EN

Сегодня я уволилась с работы, чтобы стать счастливой. И вы сможете

11042
7

Жизнь — это постоянные испытания. И карьера, пожалуй, один из самых «испытательных» плацдармов в человеческой жизни. Многие из нас вынуждены каждый день ходить на нелюбимую работу, общаться с надоевшими сотрудниками и неприятным боссом. Что держит человека в этой западне, если отбросить банальную необходимость зарабатывать на жизнь? Страх перед неизвестностью, чувство ответственности, обязательства? Сара Найт тянула эту лямку 22 года, но, наконец, отважилась уволиться просто ради того, чтобы начать свое дело и быть счастливой. О том, почему Сара не сделала этого раньше и что стало катализатором ее решения, она рассказала в колонке на Medium.

«Сегодня был мой последний день на должности старшего редактора в одной из ведущих издательских компаний. Спустя пять лет на данной позиции и 15 лет построения карьеры я вдруг задумалась, чего я хочу на самом деле. Оказалось, что больше всего на свете я хочу быть счастливой.

Когда мне было 15, я решила уволиться со своей летней подработки в морском ресторанчике. Мой полоумный менеджер постоянно поддевал моего парня, который тоже там работал. А владельцем был смахивающий на белку свидетель Иеговы, который заставлял меня чувствовать себя неловко каждый раз, когда возникал на пороге. Я устала таскать пепперончини неблагодарным канадским туристам, которые никогда не оставляли чаевых. Был конец сезона и мой парень уговорил меня вместе уволиться, чтобы насладиться последней неделей каникул, вдали от вонючих автобусов и жаровни с кипящим маслом, которое то и дело выстреливало на наши фартуки цвета хаки.

Я была молода и влюблена, и это был мой самый первый раз, когда я выступила против Большого Человека. Было страшно, но какую свободу это сулило! Я войду в офис босса, сниму грязный фартук и заявлю, что он может навсегда вычеркнуть меня из графика. Я продумала, отрепетировала и закрепила свою речь. А когда наш 4-минутный диалог с начальником завершился, я стояла вся в холодном поту и билась в мелкой дрожи — 36-летняя я понимаю, что это была просто паническая атака, но тогда мне казалось, что за сим последует неминуемая смерть.

Моя мама ждала меня на парковке. Когда я втиснулась в ее минивэн, я никак не могла решиться сказать ей, что уволилась. Даже несмотря на то, что мой босс был придурком, менеджер — невменяемым, и мне осточертело то, что к вечеру от меня воняло, как из выгребной ямы.

На следующее утро родители ждали меня на диване — им позвонил босс, рассказал о моем «поспешном» решении и попросил переубедить, поскольку я очень важна для успешной работы ресторана. Целая толпа канадцев умрет с голоду без пересоленных лобстеров, которые могу подать им только я. Это все равно, что заявить, будто 15-летний подросток с завода в Чжэнчжоу критически важен для Apple, потому что от него зависит то, сколько нулей будет в ее отчете о квартальной прибыли.

Я знала, мои родители знали и мой босс тоже знал, что мое отсутствие или присутствие в его великолепном ресторане не сделают вообще никакой погоды в последние дни августа. Я думаю, босса просто взбесило то, что не один, а сразу два низкоквалифицированных и почти не оплачиваемых сотрудника послали его ко всем чертям, и решил напомнить нам о нашей ничтожности, призвав в помощь «родительский контроль». И выслушивая мою взволнованную речь прошлым вечером, он, скорее всего уже вынашивал план мести.

Родители спокойно сказали мне, что я должна собрать сопли в кучу и вернуться на работу. Я спорила и плакала, чтобы защититься. Это было так несправедливо! Но они оставались непреклонны. Они сказали, что меня связывают обязательства перед этой работой, и нельзя отрекаться от них просто потому, что что-то пошло не так.

У меня закончились аргументы. Я ушла не ради лучшего предложения или более высокой зарплаты. Я не строила карьеру в отрасли фуд-сервиса, из-за которой должна была бы взбираться по лестнице хижины Моллюска Марка. Я не переезжала в Нью-Гэмпшир и у меня не диагностировали аллергию на рыбу. Я просто была несчастна и не хотела больше проводить время на той работе. Ни единого дня.

Но, конечно же, я вернулась. Это не разрушило мою жизнь и не испортило лето, хотя с парнем я рассталась. Но тот инцидент заставил меня поверить, что счастье не должно перевешивать чувство ответственности. И я была в этом уверена до недавних пор.

Я не говорю, что все ответственные решения в вашей жизни нужно принимать оглядываясь на то, делают ли они вас счастливыми. Это была просто летняя подработка, а не что-то такое, от чего зависел достаток всей моей семьи или мое будущее. Два доллара и 40 центов плюс чаевые от клиентов не из Канады не помогли бы мне попасть в Гарвард. Я не говорю, что было неправильно увольняться с этой работы только потому, что она делала меня несчастной. Меня убивало то, что я делаю, а когда я расправлялась с очередной задачей, удовлетворения это не приносило. Но когда мои родители вынудили меня вернуться туда, я почувствовала себя виноватой и не хотела, чтобы это повторилось.

С тех пор у меня было несколько работ, с которых я мечтала уволиться. Например, в книжной лавке, где мой менеджер регулярно поднимал меня на смех за то, что я «эдакая всезнайка» (просто потому, что я читала книги, которые рекомендовала клиентам). Но я подписалась доработать там до осени и несла свой крест даже несмотря на то, что мне предложили более престижную должность агента в библиотеке.

Около года на этой работе во мне росла эмфизема из-за близости к сотруднику, который был заядлым курильщиком, матершинником, скорее всего, алкоголиком, а помимо прочего, дешевкой. Хотела ли я уволиться? Каждый день. Я нашла другую работу и за месяц предупредила босса, что ухожу. Тем не менее, когда несколько месяцев спустя я навещала его больную мать, он представил меня ей как «моя безответственная ассистентка, которая бросила меня в такие тяжелые времена», чтобы даже спустя годы я продолжала чувствовать себя виноватой.

Сегодня с высоты своего 15-летнего опыта в издательском деле, я могу сказать, что уходила с одних работ на другие, более перспективные, добросовестно взбираясь по карьерной лестнице. Но я никогда не увольнялась просто ради того, чтобы быть счастливой.

До сегодняшнего дня. Сегодня я уволилась. Я уволилась потому, что чувствовала себя в западне. Я уволилась, потому что каждый прожитый день укорачивает мою жизнь. Я уволилась, потому что мне осточертело ездить на метро два раза в день в часы пик.

Но прежде всего, я уволилась потому, что была действительно несчастна

Все было не так плохо. У меня был хороший босс, умные коллеги и свобода работать с действительно хорошими книгами. Но в какой-то момент я осознала, что издательское дело — это не совсем то, что мне нужно. И я ушла.

Разочаровались ли во мне люди? На моем счету скопилось множество бессонных ночей, внезапных приступов тошноты и очаровательной розовой сыпи от волнения из-за очередной конкретной проблемы. Но те, кто остался, отлично справятся со всем этим и без меня. Я считаю себя довольно ценным сотрудником, но не думаю, что мой уход столь же критичен, как если бы я была единственным врачом в городе, в котором зафиксирована вспышка оспы.

Вы спросите, не переманили ли меня более привлекательным оффером? Нет. Выиграла ли я в лотерею? Тоже нет, хотя жаль, конечно. Я просто хочу быть счастливой, а чтобы этого достичь, я  должна стать тем, кем всегда мечтала, но боялась: человеком, который увольняется. У меня есть сбережения, и муж, который хорошо зарабатывает, и, конечно, кое какие планы относительно моей дальнейшей карьеры. Я не говорю, что все должны увольняться с работы, не взвесив предварительно все за и против.

Это сродни вопросу, который мы задаем маленьким детям: «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?» и ждем ответов вроде «доктором», «космонавтом» или «стюардессой». А что если ответ намного проще? Кем я хочу стать? — Я хочу стать счастливым человеком.

За 22 года своей трудовой жизни, от двух с половиной долларов в час до шестизначной зарплаты, я, наконец, поняла, что счастье зависит от простых вещей: времени, которое я провожу с мужем, отсутствия необходимости кататься на работу и с работы, сидеть в офисе с 9 до 5 и возможности быть самой себе боссом. И все это у меня может быть — не частично, а все и сразу — если я уволюсь с работы.

Но даже тогда слабый голосок в моей голове твердил мне: ты не можешь просто так взять и уволиться. Не можешь ведь? Оказалось, могу. И уволилась. И очень рада этому».

Оставить комментарий

Комментарии | 7

  • Дія City
  • Истории компаний
  • Расследования AIN.UA
  • Спецпроекты
  • Безопасность номера
  • Безпека гаманця
Реклама на AIN.UA

Поиск