прислать материал
AIN.UA » Бизнес, ЛучшееИстория Jooble: Как из проекта «для себя» построить компанию с аудиторией 200 миллионов человек в год
 

История Jooble: Как из проекта «для себя» построить компанию с аудиторией 200 миллионов человек в год

4081 2

Если всех пользователей Jooble за последние 12 месяцев поселить на одной территории, то получится восьмая по населению страна в мире — больше Бангладеша, но меньше Нигерии. Сегодня украинская компания работает в 64 странах мира и входит в тройку крупнейших в мире поисковиков по вакансиям. Основатели проекта Роман Прокофьев и Евгений Собакарев доказали, что, находясь в Украине, можно создать успешную международную IT-компанию. В прошлом году AIN.UA публиковал интервью с Романом о том, как сервис развивается в нашей стране. Сегодня мы представляем вашему вниманию подробную историю Jooble — от истоков к современности.

Несмотря на внушительные масштабы бизнеса, Jooble не слишком известен в Украине. Даже в IT-тусовке компанию знает далеко не каждый. Прокофьев объясняет этот феномен на примере из зарубежной практики. В 2012 году компания Instagram была продана за $1 млрд. Об этом можно найти около 40 000 статей в Google. В том же году и за тот же миллиард была куплена компания Indeed.com — основной американский конкурент Jooble. Об этой сделке написали всего одну статью на TechCrunch. «Есть компании, которые делают скучные, но важные вещи, и журналистам неинтересно писать об этом, — рассуждает Прокофьев. — Котиков у нас нет. И мы не социальная сеть, фотохостинг или геолокационный сервис, который привлекает миллионы долларов инвестиций при нулевых доходах».

История знакомства Романа и Евгения — классическая для большинства IТ-компаний. Будущие партнеры сидели за одной партой в физико-техническом лицее в Херсоне, вместе ездили на олимпиады по информатике, математике, физике. Оба учились на одном факультете в КПИ и жили в одной комнате в общежитии. Уже на первом курсе начали работать на full-time, продолжая обучение на очном отделении — правда, в разных компаниях.

Студент в дорогом костюме

Спустя год работы программистом в Terrasoft, Роман понял, что готов основать собственный бизнес — как оказалось потом, далеко не последний. «Мне тогда было 18 лет, я был студентом второго курса, мой работодатель создал идеальные условия для работы, но я точно знал, что хочу свое дело. Не было никакого страха, только уверенность, что я поступаю правильно. А хотел я заниматься бизнесом, где стоимость контракта начиналась от $20 000 — тогда столько стоила трехкомнатная квартира в центре Киева», — рассказывает Роман.

Сооснователь Jooble Роман Прокофьев

В 2003 году Прокофьев основал компанию Teamsoft, которая занималась разработкой корпоративных решений для управления маркетинговыми кампаниями фармпредприятий. «Мне нужно было убеждать генеральных директоров в дорогих костюмах, что им стоит отдать разработку корпоративного софта для управления ключевого элемента их бизнеса студенту», — вспоминает Прокофьев. К счастью, заработанных ранее денег хватило и на дорогой костюм, так что принимали Романа в бизнес-кругах за своего.

В результате, за 5 лет Teamsoft стала лидером по количеству внедренных лицензий для фармацевтических компаний в Украине, и вошла в первую пятерку по России. Тем временем, Роману стало очевидно, что быстро масштабировать компанию не получится — большие контракты требуют длительных переговоров, утверждения бюджетов, построения партнерской сети… Поэтому он продал бизнес стратегическому инвестору, компании «Морион», у которой большая часть бизнеса была сосредоточена именно в Украине. Teamsoft до сих пор успешно работает, является лидером на украинском рынке, и активно растет в России.

В это же время Собакарев продолжал совершенствовать свои навыки как программист, разрабатывая сложные низкоуровневые алгоритмы. Его карьерный рост был стремителен, но вскоре Евгений тоже начал интересоваться предпринимательством. Он сознательно пожертвовали хорошим доходом, променяв работу программиста на место консультанта по внедрению корпоративных решений – систем документооборота и CRM.

Евгений Собакарев

Евгений Собакарев

Следующим этапом его карьеры стало открытие собственного бизнеса в области разработки корпоративного софта для рекрутинговых компаний. Но в тот момент в Украине было около сотни таких компаний, из которых лишь 20-30 занимались этим профессионально и понимали необходимость автоматизации своих процессов. Поэтому стало понятно, что это не та Big Thing, о которой мечтал Евгений.

Стартап для себя

Роман все еще руководил Teamsoft и как раз искал разработчиков в штат на достаточно редкую позицию — «внедрение ПО с пониманием фармацевтического рынка». Оказалось, что таких специалистов на всю Украину было максимум человек 50, а сайты по трудоустройству были, по его словам, ужасные — очень много повторяющихся позиций, отсутствие всяких фильтров и так далее. «Я по 4-5 часов тратил на то, чтобы найти два нормальных резюме. И это очень демотивировало», — рассказывает Роман.

Измотанный поиском программистов-медиков, Прокофьев предложил другу сделать сервис поиска по резюме, чтобы облегчить жизнь рекрутерам. А уж раз в их сервисе будет поиск по резюме, то почему бы заодно не сделать поиск по вакансиям? В итоге оказалось, что основная бизнес-модель как раз лежит в поиске вакансий, а не резюме — просто потому, что на одного рекрутера приходится 20 соискателей.

Так в октябре 2006 года появился Jooble – своего рода Google для поиска работы. «Мы собираем все предложения об актуальных вакансиях с сайтов по трудоустройству, досок объявлений, корпоративных сайтов и предлагаем пользователям в удобном виде. Попадая к нам, пользователь сразу получает информацию о всех актуальных вакансиях в интересующем его городе», — говорит Прокофьев.

Многие пользователи поначалу недоумевали, зачем все усложнять, если все вакансии собраны на сайтах по поиску работы. Но на проверку это оказывается далеко от истины. Только в Украине — десятки сайтов по трудоустройству, где работодатели публикуют свои вакансии. Причем эти вакансии уникальны в рамках каждой площадки, так как многие работодатели уверены, что все соискатели ищут вакансии именно на том сайте, на котором они выкладывают свои предложения. В европейских странах таких сайтов сотни и тысячи, а в США – десятки тысяч.

Не корысти ради

«Мы хотели сделать продукт, который облегчит людям жизнь. Cделать что-то, чего еще никто не делал. Это было не ради денег», — утверждает Роман, у которого на тот момент уже был успешный бизнес. Евгений, пожелай он размеренной и сытой жизни, пошел бы работать программистом — победителя различных олимпиад республиканского уровня оторвали бы с руками и ногами. Однако проект, который изначально родился исключительно как решение собственных проблем, начал быстро расти, и основателям стало понятно, что из него можно вырастить хороший бизнес.

Сотрудницы Jooble

Когда Прокофьев и Собакарев основали Jooble, в Украине еще не было венчурных фондов, которые вкладывают деньги в перспективные стартапы сегодня. Поэтому компанию друзья делали полностью на свои деньги. До выхода в точку безубыточности, который произошел относительно быстро — за полгода — Роман и Евгений вложили в проект около $100 000.

Впрочем, выйдя на безубыточность, проект довольно долгое время работал в ноль. Первые два года бизнес-модель компании заключалась в том, что работодатели платили за переходы пользователей Jooble на страницы с вакансиями. Этот способ монетизации тогда еще не был широко распространен и больших доходов не приносил.

На новую бизнес-модель Jooble натолкнули сами клиенты. В 2008 году сайты поиска работы предложили Jooble продавать им пользовательский трафик. Когда с таким предложением обратилась одна компания, Роман и Евгений удивились. Когда вторая — поняли, что тенденция налицо. Jooble переориентировался с работодателей на сайты поиска работы, которые стали охотно покупать у компании пользовательский трафик.

Новая модель гораздо лучше подходила для выхода на внешние рынки. Тем более, что на украинском рынке стало практически нечего ловить — из-за кризиса 2008-2009 годов рынок трудоустройства замер. Украинские клиенты Jooble говорили — какой, мол, набор персонала — надо расходы сокращать! Тогда Прокофьев и Собакарев поняли, что либо они выходят на международный рынок, либо придется закрывать компанию.

«Дело не в том, что мы такие умные и амбициозные — решили сразу захватывать весь мир», — объясняет Прокофьев. — Это была, скорее, вынужденная мера, которая в итоге оказалась правильной». По его словам, сложнее всего было поверить, что возможно построить глобальный сервис на 24 разных языках из Украины, когда перед глазами не было успешных примеров. «Но, видимо, плохое питание на первом курсе института плохо повлияло на мозг, и мы поверили», — шутит Роман.

Офис «Дружбы народов»

Партнеры начали с запуска сервиса в Восточной Европе, где языки больше всего похожи по структуре на русский, а закончили азиатскими, где все в корне иначе. Это была не локализация, а полноценный отдельный сервис для каждой страны — кроме перевода на местный язык, программисты Jooble делали отдельный поиск по этим странам, стемминг и т.д.

С языками в Jooble работали как с уравнениями, где много неизвестных — проще говоря, как математики, а не как лингвисты, потому что не могли себе позволить нанимать менеджеров изо всех стран, в которые выходили. Благо, масштабирование интернет-проектов в разы проще и дешевле, чем в оффлайн-бизнесе. Не надо открывать локальные офисы, а можно делать практически все функции из Киева и быстро выходить на новые рынки. Такая гипотеза в Jooble была изначально, и основатели ее подтвердили — у компании всего один офис, и он находится здесь, в столице Украины.

До сих пор в Jooble не видят необходимости в открытии локальных офисов: 90% клиентов вообще не интересуются, где физически находится компания. Абсолютно все клиенты Jooble — это интернет-компании, они очень гибкие. «Например, у нас покупает аудиторию интернет-проект из Польши. Его главный офис находится в Барселоне, генеральный директор, который принимает важные решения, живет в Индии, а платят они из Нью-Йорка. И это нормально», — поясняет Прокофьев. Однако с сотрудниками в Jooble дело обстоит иначе — все работают только full-time в офисе.

Офис Jooble, Киев

Офис Jooble, Киев

«Я не верю в «любовь на расстоянии», как и в удаленных сотрудников, или, скорее всего, я просто не умею их готовить. Мы несколько раз делали эксперимент с удаленкой, но это оказалось неэффективно. Разумеется, рабочие графики смещены — например, люди, которые работают с Латинской Америкой, приходят и уходят позже, а сотрудники по Азии наоборот. Все зависит от часовых поясов», — рассказывает Роман.

Сегодня у Jooble есть представители почти всех стран, в которых работает компания, а это более 60 человек. Преимущественно это украинцы со знанием французского, немецкого или итальянского, которые какое-то время жили в нужной стране, но по многим позициям, например, для Норвегии или Финляндии, местного человека найти трудно, поэтому единственный офис Jooble в Киеве больше похож на институт «дружбы народов».

Мировые достижения

По словам, Прокофьева, мировая конкуренция очень закаляет. Когда ты борешься с лучшими компаниями, у тебя нет другого выхода, кроме как тоже быть лучшим. Чем богаче рынок, тем сильнее там конкуренция, потому что там больше концентрация капитала и человеческих ресурсов. «Когда мы вышли за рубеж в самом начале, это было все-равно, что выйти на поле битвы с рогатками против танков. Но когда вариантов нет, ты говоришь сотрудникам, ребята, надо побеждать. И они побеждают», — говорит Роман.

Компании удалось стать лидером среди агрегаторов вакансий не только на украинском рынке, но и в Польше, Венгрии, Турции, Казахстане. На многих высококонкурентных рынках Западной Европы и Латинской Америки компании удалось войти в тройку лидеров своего сегмента — несмотря на то, что конкуренты зашли на этот рынок задолго до Jooble. Украинская компания успешно конкурирует с мировыми лидерами Indeed.com и Jobrapido.com — за исключениям англоязычных рынков, где «поезд ушел» (США, Великобритания, Канада).

А еще айтишники любят побеждать в магические карты

А еще айтишники любят побеждать в магические карты

По словам Романа, на рынке поисковиков вакансий нельзя выделиться за счет какой-то дополнительной ценности или отдельной новой возможности — поисковая система состоит из огромного числа элементов: источников, которые индексируются, алгоритмов ранжирования и прочего.

Прокофьев затрудняется назвать какое-то одно преимущество Jooble, которое не могли бы скопировать конкуренты. «Это все равно, что сравнивать Toyota и Hyundai. Почему кто-то покупает одну машину, а кто-то другую? Потому что эта машина или этот поисковик больше нравится», — поясняет Роман. Он считает, что это «нравится» состоит из сотни деталей, и каждая компания по-своему пытается разгадать магическую формулу любви своих пользователей.

Конечно, успех Jooble на украинском и многих зарубежных рынках привлек внимание многочисленных инвесторов. По словам Собакарева, они обивают пороги компании уже более двух лет. «Очень крутые фонды буквально уговаривали нас взять деньги», — говорит он. Основатели Jooble внимательно выслушивают предложения инвесторов, но пока вежливо отказывают. По их словам, на этом рынке деньги решают далеко не все — к тому же, они расслабляют. «Деньги позволяют меньше думать», — убеждены основатели одной из крупнейших в Украине интернет-компаний. Пока им думать не надоело.

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Также подобрали для вас

Загрузить еще

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

2 комментария

по хронологии
по рейтингу сначала новые по хронологии
Тарас Подгородецкий

В точку - 100%.

Aleksandr Antonenko

По их словам, на этом рынке деньги решают далеко не все — к тому же, они расслабляют. «Деньги позволяют меньше думать» ------- Очень точно подмечено.!

Поиск

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: