EN

Почему стартапы опять должны стать скучными

5094
5

Предприниматель и основатель компании TiZE из Кремниевой Долины, Рана Гуйрал, написал колонку для TechCrunch с критикой большинства существующих стартапов и положения дел в технологической индустрии. Рана считает, что стартапы перестали решать реальные проблемы и сконцентрировались лишь на том, чтобы казаться крутыми. Приводим перевод его текста.

«Uber для медицинской марихуаны». Штаны со звуком ударных. Галстуки с QR-кодами. И это только парочка бестолковых идей, которые возникли в Кремниевой Долине за последние годы.

Я не единственный, кого это расстраивает. Долина – место рождения инноваций, которые изменили мир, вроде микропроцессоров или ПК. Это место концентрации достаточного количества человеческих умов, способных решать глобальные проблемы современности, вроде всемирного голода и перемены климата. Тогда почему в 2015 году все думали о дурацких предметах носимой электроники или эффективной доставке дури?

По-моему, ответ очевиден.

Основатели стартапов, как школьники-подростки на школьной дискотеке, всеми силами пытаются казаться крутыми.

И это бьет не только по всему миру, но и по долговечности технологической индустрии как таковой.

Так круто, что аж больно

Я понимаю представителей технологической индустрии, которые хотят быть крутыми, потому что я и сам таким был. Я начинал свою карьеру в больших компаниях с известными названиями, вроде Logitech и Kronos. Но я быстро перерос это, увидев, сколько ресурсов тратится зря в корпоративной среде. Мне хотелось решать реальные проблемы, а не просто наедать себе брюхо.

Это было до того, как я встретил своего партнера – Стивена Кавайа, с которым мы основали стартап, который производит ПО, которым сейчас пользуется большая часть Кремниевой Долины. Но в глазах поколения Y делать вещи – а не приложения — это катастрофически скучно.

Последнее исследование зарплат от IndustryWeek показало, что лишь 2% всех 21-29 летних респондентов работает в реальном производстве. Опрошенные студенты называли эту сферу устаревшей и скучной. Большинство ассоциирует работу на фабриках с повторяющимися бессмысленными действиями, как это было показано в рекламе Apple 1984 года.

Но всего 150 лет назад фабрики были стартап-инкубаторами Кремниевой Долины своего времени. Ford Model T Генри Форда был таким же прорывным, как Uber (или Facebook, или Google). Как тогда может некогда крутая индустрия стать такой скучной – и все еще существовать?

В первую очередь нужно понять что крутизна не так важна в бизнесе.

Давайте возьмем для примера наших клиентов. Специальные химические средства – это $800-милллиадная индустрия, несмотря на то, что производит одни из самых прозаичных и скучных продуктов в мире. Это средство для стиральной машины, позволяющее ей выглядеть новой и блестящей; полимер, который добавляется в бетон, чтобы сделать его более гибким и устойчивым к разрушению; клей, который крепит деревянный шпон так, чтобы стол выглядел более аутентично.

«Инновации» в данном контексте означают «улучшение». Речь не о «прорыве» сквозь всю индустрию, а об увеличении эффективности хоть на 0,0001%.

Но вот в чем секрет: этот 0,0001% намного полезнее для мира, чем 10 000 пар штанов-барабанов. Процитируем немецкую компанию-производителя химических средств BASF: «Мы делаем не так много продуктов, которые вы покупаете. Мы делаем многое для продуктов, чтобы вы их покупали». И покупатели готовы больше платить за лучшие продукты.

Как много людей готовы переплачивать за литавры в своих джинсах? Я предполагаю, что за рамками Кремниевой Долины — не очень много.

Проблема более чем для 1%

В современной перенасыщенной стартап-экосистеме новая компания, которая не может расшириться за пределы Кремниевой Долины, обречена на провал. Согласно исследованию CB Insights, причиной провала 42% стартапов стало то, что «рынок для их продукта оказался слишком маленьким». Посмотрите на Secret. Сервис анонимных сообщений, профинансированный инвесторами, был любимчиком Долины, но закрылся в апреле, поскольку не смог выйти за рамки технологической тусовки.

Это тренд, который будет набирать обороты в ближайшие годы. Большинство нынешних быстрорастущих технологических компаний созданы для небольшой, богатой, урбанизированной части населения, которая составляет около одного процента. Но доля этих пользователей на рынке сокращается.

К 2020 году четыре из пяти смартфонов будут принадлежать пользователям из развивающихся стран, где эффективная доставка пиццы – куда меньшая проблема, чем наличие чистой питьевой воды.

И горе той технологической компании, которая не подготовится к таким переменам.

Я не говорю о том, что предпринимателям надо бросить все и начать работать над улучшенным средством для стиральных машин. Я также не говорю, что разработчикам надо полностью и навсегда сконцентрироваться на улучшении их существующих продуктов. Я говорю, что разработчикам, предпринимателям и венчурным инвесторам следует прекратить сходить с ума от любой хлесткой бизнес-идеи, которая называется в духе «Uber для [чего-то]».

Назад к истокам

Давайте подумаем о том, с чего начиналась компьютерная революция. Не с красивых офисов и инвестиционных фондов. Она начиналась со скучных индустриальных лабораторий вроде Bell Labs, где ученые придумали транзистор в 1947 году. Или с Xerox PARC, дома первого Ethernet-соединения и первого GUI. Это были места, где большие умы работали над решением глобальных проблем, не думая над тем, что нужно как можно быстрее выплюнуть продукт на рынок или сделать быстрый экзит для инвесторов. И от них мы отказались, а Америка осталась с огромной дырой в инновационной инфраструктуре.

Для того, чтобы начать движение к будущему, интернету следует вернуться назад к истокам – к скучным, похожим на индустрию химических средств истокам. Следует обратить свое внимание на реальные проблемы, которые имеют значение за пределами богатого и урбанизированного одного процента. И следует вновь научиться мыслить масштабно.

Хорошие новости в том, что некоторые компании уже демонстрируют стремление к этому. Они пытаются решать общемировые проблемы, которые игнорирует Долина. Стартап Bright, установщик и дистрибьютор солнечных панелей, недавно поднял $4 млн посевных инвестиций для экспансии в Мексике, где альтернативная энергия непомерно дорогая.

Стартап Veeva, облачное решение для биофизической индустрии, заполняет технологическую дыру, создавая сервисы специально для больших фармацевтических и биотехнологических компаний. Стартап Aditazz разрабатывает и строит здания, вроде больниц, всего за 20% от стандартной стоимости, применяя то же ПО и техники, которые используются в автоматическом создании микрочипов. И это те компании, которые продолжат получать прибыли задолго после того, как бестолковые носимые устройства исчезнут.

Вопрос только в том, подхватит ли это оставшаяся часть Кремниевой Долины.

Оставить комментарий

Комментарии | 5

  • Все правильно сказал.
    Корень проблемы — в фундаментальном непонимании множеством разработчиков и, увы, инвесторов реального глобального и исторического потенциала ИТ. Зачастую в этом плане у них хроническая близорукость.
    Еще Тоффлер в 1980 году (и далеко не первым) описывал постиндустриальное общество, где ИТ играют ключевую роль. ИТ в самом фундаментальном смысле — технологии, автоматизирующие обработку информации. Информация — ключевой и до этого самый дефицитный элемент любого экономического процесса. Во всех отраслях: в с-х, промышленности всех мастей, в образовании, науке, медицине, госуправлении, везде. И с обеспечением современной аппаратной матчастью в большинстве сколько-нибудь развитых регионов Земли особых проблем нет. Более того, мобильные телефоны, теперь вытесняемые более продвинутыми смартфонами, охватили бОльшую часть людей на планете, в том числе в глубинах Африки, и быстрее, чем какая-либо другая технология в истории. Дошло до того, что африканцы начали учить европейцев мобильному банкингу — потому что там он стал эквивалентом вообще какого бы то ни было банкинга.
    Проблема же в том, что очень мало людей до сих пор осознают как следует, как можно использовать весь этот потенциал. Даже если исключить политику и сосредоточиться на бизнесе, их Большое Видение ИТ оказывается сильно ограниченным текущей реальностью. Любая «модная тема» захватывает их внимание и отвлекает от более долгосрочных перспектив, которые вполне могут и эту тему задействовать, но сами касаются какого-то другого направления. Социальные сети, купонные сервисы, инстаграмоподобные сервисы, уберы — оно в принципе ничего, как очередное поколение инструментов для решения каких-то проблем. Но надо понимать, что сколько бы ни создали уберов, из них всех вместе не получится Hyperloop. Есть проекты, для которых нужно решить задачу коллаборации большого количества людей, причем с долгосрочными ориентирами, а не чтобы быстро взлететь до уровня единорога. Реальный критерий инновационности — если технология позволяет создавать то, что до нее было бы невозможно или очень сложно. Например, краудфандинг. Но и его потенциал пока еще толком недоиспользуется. Я не нашел пока еще на Западе аналогов нашего «Народного проекта» — сложных, многоэтапных, где проекты не конкурируют, а встраиваются в многоуровневое «дерево» все более сложных целей. Это может быть, например, миссия борьбы с инвалидностью — разработка киберпротезов, обучение новых специалистов, исследования регенеративной медицины, внедрение результатов для конкретных нуждающихся людей… вот этого пока еще нет или реализовано по-дилетантски. Конечно, объемы средств в краудфандинге пока еще не сравнимы с государственными и крупными коммерческими проектами. Но его козырь — не конкуренция по всем фронтам, а объединение человеческих и финансовых ресурсов для решения специфических нишевых задач, которые в большой бюрократической системе могут обделяться вниманием, но потенциально могут быть революционными.
    Перспективный проект может (и зачастую должен) идти наперекор общественному мнению, а не подстраиваться под него. Автор привел пример из химической промышленности. Химия — это отрасль, которая чуть ли не больше всех в Межвековье подверглась очернению со стороны экологически озабоченных. В результате создаются дутые, основанные на псевдонаучных бреднях бизнесы, а продвижение эффективных технологий типа ГМО тормозится. Но эти пузыри рано или поздно лопаются, а революционеры (к которым по определению причисляется любой желающий получить миллион отдачи на вложенный доллар) должны мыслить на перспективу, а не следовать текущим популярным заблуждениям. Как-то я наткнулся на статью инвестора, который заявил, что стал меньше доверять Google/Alphabet после того, как узнал, что они вложились в тему продления жизни (Calico). Типа это псевдонаучно и вообще социально бесполезно, и вместо этого им стоило бы озаботиться «реально эффективными целями» — как подтянуть продолжительность жизни афроамериканцев до уровня белых. Так и сказал. Хотелось бы пожелать этому «инвестору» по максимуму вложиться в МММ. Хотя он помог раскрыть глаза на актуальную проблему — предрассудки «общественного мнения» и инвесторов реально могут влиять на инновационную ориентацию компаний, зависимых от их финансирования, формируя эдакую коллективную «конвенциональную близорукость». Подобный эффект и его последствия можно еще наблюдать в фильме «Интерстеллар», где общество заболело клиническим непониманием перспектив космической отрасли и вообще технологий, науки и образования. Так вот необходимо переосмыслить представления о крутизне. Крут ли был какой-нибудь WebVan, который с ходу поднял миллиард под сомнительную идею, а затем лопнул? Или крут Линус Торвальдс, который вообще не стремится зарабатывать миллиарды? Пресловутый «Билл Гейтс» (в свете реального менеджмента M$ — эдакий абстрагированный образ) или Илон Маск? Кодеры очередного «Пинтереста для домашних питомцев» или железячники из харьковского хакерспейса?
    Рынок стартапов к настоящему времени уже настолько вырос и диверсифицировался, что его уже нельзя и называть единым рынком. Сама идея стартапа — это уже даже не будущее, а настоящее экономики и главная ее точка роста. И дальше их будет только больше. Стартапов много и они разные. Можно вести венчурную и «супервенчурную» стратегию (как Тиль, отбирая самых «безбашенных» как единственных носителей шанса на технологический прорыв) — ее в наше время уже стоит отличать от «обычного», девальвировавшегося венчура, ориентированного прежде всего на быстро монетизируемый высокий доход; а можно работать в специфических нишах с более скромными цифрами, но перенимающих актуальные достижения ИТ. И если говорить о сущности ИТ, я могу понять, как в различных отраслях «реального сектора» могут использоваться растущие возможности процессоров и суперкомпьютеров, возможности интернета и даже социальных сетей (ориентированных на коллаборацию, а не развлечения), равно как и робототехника, ИИ, биг дата, глубокое обучение и все прочие связанные с этим темы, биоинформатика, 3D-печать и нанотехнологии, но я в упор не могу понять, причем здесь Pinterest. Я совсем не против Pinterest, пусть процветает в своей нише. Но это чисто потребительский продукт! Дело даже не в том, что потребительский характер продукта мешает использовать его как средство производства. ПК потому и совершил революцию, что преодолел это противоречие. И поэтому ПК считается важной вехой в развитии ИТ, началом целого технологического уклада. Подобный потенциал есть и у облачных технологий, и у носимых, и многих других. Но извините, почему нишевые сервисы, которые просто ИСПОЛЬЗУЮТ подобные технологии и слегка их кастомизируют под свои потребности, ни с того ни с сего начали ставить с ними в один ряд? Это же все равно что сравнивать IBM и магазинчик дяди Джо по продаже ПК в доинтернетную эпоху. С какого перепугу групон или пинтерест причислили к технологической отрасли? А убер? А «убер по продаже марихуаны» — это что, «новая технология» даже по сравнению с убером классическим?
    Понятие технологий, разумеется, можно трактовать весьма широко, в играх типа «Цивилизации» к ним причисляются и гуманитарные достижения, но даже в таком случае «технологии» развлекательных сервисов или приложений по доставке пиццы следует как-то дифференцировать от более фундаментальных ИТ и бизнеса. Иначе будут повторяться пузыри доткомов, групонов, единорогов и прочих мифологических сущностей, имеющих весьма отдаленное отношение к реальности. Впрочем, единорогов со временем можно научиться создавать методами генной инжнерии типа CRISPR, но это уже отдельная тема:).

  • Хорошо бы продолжить эту тему с примерами украинских промышленных стартапов, такие должны быть.

  • iPhone 12
  • Истории компаний
  • Расследования AIN.UA
  • Спецпроекты
  • Безопасность номера
  • Безпека гаманця
Реклама на AIN.UA

Поиск