EN

История Intersog: как двое эмигрантов вернулись в Украину, чтобы построить международную IT-компанию

4047
13

Программисты Вадим Чернега и Игорь Федулов эмигрировали в Америку почти сразу после окончания университета. Однако в 2005 году они вернулись в Украину, чтобы строить здесь бизнес. В родной Одессе они основали аутсорсинговую компанию Intersog, которая за девять лет превратилась в международную компанию IT-услуг полного цикла. Сегодня офисы Intersog присутствуют в четырех странах мира, и на этом Вадим с Игорем останавливаться не намерены. О том, почему они решили оставить высокооплачеваемые должности в Канаде и США и заняться бизнесом в Украине, и как они строили Intersog, Вадим и Игорь подробно рассказали AIN.UA.

Программисты на чемоданах

Познакомились Вадим и Игорь еще в студенческие годы — они вместе заканчивали Одесский политехнический университет, сразу после окончания которого решили уехать из Украины в поисках лучшей жизни. “В Одессе программист в то время получал $200, а хороший программист $300”, — объясняет Игорь. У его жены в США жили родители, поэтому семье Федулова было проще с переездом. Всего в 22 года он уехал на ПМЖ в Чикаго.

Жить с семьей на субсидии, которые в США выплачивают иммигрантам, он не хотел. Поэтому, когда его позвали на собеседование, он сказал: “Мне все равно, сколько вы мне будете платить, я хочу эту работу”. Федулову предложили смешные для Чикаго деньги — $30 000 в год без вычета налогов, но он согласился ради приобретения опыта по специальности. “Я очень много работал — меня не было дома с 8 утра до 10 вечера”, — вспоминает Игорь.

У Вадима за границей никого не было, поэтому ему выдалась уникальная возможность поработать по специальности в Украине целых два года — почти столько занял у Чернеги миграционный процесс в Канаду. “Тогда, передо мной, как перед программистом, готовы были открыть двери три страны — Австралия, Новая Зеландия и Канада. Я выбрал Ванкувер — нам, украинцам, Канада всегда была ближе по культурным связям”, — рассказывает он.

Благодаря полученному на родине опыту, 24-летнему Вадиму быстрее удалось найти работу на новом месте. “Для хорошего специалиста трудоустроиться в Канаде — не проблема”, — утверждает он. Уже через две недели после переезда Чернега обживался в канадском коллективе, хотя английский у него тогда был на не слишком высоком уровне.

Вадим Чернега и Игорь Федулов

Вадим Чернега и Игорь Федулов

Так началась неспокойная карьера Вадима. Он часто менял работу — иногда увольнялся сам, а бывало, что и увольняли. “В моей профессиональной деятельности меня увольняли четыре раза. За чересчур наглое самовыражение — до мордобоя не доходило, но я очень хорошо умел выражать свои мысли вербально. Я это часто встречаю в людях из Украины, России — мы же самые умные, а канадцы ничего не понимают”, — вспоминает он. Эти увольнения постоянно наталкивали Вадима на мысль о том, что пора бы перестать искать идеальное место и начать работать на себя.

Последнее увольнение стало судьбоносным. “В фильме “Мне бы в небо”, когда персонаж Джорджа Клуни увольняет человека, он говорит ему: “Каждый, кто построил бизнес-империю, сидел когда-то на твоем месте”. У меня так и получилось”, — говорит Чернега.

“Требуются украинцы для интересной работы”

Весной 2005 года у Федулова, который на тот момент работал директором в чикагской IT-компании, возникла необходимость в качественных аутсорсерах. Однако в США все претенденты оказались слишком узкопрофильными и дорогими, поэтому Игорь решил поискать подходящие кандидатуры по знакомым. Он обратился к старому другу за наводкой, но оказалось, что у Вадима ровно та же проблема — нужны люди. “Мы решили объединиться и помочь самим себе найти этих людей. В Украине хороших специалистов много и запросы у них тогда были более чем скромные”, — говорит Игорь.

Вадим в то время работал в Ванкувере техническим директором по продажам в IT-компании, которая обслуживала морские порты. Он был третьим человеком после СЕО и владельца фирмы, так что дальше расти было некуда. “Я проработал в той компании много лет, мне было там очень хорошо и комфортно. Я не только построил много программных систем, но еще и по всему миру поездил. Но тут подвернулся господин Федулов, и мы решили делать бизнес”, — рассказывает Чернега.

Около года Игорю и Вадиму удавалось совмещать свой бизнес с работой на другие компании, но в итоге Чернеге стало тяжело успевать там и там, за чем и последовало его финальное увольнение: “Это был последний хлесткий удар, после которого мы с Игорем запряглись в бизнес по полной. Поехали в Украину, и так появился Intersog”.

Обратная эмиграция

В ноябре 2005 года Игорь и Вадим вместе с семьями переехали обратно в Одессу. Для их домашних это было тяжелым испытанием, однако друзья были уверены — строить бизнес удаленно нельзя. “Если мне кто-то говорит: “Я открою бизнес в Китае, но сам туда не поеду”, я сразу могу сказать, что из этого ничего не получится — вы только потеряете деньги. Нужно быть там, познакомиться с людьми, которые будут на вас работать, построить море процессов, начиная от того, как в компанию закупают туалетную бумагу и заканчивая оформлением на работу после испытательного срока. Это то же самое, что выйти замуж по e-mail — я не верю, что это возможно. А бизнес — это вторая жена, и наши жены это знают”, — делится Игорь.

Вадим Чернега

Вадим Чернега

Первый офис они открыли в родном городе Одессе, где они всех знали и все знали их. В Киеве до переезда за границу ни Вадим, ни Игорь ни разу не были и поэтому побаивались сразу туда выходить. Первый офис в столице они открыли только спустя пять лет, и сразу поняли, что здесь намного проще развиваться — Киев открывает доступ к гораздо большему количеству ресурсов и человеческого капитала, чем любой другой город Украины.

Никаких инвесторов у Intersog никогда не было — компанию Федулов и Чернега строили полностью на собственные средства. Благо, за границей они успели сколотить стартовый капитал. “Мы были довольно высокооплачиваемыми специалистами — я много лет, будучи бизнесменом, не мог достичь того уровня доходов, какой имел, работая в IT-консалтинге. В Канаде можно зарабатывать до $150 в час”, — делится Вадим. К тому же компания была прибыльной с первого дня работы — таков аутсорсинговый бизнес. Поэтому вложенные в Intersog $100 000 окупились уже через год.

Первый скачок

Intersog, в котором сегодня работает более 200 человек, начинался со скромного коллектива из пяти разработчиков в Одессе. Поиском помещения под офис занималась административный директор, которая проработала в компании все девять лет ее существования и сегодня занимает должность финансового директора. Она предложила основателям помещение на семь человек — чтобы у коллектива была возможность роста. Однако Федулов и Чернега решительно отвергли этот вариант. “К концу первого года мы планировали увеличить штат в восемь раз, поэтому попросили ее подыскать помещение на 40 человек. Ольга была в шоке — не верила, что нам это удастся. Однако уже к первому корпоративу под Intersog был занят целиком весь этаж”, — рассказывает Игорь.

корпоратив в Intersog, 2013 год

Корпоратив в Intersog, 2013 год

Каждый день Федулов и Чернега приходили в офис в костюмах и галстуках, и люди постепенно начали проникаться их верой в успех. “Это круто, когда вокруг тебя растут сотрудники, менеджеры, возникает коллектив. Корпоративная культура начинается с основателей, а потом уже передается от одного менеджера к другому», — делится Вадим. — Основатель как полководец на белом коне — выехал, встал перед строем, шашкой помахал, рассказал, за что боремся, и поскакал вперед. А люди пошли за ним”.

Это был первый скачок. А для того, чтобы выйти на следующий уровень, уже недостаточно только Игоря и Вадима — нужен менеджмент. “Перейти с 40 человек на 200 — это не то же самое, что вырасти от 0 до 40, это уже совсем другая прогрессия. Мы несколько лет занимались тем, чтобы добраться до ста человек. Некоторые за то время, за которое мы с Игорем строили компанию из 200 сотрудников, построили компанию из тысячи. Наверное, они что-то делают лучше”, — рассказывает Вадим.

Диверсификация как выход из кризиса

Помимо Intersog Вадим и Игорь с упоением развивали параллельно множество разных стартапов. “К нам приходили со своими проектами — кто-то хотел сделать автомойку, кто-то — воду питьевую разливать. Мы иногда инвестировали, иногда свое что-то делали”, — вспоминает Вадим. В итоге, из всех этих проектов выжило всего два бизнеса. Сейчас кроме Intersog у нас Федулова и Чернеги есть еще одна успешная компания — маркетинг-агентство ComboApp. С 1 января 2014 года она существует полностью отдельно от Intersog — у нее свои офисы в Одессе и Чикаго и отдельные процессы.

“На самом деле, каждый неудачный проект делал нас умнее. Как говорится, спокойное море не воспитает опытного яхтсмена. Зато сегодня, когда приходит кто-то из директоров и говорит, мол, я хочу сделать то-то и то-то, мы смотрим на задачу и сразу видим, будет она работать или нет. Часто люди не верят в провал, и мы иногда даем им возможность попробовать и убедиться самим. Да, мы потеряем деньги, зато получим очень преданного директора в компанию», — говорит Игорь.

Чего только не делали партнеры — даже немецкое пиво возили в Украину. Этим они занялись случайно. В рамках делового визита в Германию съездили на фестиваль пива и познакомились там с пивоваром, который хотел возить свою продукцию в Украину. Договорились с ним о цене, подписали договор — и это все без знания немецкого языка. И хотя никаких связей и опыта в дистрибуции иностранного пива в Украине у бизнесменов не было, бизнес этот оказался вполне успешным и прибыльным, однако просуществовал недолго.

В 2008 году случился кризис — в Украине обвалились все рынки, поменялись тарифные планы, многие магазины ушли из бизнеса. Вадим и Игорь оперативно закрыли бизнес и даже умудрились при этом выйти в ноль, ничего не потеряв. Между тем, кризис ударил и по основному бизнесу — Intersog. Вадим на два месяца поехал в Кремниевую Долину, где ходил на миллионы встреч, мероприятий в попытке понять, что происходит на IT-рынке и как быть дальше.

“Я быстро понял, что кризис серьезный, но IТ-бизнес работает. И у нас есть возможность переключиться с пострадавших от него индустрий на те, в которых есть клиенты”, — рассказывает он. Этой индустрией оказалась разработка программного обеспечения под мобильные устройства — то время в AppStore было всего 5 000 приложений. В Intersog открыли новый департамент по разработке мобильного ПО, а когда внешних заказов поступало недостаточно, компания начала делать свои продукты, которые дали очень серьезный доход в течение нескольких следующих лет.

“Это был наш ответ кризису. Мы вложили средства в тот период, но создали подразделение, которое очень успешно работало там, где был спрос. На том получали прибыль и росли”, — рассказывает Вадим.

Курс на глобальный рынок

Переехать назад в США и Канаду Игорь и Вадим позволили себе только тогда, когда все процессы в Украине уже были выстроены и штурвал взяли на себя наемные менеджеры. За это время основатели Intersog успели получить МВА, хотя это далось непросто — приходилось все выходные учиться, а в будни работать. “Когда мы только начинали, мы были аматорами. Мы поняли, что не умеем делать бизнес, и пошли учиться. И нам это очень помогло, хотя мы все-равно наделали много ошибок”, — вспоминает Вадим.

Через два года перед компанией встала необходимость присутствовать лично в местах скопления основных клиентов. Поэтому в 2009 году Intersog открыла офисы в Чикаго (теперь это главный офис Intersog) и Ванкувере. Причем Калифорния работает с Ванкувером, а с Чикаго — центральная таймзона, Нью-Йорк и прилегающие территории.

На сегодня у Intersog всего пять офисов. Еще один, маленький, открылся совсем недавно в Берлине, и пока основатели не афишируют там свою работу. Между тем, один из трех украинских филиалов Вадим и Игорь решили закрыть.

Офис в Николаеве просуществовал четыре года.У него были свои взлеты, но в какой-то момент эффективность местного коллектива начала стремиться к нулю. “Все из-за удаленности на 130 км от офиса в Одессе. Просто когда руководитель находится в другом городе — это не работает. Кроме того, мы столкнулись тут с проблемой менталитета — подход к работе в Николаеве совершенно другой”, — поясняет Игорь.

В сравнении с канадцами и американцами, украинские IT-специалисты очень образованные — это поистине качественные кадры, отмечает Вадим. Но вот этика у них чрезвычайно низкая. “В Америке человек не позволит себе выносить на публику конфликты на работе. Он может это обсудить в кругу семьи или друзей, но на форумы об этом писать не пойдет, потому что это подсудное дело — компания привлечет его к ответственности за лживые заявления. В Украине же бывшие сотрудники сразу начинают писать в интернете всякие гадости про экс-руководителей, сливать внутреннюю информацию и прочее”, — рассказывает он.

Иногда в Intersog людей увольняли целыми отделами. В частности, это произошло в прошлом году, когда в компании случился второй кризис. “Набирать новых людей может каждый, но увольнять их — самое сложное. Вчера ты скакал перед этими людьми на белом коне, а сегодня приходишь и говоришь, что они не нужны. Человеку в этот момент плевать на то, что это бизнес-решение — его уволил лично ты, и ты — враг”, — заключает Чернега.

Липосакция Intersog

В конце прошлого года в одном из департаментов Intersog резко упали KPI. Несколько ключевых проектов не были сданы в срок, из-за чего прибыльность по ним стремилась к нулю. Игорь и Вадим начали разбираться в ситуации и обнаружили, что доверие между менеджментом и командами пошатнулось — тимлиды стали закладывать 200-300% уровень риска при расчете проектов. Пришлось всем выйти и потом опять зайти. Мы уволили примерно 40% административного отдела. После этого мы стали делать то же самое, но меньшим количеством людей”, — рассказывает Игорь.

Разумеется, компания понесла серьезные убытки. Только на кризис-менеджмент Intersog потратили $150 000. Вся прибыль по затянутым проектам уже была “проедена”, и финансировать доработку проектов компании пришлось самостоятельно. Однако дополнительные убытки бизнес несет за счет замены людей. “Есть стандарт, согласно которому потери компании от замены одного сотрудника составляют 20% от его годовой зарплаты. То есть, если человек получал $40 000 в год, то потери составят $8000 только потому, что он ушел, и вместо него пришел другой. Это потери в производительности, обучении и т.д. Подразделение, которое мы урезали, состояло из 30-40 человек. Вот и считайте”, — рассказывает Вадим.

Яхты vs. бизнес

Сегодня Intersog — международная компания IT-услуг полного цикла, в которой работает более 200 человек. В прошлом году она поглотила еще одну организацию подобного плана — одесскую Softtechnics, после чего ее учредитель Александр Борняков вошел в совет директоров Intersog. Также от компании отделилась отдельная компания ComboApp. Всем этим владеют Игорь и Вадим, причем юридически распределить между собой собственность они созрели только в прошлом году. “Ранее между мной и Вадимом было только слово офицера. Мы едем в одной упряжке и понимаем, что если один из нас свернет, мы оба вперед не поедем. Поэтому, когда мы что-то делаем, то спрашиваем себя, действительно ли мы действуем в интересах нас обоих”, — признается Игорь.

С тех пор, как Федулов и Чернега только начинали свой бизнес, многое изменилось. И прежде всего, изменились они сами. По амбициям украинцы сравнялись с крупными бизнесменами Северной Америки, и теперь планируют догнать их по количеству сотрудников и оборотам. Хотя, по словам Вадима, они не болеют “империалистическими” идеями: “У меня нет самоцели построить холдинг на 1000 или 10 000 человек. Я просто хочу быть совладельцем успешной IT-компании и позволить себе плавать на яхте по морям”.

Игорь Федулов и Вадим Чернега — увлеченные яхтсмены

Что он и делает. Все свободное от развития компании время Вадим и Игорь занимаются яхтенным спортом, участвуют в регатах и просто отдыхают в семейном кругу. “Хорошо, что наше хобби разделяют семьи. Потому что когда ты на работе проводишь по 13 часов в сутки, можно забыть, как выглядят дети. А так мы собираемся всей семьей под парусами и вместе отдыхаем”, — делится Игорь.

Что касается их IT-компании, то согласно характеристике основателей, сегодня Intersog находится на промежуточном этапе и продолжает работать. “Мы уже построили базовую структуру компании, ей девять лет, но впереди еще много интересного”, — заключает Вадим .

Оставить комментарий

Комментарии | 13

  • Истории компаний
  • НДС для Facebook и Netflix
  • Расследования AIN.UA
  • Спецпроекты
  • Безопасность номера
  • Безпека гаманця
Реклама на AIN.UA

Поиск