощение нашей мечты. Финансировали ее за счет дохода, который приносил CD project. Мы быстро привлекли в команду талантливых программистов — достаточно было намекнуть им, что это будет ролевая игра по мотивам популярной серии романов Анджея Сапковского. Я сам прочел «Ведьмака» еще в школе, и это был катарсис. Нам очень повезло, что сам Сапковский проникся и поддержал нас.

Анджей Сапковский, автор серии книг и создатель вселенной «Ведьмака»

Первый офис по разработке был очень скромный — мы разместили команду из четырех человек на складе нашей дистрибуционной компании.

С самого начала мы установили для себя одно ключевое правило: все права на наши игры будут принадлежать только нам. Для нас это было выражением собственной независимости. Когда работаешь над игрой, часто бывает так, что у тебя заканчиваются деньги, истекают сроки, а ошибки, которые по сути неизбежны, кажутся фатальными. Тогда издатели говорят: «Мы дадим вам больше денег и времени, если вы отдадите нам права на игру». А потом начинают диктовать, какой должна быть ваша игра, какие творческие решения вы должны принимать. Если вы изначально разрабатываете игру на заказ — вы знаете, что вам придется ее отдать и не переживаете по этому поводу. Но если игра целиком и полностью ваша, очень болезненно, когда ее начинают перекраивать далекие от концепции люди.

Когда мы показывали издателям первого «Ведьмака», они нам говорили, что, согласно опросам аудитории, лучший персонаж ролевой игры — это женщина-эльф.

Связи в ход

У нас за плечами было семь лет в игровом бизнесе. Мы знали, как продавать игры, но не знали, как их делать. К нам в команду пришел разработчик со своим движком, на основе которого мы за год построили прототип «Ведьмака». С этим прототипом мы объездили всех европейских издателей, которых знали. И в результате получили всего два имейла, где нам очень вежливо объясняли, что мы еще не доросли.

Сегодня-то я понимаю, почему нас не восприняли всерьез. Мы писали, что наша команда состоит из семи профессионалов, и мы планируем увеличить ее до 15 человек, чтобы закончить проект. А когда мы на самом деле заканчивали проект, у нас в команде было 80 специалистов, и ни один не был лишним…

После провала «Большого Европейского Тура» мы решили отказаться от работы над собственным движком и попробовать лицензировать чужой уже готовый. На тот момент на рынке вариантов для ролевых проектов не было — нет и до сих пор. К счастью, мы были знакомы с сооснователями BioWare Реем Музикой и Грегом Зичуком, у которых, кстати, украинские корни. Их продукты мы переводили и локализировали для польского рынка. Мы попросили лицензировать их движок «Аврора» за небольшой аванс и скромный процент от продаж в будущем, и директор производства BioWare, который симпатизировал нашим юношеским амбициям, согласился.

Отцы-основатели (в 1995 году) студии BioWare Рэй Музика и Грег Зичук покинули компанию в 2012 году под давлением совета директоров

На рабские условия не подписываться!

Запуск в розницу первого «Ведьмака» был очень важной частью издания. Сами мы покрывали только рынок Польши, где CD Project был уже серьезным издателем, и рынок России, где у нас долгое время были друзья. В остальном мире нам еще предстояло найти издателя и мы потратили на поиски два года.

Меня часто спрашивали, почему вы выбрали своим партнером Atari, которая слывет далеко не лучшим издателем. Я отвечу так: если тебе не нравится то, что у тебя есть, то нужно постараться полюбить это. Кроме Atari у нас было еще два предложения, и мы выбрали лучший вариант.

У меня был опыт в переговорном процессе, лицензировании, составлении контрактов, но в обратном порядке — я был издателем, а моими партнерами были разработчики. Мы договорились об условиях с Atari, общаясь с ними в их центральном офисе во Франции — в моем любимом городе Лион. Скоро вы поймете, почему любимом… И мы договорились, что дадим им права на распространение игры в Америке и Европе с сохранением за собой всех прав на игру, а компания выплатит нам аванс. Вскоре мы получили первый вариант договора о сотрудничестве, в котором было написано, что Atari, грубо говоря, принадлежит все, а нам ничего.

И когда мы спросили, почему такая разница между устным договором и условиями контракта, от нас отмахнулись, мол, это юристы что-то свое юридическое накрутили, давайте уже подписывайте и будем работать. До сих пор это самая распространенная уловка, которую дистрибуторы применяют в игровой индустрии.

К счастью, я нашел в Америке хорошего юриста, с которым мы переписали практически каждый параграф договора — на переговоры ушло полгода! Но кое-что мы все-таки упустили. Это был пункт про право Atari на первое предложение: если мы будем делать еще одну игру из серии «Ведьмак», мы должны будем сначала предложить дистрибутировать ее Atari. Они могут сделать нам предложение, а могут и не делать — тогда мы вольны идти к другим издателям. Но собрав лучшие предложения на рынке, мы снова должны вернуться к Atari, и если они согласятся на те же условия, мы обязаны будем издаваться у них. А если не согласятся — мы свободны.

Первый провал в Лионе

После успешного выхода первого «Ведьмака» мы начали разработку консольной версии под названием «Взлет белого волка». Но я бы назвал эту часть нашей биографии «Взлет и падение белого волка». Представьте себе нас — молодых разработчиков, которые только что выпустили свою первую игру. Она супер-успешна, мы всем доказали свою состоятельность. И вот к нам приходит Atari и говорит, мол, ребята, а давайте выпустим «Ведьмака» для консолей — рынок ждет! Но наш движок «Аврора» подходил только для ПК, а сами мы портирование не осилили бы. На что послы Atari ответили: «Не проблема, найдите какого-нибудь стороннего разработчика, который сделает вам портирование, мы это профинансируем — вот список разработчиков, которых мы рекомендуем. А потом, когда запустим игру, поделимся с вами очень интересными авторскими отчислениями». Ну как тут устоять?

Одна из студий, которую они рекомендовали, была расположена в том самом Лионе. Мы тогда не знали, что эта студия только что лишилась контракта и очень ищет работу. В принципе, вариантов-то у нас больше и не было — все остальные студии, с которыми мы общались, были либо заняты, либо некомпетентны, либо этот проект не соответствовал их формату… И мы подписали договор с WideScreen Games о том, что они сделают нам портирование, и с Atari о том, что они издадут эту версию. Таким образом, мы оказались посредине между этими двумя компаниями, взяв на себя весь риск за обязательство доставить консольную версию на рынок. И мы были уверены, что справимся.

Я очень гордился сделкой с WideScreen Games — они приняли все мои условия. Если бы я прописал в том контракте, что они все переходят к нам в рабство, WideScreen Games все-равно, скорей всего, подписали бы договор, потому что они вообще его не читали.

Бюджет на портирование был очень высокий — пару сотен тысяч евро. Но через несколько месяцев к нам пришли представители WideScreen Games и сказали, что у них закончились деньги. Мы отправили в Лион десять своих разработчиков, среди которых был Адам Бадовски (сегодня возглавляет студию разработки CD Projekt Red). Они помогли WideScreen Games завершить вертикальный срез игры, мы передвинули им сроки и дали еще денег. Срез был необходим, чтобы Atari могли показать консольного «Ведьмака» своим партнерам на «ATARI LIVE», куда съехались представители игровой индустрии со всего мира. Тизер всем понравился.

Спустя неделю после пресс-конференции к нам пришли из WideScreen Games с заявлением, что им снова надо отодвинуть сроки и увеличить бюджет. Фактически они нас шантажировали. Либо игры, которую всем показали, не будет, либо мы дадим им еще времени и денег. На тот момент в Лионе сидело уже 15 наших сотрудников, но мы отправили туда еще дополнительных специалистов, чтобы они проверили, что там происходит, и сказали, могут ли вообще WideScreen Games закончить эту игру. В итоге один сказал: «Могут, но на это уйдет не пять месяцев, как мы договаривались, а год». Второй сказал: «Не год, а полтора». А третий сказал: «Полтора года, и нам нужно будет отправить к ним еще 30 своих сотрудников». Мы переглянулись и решили убить проект.

Вскоре WideScreen Games обанкротились, и один их сотрудник рассказал нам, что когда они подписывали контракт, то понятия не имели, как смогут выполнить его условия. У них не было никакого плана или стратегии по реализации проекта.

Лучше смерть, чем продажа прав

В 2008 году случился кризис. Наш еще вчера прибыльный дистрибуционный бизнес в Польше начал нести убытки. И тут из Atari приходит уведомление о нарушении условий договора — поскольку консольную версию «Ведьмака» мы не сделали, от нас требуют компенсацию.

Наш основной бизнес несет убытки, мы только что закрыли разработку консольной версии, на которую потратили кучу денег, а наш издатель хочет взыскать с нас несколько миллионов евро.

Мы полетели в Нью-Йорк, где находился офис Atari, чтобы как-то урегулировать вопрос. Разумеется, на переговорах они ни раз и ни два заговаривали о передачи им прав на API «Ведьмака», но мы стояли насмерть. Ведь если бы Atari, которая была публичной компанией, нас обанкротила, ей пришлось бы отчитаться перед акционерами о том, что она списала в потери несколько миллионов евро.

Если кто-то должен вам $20 — он ваш должник. Но если он должен вам $1 млн — он ваш партнер. Мы были как раз таким партнером, и Atari было не выгодно нас топить.

В обмен на списание долга мы предложили им права на дистрибуцию второго «Ведьмака». Только на ПК. Только в Серевной Америке. Эта жертва позволила нам оставить за собой цифровые права. Мы полностью погасили свой долг и убытки, а в начале этого года Atari подали на банкротство. И теперь они нам должны четверть миллиона долларов, из которых мы получим максимум 25 тыс. — остальное спишем на потери. Вот так крутится колесо фортуны.

Все свое и ничего чужого

В какой-то момент мы решили делать свой движок. К тому моменту Аврору мы уже переработали настолько, что там осталось около 10% родного кода и 90% нашего собственного. Мы уперлись в ограничение того, насколько сильно его можно модифицировать. Перед тем, как разрабатывать свой движок, мы рассмотрели все, что есть на рынке, но ничего не подошло. Тогда мы начали параллельно делать две вещи: во-первых, продолжили разработку второго «Ведьмака» на движке «Автора», а во-вторых, свой собственный мультиплатформенный движок, чтобы игра вышла сразу и на ПК, и на консолях.

Это было непростое, но, как оказалось, очень выгодное решение. Мы полностью избавились от проблем и рисков, связанных с использованием чужой технологии. Сегодня разработкой движка у нас занимается отдельная команда, а творческая команда больше не вынуждена отвлекаться, когда что-то не работает. Теперь мы планируем начать лицензирование нашего движка для других внешних команд.

Второй провал в Лионе

Дистрибутором второго «Ведьмака» на платформе ПК был Namco Bandai. У них, как и у Аtari, договором было предусмотрено право на первое предложение. Когда мы принесли Namco Bandai второго «Ведьмака» для консолей, они сделали нам не самое выгодное предложение. Мы нашли другого издателя с более интересными условиями — это была компания THQ, и пошли с их предложением к Namco Bandai, как обязывал нас договор. У них было десять дней на то, чтобы либо принять условия сделки, либо отказаться и дать нам спокойно работать с THQ.

В последний день Namco Bandai прислали нам в Лос-Анжелес, куда мы поехали на выставку Е3, эдакий мини-контракт на четыре страницы, уже ими подписанный. Но один пункт в самом конце они изменили. Мы показали этот контракт нашему американскому юристу, и он сказал, что Namco Bandai условия не приняли, и мы свободны работать с кем хотим.

К сожалению, мы не обратили внимание на то, что в тот момент Namco Bandai сменили юриста — уже тогда они начали готовится к судебному процессу.

Спустя неделю после того, как THQ огласили, что будут дистрибутировать консольную версию второго «Ведьмака», Namco Bandai подали против нас иск в суд замечательного города Лион. Это было местом юрисдикции нашего с ними контракта. Мы едва успели найти французского юриста — летом вся Франция просто не работает, и нам с трудом удалось уговорить ее отменить отпуск, чтобы поехать на несколько дней поработать за 350 евро в час.

Изменения в контракте заключались в том, что Namco Bandai вычеркнули из своей версии контракта пункт, в котором THQ отказывались от права на первое предложение. Вычеркнули потому, что у THQ никогда и не было такого права, поэтому отказываться от него они не могли. Проблема в том, что французский суд рассматривает данную ситуацию так, будто Namco Bandai ничего не вычеркивали. Нам следовало сразу обратиться к французскому юристу, потому что у американцев другая трактовка. Мы выиграли несколько мелких моментов, но Namco Bandai полностью заблокировали выход консольной игры.

Однако, такое бойцовское поведение со стороны маленькой восточно-европейской компании, способствовало тому, что нас начали уважать в игровой индустрии и с тех пор гораздо реже пытались обмануть.

Когда мы сообщили THQ, что Namco Bandai выиграли процесс и консольный «Ведьмак 2» заблокирован, они, не вложив на тот момент ни копейки в продвижение игры, потребовали с нас возмещения убытков. И снова нам повезло — вскоре THQ обанкротились. Зато после того, как мы побывали в суде с Namco Bandai, наши отношения нормализовались. И мы очень довольны тем, как они продавали консольную версию второго «Ведьмака». Никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь.

Последняя сделка

Тем временем дистрибуционное отделение Atari понемногу разваливалось. Мы предложили им передать права третьей стороне — они согласились и предложили договориться с Warner Games. Дело было в сентябре — это конец третьего квартала. Для Atari, которая все еще была публичной компанией, крайне важно было успеть закрыть сделку до конца месяца, чтобы включить ее в отчет, мол, глядите, а мы денег заработали!

Мы полетели на неделю в Америку на встречу с представителями Warner Games, чтобы каждый день в течение последней недели истекающего квартала работать над сделкой и успеть закрыть ее до конца октября. Начали с обсуждения условий и поняли, что дело продвигается очень медленно. На каждый наш вопрос представители Warner Games отвечали: «Нам надо поговорить с начальством». Мы изложили им условия в понедельник, до среды они говорили с начальством, позвонили нам в четверг и сказали: «Ну что, давайте еще раз все обсудим». У нас оставался только один день на то, чтобы закрыть сделку. В пятницу утром мы все сели за большим длинным столом и параграф за параграфом начали обсуждать договор.

Я подхватил простуду и каждые 30 секунд заходился в кашле, наш вице-президент по развитию бизнеса CD project Red Михал Новаковски к шести утра субботы, когда мы уже готовы были пожать друг другу руки, просто откинулся на спинку кресла и храпел, а наш юрист чуть не плакал и просился домой, но я заставлял его вносить дополнительные изменения.

В конце концов мы все-таки успели закрыть эту сделку и были очень ею довольны — Warner Games хорошо продавали второго «Ведьмака» в Америке.

«Ведьмак 3»: больше никаких ошибок!

Сейчас мы работаем над третьим «Ведьмаком». Когда мы приступали к разработке, мы сказали себе: если на первом и втором мы учились и набивали все возможные шишки, то на третьем все будет так, как надо. Мы решили сделать масштабный anouncement — предложили материал самому известному изданию об играх GameInformer с аудиторией 8 млн человек. Они согласились, прислали в Варшаву своих журналистов, подготовили большой материал и поместили «Ведьмака» на обложку.

Обложка GameInformer, февраль 2013

Это был отличный момент для нас начать дистрибуцию. Третий кросплатформенный «Ведьмак» был официально объявлен на конференции Microsoft Е3. Это большая честь, когда игру представляет лично производитель устройства, на котором она будет работать. Народу собралось больше, чем мы были готовы принять. На Е3 у нас была закрытая комната, рассчитанная на 40 человек. В нее набивалось человек по 60, а за дверями выстраивалась еще очередь желающих попасть на нашу презентацию.

Мы очень сильно сфокусированы на качестве. Только так можно получить высокую оценку на спецфорумах. Оценка на «Метакритике» крайне важна в игровой индустрии. У нас было более 180 отзывов, большинство из которых превышали 80 баллов — это хороший результат.

Не так важно, что вы реально делаете и насколько хорошей студией вы являетесь, как то, какая у вас оценка на «Метакритике». Именно на основании этой оценки будет приниматься решение, какая студия выпустит вашу игру».

Оставить комментарий

Комментарии | 7

  • Истории компаний
  • НДС для Facebook и Netflix
  • Расследования AIN.UA
  • Спецпроекты
  • Безопасность номера
  • Безпека гаманця
Реклама на AIN.UA

Поиск