прислать материал
AIN.UA » Лучшее, Социальные медиаТеория лжи, или как бороться с фейками и вбросами: интервью с основательницей StopFake

Теория лжи, или как бороться с фейками и вбросами: интервью с основательницей StopFake

7693 7

В последнее время часто можно слышать о том, что Украина проигрывает в информационной войне. Тем не менее, в уанете есть волонтерские проекты, которые поставили себе целью чистить информационное пространство от фейков и вбросов, которые в социальных сетях тиражируются со скоростью мысли. Сайту StopFake уже год, его уникальная аудитория за это время составила 5 млн пользователей, 16 млн просмотров, а число подписчиков в соцсетях достигает 155 000 человек.

В команде 16 человек, среди них дизайнеры, переводчики, журналисты, у которых есть основное место работы. В StopFake они трудятся на волонтерских началах. Сейчас проект существует частично благодаря краудфандингу. Любая коммерциализация просто убьет изначальную идею StopFake, убеждена соосновательница проекта – бывшая журналистка “Громадського”, Espreso.TV и рок-музыкант Марго Гонтар. В блиц-интервью AIN.UA она рассказала о том, как редакция определяет фейки, как оценивать правдоподобность информации в Facebook и “ВКонтакте”, а также о том, какие СМИ реже всего попадаются на вранье.

Об основании и команде проекта

В марте прошлого года директор Могилянской школы журналистики Евгений Федченко кинул клич в Facebook: давайте соберемся и подумаем, что могут в текущей ситуации сделать журналисты. Одной из основных информационных проблем тогда был постоянный поток антиукраинской информации. У нас была журналистская тусовка из студентов Могилянской школы журналистики и участников программы DFJ – мы точно знали, как делать и проверять новости. Так родилась идея опровергать фейки в онлайне. Правда, со временем сформировалась еще одна цель: стать архивариусом и собирать «в шкатулку» все примеры вранья и манипуляций.

gontar2

Сооснователь проекта – журналист и музыкант Марго Гонтар, фото – Анастасия Мельник

Лично для меня главным было то, что, на мой взгляд, я не в достаточной мере успела поучаствовать в Майдане. И многие, кто помогал StopFake, руководствовались тем же. Это такой персональный Майдан – сделать что-то полезное для Украины. Помню, как в начале многие люди помогали нам с сайтом, дизайном, контентом бесплатно и дико обижались, когда мы предлагали деньги. Тогда очень чувствовался этот дух: сделать что-то ради Украины. Сейчас все чуть прозаичнее.

Раскрутиться нам очень помогло медиасообщество: сразу после основания многие редакторы и журналисты о нас написали, в третий день после запуска уже было интервью на «Громадськом». Помню первый рабочий день: села за компьютер в 12:00, работала не отрываясь, встала из-за компьютера в 22:00.

О том, как отбирают фейки для разоблачения

Часто линки на новости присылают читатели. Кто что из команды видит – кидает в закрытую рабочую группу на Facebook. Что именно отбираем – зависит от периода. Обычно действует правило: если разгоняет новость совсем маргинальное медиа и если мы будем выглядеть более бредово, чем они, пытаясь ее опровергать, то однозначно не берем.

Что же касается критериев отбора… На мой взгляд, любая ложь опасна. Даже какие-то маленькие истории типа “В Украине сносят памятник Ватутину”. Вроде мелочь, но она отсылает читателя к общему фону: “украинцы — фашисты, нелюди, память не чтят, освободителя Киева не уважают, еще и родственников его обижают”.

Иногда случаются очень громкие кейсы – та же история со сбитым “Боингом”. Мы писали разоблачение на историю об испанском диспетчере, якобы работавшем в “Борисполе” и заметившем два украинских самолета рядом с “Боингом”. Конечно, этот пост собрал тысячи шеров, ведь все ждали и хотели узнать, что же случилось на самом деле. Это громкая новость, но если брать тот общий фон, к которому она апеллирует, то разницы с мелкой новостью о Ватутине нет. Просто “Боинг” случился “сейчас”, а фашистами украинцев называли весь год. Кажется, что «ой, да мы привыкли», но это на самом деле страшно.

antiТо, что российские СМИ так долго рассказывают о бесчеловечности украинцев – это очень известный пропагандистский прием, необходимый для того, чтобы привить россиянам мысль: убивать других – нормально, они ведь нелюди.

О фейках в украинских СМИ

Каждый раз, когда украинские коллеги постят неправдивую новость, в мире грустит один котик. Нет, не так: в мире радуется один киселев. Потому что у российских медиа появляется возможность сказать: ох уж эти врущие украинские журналисты!

Отвечаю на ваш вопрос: кто из украинских общественных СМИ самый аккуратный? Мы никогда не имели дела с «Днем», с «Зеркалом недели». Бывало, что ловили ТСН, «Цензор», «Обозреватель», «Интер», «Украину». Хорошо помню видео ракеты с Байконура, подписанное, как обстрел Донецка сепаратистами.

gontar1

Мастер-класс для журналистов о том, как распознавать фейки

Но все же нашим очень далеко до российских LifeNews, “Первого канала”, “России 24” в объемах вранья. Интересно, что самая большая аудитория StopFake сразу после Украины – читатели из России. И по объему donation на развитие проекта тоже РФ идет сразу после Украины.

О том, как определить вранье и вброс в новости

Очень помогает вопрос: кому эта новость может быть выгодна. Сейчас в ситуации информационной войны любая антиукраинская новость выгодна Кремлю. Дальше идет обычная журналистская работа: проверить источники, имена, документальную базу. Часто именно действующие законы, нормы, правила говорят о том, что либо “случившееся” в принципе невозможно, либо фигуранты истории некомпетентны. Как было с тем же испанским диспетчером: когда начали проверять историю, узнали, что к подготовке диспетчеров у нас в стране допускаются иключительно граждане Украины.

Как очень просто определить фейк? О фейковости может свидетельствовать:

  • Общая неадекватность, история идет вразрез со здравым смыслом.
  • Засилье малопонятных терминов, общих фраз вроде «общеизвестно», «западные СМИ утверждают», «доказано учеными», «эксперты говорят». Если что-то происходит в тексте, это должно базироваться на факте, наблюдении, доказанном в исследовании, или на мнении конкретного человека, институции, на документе. Сейчас пытаются маскировать фейки якобы англоязычными источниками. Хороший пример: история с мнимым приездом Девида Боуи в Донецк со ссылкой на его заявление. Хотя любому человку, говорящему по-английски, ясно, что Боуи не мог так сказать, скорее это написал русскоязычный человек, владеющий английским не в совершенстве. И концертов Боуи не дает с 2003 года.

Bowie

  • Излишняя эмоциональность. Это главный, самый простой критерий. Чем больше эмоциональных эпитетов, чем меньше фактов, тем больше вероятность, что это вброс. Отличный пример очень эмоциональной новости – “распятый мальчик”. Это, кстати, кочующий сюжет. Помню, на конференции фонда Белля в ноябре прошлого года местные историки рассказывали, что сюжет с “распятым мальчиком” гулял еще в прессе 20-х годов прошлого столетия.
  • Несоответствие заголовка и текста. Заголовки сейчас живут своей жизнью в агрегаторах, Twitter, и воспринимаются сами по себе как новости. Этим часто пользуются.
  • Неприкрытая попытка подвести читателя к определенному выводу (кто виноват, что делать). В видеосюжетах (и не только) дикторы часто стоят на позиции “они – мы”.
  • Категоричность утверждений, не подкрепленных четкими доказательствами.

О панике в социальных сетях

Сейчас почему-то даже журналисты считают, что “нет времени размышлять, быстро перепости” – это хороший метод. Но он изначально гиблый. Не понимаю, как оперативность может быть важнее правдивости. Если в угоду скорости публикуется неправда — нивелируется сам смысл действия.

Одно дело, если это важные (и авторитетные) сообщения о передвижении, например, вооруженных группировок, как было во время Майдана. Другое: если информация может потерпеть несколько часов, чтобы ее проверить. Все фокусируются на том, чей сайт быстрее появится в поиске, кто соберет больше лайков, а факты не проверяют. У нас, к сожалению, вообще нет практики фактчекинга, хотя в западных редакциях за это отвечают отдельные сотрудники и даже отделы.

Беда еще в том, что мы все еще склонны верить журналистам, отдельным людям. Нам хочется верить, что люди хорошие и не врут. Если мы – не тролли и не боты, значит и в соцсетях тоже пишут настоящие люди. Если на глаза нам попадается невероятная жизненная история и она соответствует нашему представлению о том, как это могло бы произойти, рука так и тянется лайкнуть или поделиться.

Обращайте внимание на аргументацию, последовательность событий. Если в посте – крики, призывы, капслок, а сам текст – с ярковыраженной анти-позицией, лучше его перепроверить. Помню историю о том, как кто-то прифотошопил на руку татуировку российской дивизии и запостил фото на фейковом аккаунте пресс-центра АТО. Это нам не помогает: ведь любой ламер может проверить фото и рассказывать всем, что украинские СМИ тоже врут.

О планах проекта StopFake

Хотим со временем завести полноценный отдел мониторинга новостей в редакции. Сейчас мы, конечно, не успеваем мониторить медиаполе полностью.

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

7 комментариев

по хронологии
по рейтингу сначала новые по хронологии
Чак Норис

Анатолий Шарий, разоблачает фейки украинских СМИ постоянно. Только их от этого меньше не становится. Украинские СМИ сами себя загоняют в категорию лжецов.

Олександр Омельченко

фигня

Владимир

Посмотрите ка на этих студентов, они знают как точно определить фейк! По "критериям" видно что их уровень пока дилетантский. Очень жаль, что такие серьезные проекты ведут убогие студенты-стартаперы, которые без должного опыта и знаний наделяют себя правом вещать на всю страну своими, ничем не подтвержденными умозаключениями.

Драгомирик Денис

Я могу посоветовать отличного психолога 😉

Александр Сауленко

Аргументация к возрасту...
Ну все понятно.
По делу замечание должно быть. Предложить другие критерии можно.
Владимир, ваш момент вброс

На них всегда можно сослаться когда "нет времени объяснять"

Поиск

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: