EN

Каково это — быть уволенным из Facebook

11789
13

Работа в крупнейших технологических компаниях мира имеет и обратную сторону — корпоративную политику и вопросы увольнения. Мы уже ранее публиковали историю сотрудника, уволенного из Google. В этот раз на Quora анонимный пользователь рассказал историю увольнения из Facebook. История стала чрезвычайно популярной и вызвала бурное обсуждение. Приводим полный перевод заметки.

Один из кампусов компании Facebook в Менло Парк

Один из кампусов компании Facebook в Менло Парк

Позвольте начать с того, что люди, которые этого никогда не испытывали, понятия не имеют, каково это.


Меня отстранили на день, поскольку что-то из того, что я сделал, нарушило политику компании. Я не буду вдаваться в детали того, что это было, чтобы защитить приватность свою и всех, кто был в это вовлечен. Но все, кому я рассказывал о произошедшем, были весьма удивлены. Это было сродни переходу улицы в неположенном месте: это против правил, но все это делают каждый день и это не приносит никакого вреда. Но как-то это попало в поле зрения HR и против меня началось расследование.

Facebook обладает нулевой толерантностью ко многим вопросам. Например, в вопросах сексуального домогательства: в обучающем видео говорится, что даже комплимент одежде сотрудника любого пола может быть рассмотрен как домогательство и донесен начальству. При этом, как ни парадоксально, развитие отношений между сотрудниками всячески стимулируется, хотя многие аспекты могут привести к увольнению. Это не касается моего случая, но хорошо иллюстрирует позицию нулевой толерантности, которая приводит к различной трактовке действий.

Я не знал, что HR-отдел ведет расследование касательно меня. Но это привело к тому, что следователь пообщалась с рядом людей из моего окружения, включая моего начальника и начальника моего начальника.

Одним прекрасным утром, когда у меня была намечена куча встреч, я получил срочный запрос от человека из HR-отдела, которого я не знал. Она попросила помочь ей с расследованием касательно меня.

Было ощущение, будто земля подо мной разверзлась. Конечно, это мог быть запрос на помощь в расследовании касательно кого-то другого (что немногим лучше), но я сразу же подумал, что речь обо мне и начал панически вспоминать, что же наделал. Согласно политике компании, я никому не мог об этом говорить, но сам был повержен в панику. Встреча со следователем была намечена через час, как раз после обеда, но я настолько переживал и не мог собрать мысли в кучу, что не пошел есть. Я просто сидел на своем рабочем месте и ждал. За пару минут до встречи я встал и медленно направился в сторону кабинета.

Митинг-румы в Facebook обычно сделаны так, что люди легко видят, что происходит внутри (и понимают, что идут не в ту комнату, например). К тому же у них забавные названия и у каждого офиса своя тематика. Например, на одном из этажей здания номер 12 все митинг-румы называются согласно тому, что следует за словом «через». Моя любимая комната называлась «5 минут» (как во «встреча будет через 5 минут. Прекрасно!»). Эта комната была другой. В отделе юристов и HR все митинг-румы называются в честь юридических терминов, вроде «Tort» (гражданское правонарушение). Я не помню название комнаты, в которой происходила моя встреча, но она была так сделана, что люди извне не могли видеть, что происходит внутри. Негостеприимно.

Я сел напротив следователя, которая сказала мне, почему я здесь. Дело касалось меня. Моя паника никуда не делась, но к тому моменту я не понимал, что же может случиться в дальнейшем. Каждодневный поход в Facebook стал неотъемлемой частью моей жизни. Каждое утро я просыпался, запрыгивал в автобус, и именно с этого момента начинался мой день. На работе я завтракал, общался со всеми моими друзьями, работал по мере своих возможностей, тратил время в Facebook – писал умные комментарии в группах и наблюдал за ростом количества лайков. Моя профессиональная, социальная и личная жизнь были глубоко встроены в Facebook. И я об этом особо не задумывался.

Было очевидно, что девушка, которая со мной общалась, понятия не имела, о чем она говорит. Она быстро призналась, ради чего это все. Единственное, в чем она была заинтересована – совершал ли я то действие, в котором обвинялся, и просил ли меня кто-то его совершить. Еще раз вспомните, что это было сродни переходу улицы в неположенном месте. Да, я это сделал и никто меня об этом не просил. В тот момент я работал с вице-президентом над специальным проектом, и он не имел с этим ничего общего. Она меня спросила, почему я так поступил. Я объяснил: переход дороги в неположенном месте быстрее доставляет тебя из пункта А в пункт Б, это не тайная операция ради создания пробки. Другими словами, мои действия не несли никакого ущерба, никому не вредили, и я не получал с этого никакой выгоды. Если бы неделей ранее я нажал клавиши в чуть иной конфигурации, я бы никогда не оказался в этой комнате.

Но я был там. Не думаю, что ее сильно волновали мои объяснения и что они могли как-то повлиять на исход, но, видимо, выслушать меня было частью ее работы. В тот момент, когда я произносил ответ, мне показалось, на какое-то мгновение, что это сработает. Я был сотрудником на хорошем счету, с отличными показателями продуктивности, с хорошей оценкой труда, уникальным набором навыков (ну, или мне так казалось). Было бы нелогично меня уволить просто потому, что так сказано в своде правил. На тот момент я хорошо себя чувствовал, когда объяснялся.

Она спросила меня: если вы не были уверены в том, что делаете, почему вы не уточнили у своего менеджера? Именно тогда я понял, что мы с ней живем в абсолютно не связанных друг с другом реальностях, хоть и в одной компании. Обычно, моя начальница в двойном размере забивала себе неделю под встречи с понедельника по пятницу с 9 до 6. Другими словами, в любое время в течение недели она находилась на встрече А или встрече Б (иногда: или на встрече В). Ее никогда не было на рабочем месте и обычно она отменяла наши встречи один на один просто потому, что у нее не оставалось выбора. Так что, нет, у меня не возникало идеи каждые 5 минут спрашивать ее, все ли я правильно делаю. К тому же, я даже близко не представлял, что мои действия могут привести к проблемам.

Я спросил следователя, чего ждать дальше. По всей видимости, она спешила закончить встречу поскорее. Так что она объяснила: она поговорит с юристом по трудоустройству, и этот человек решит, является ли совершенное мной нарушением и, если да, получу ли я дисциплинарное наказание и какое. Я надавил на нее, потому что это означало, что я могу быть уволен. Но следователь больше ничего мне не сказала, кроме того, что мне следует позволить ей побыстрее поговорить с юристом и что мне следует пойти прогуляться и расслабиться.

Конечно же, я им нужен был спокойным. Они не хотели накалять обстановку. Но недовольство во мне начало накапливаться. Я прогулялся до кампуса. Или это было вне здания? Мне действительно нравился наш кампус. Я имею в виду, за пределами митинг-румов. Там везде произведения искусства. Кроме этого, весьма уникальный ландшафт. Мы находились неподалеку от топей со всей присущей фауной (птицы и тому подобное). Некоторые люди, в том числе и я, предпочитали проводить встречи вне здания, гуляя вокруг кампуса. Находиться вдалеке от экранов и уведомлений было так хорошо. Было всего пару моментов, когда мне казалось, что в моей жизни наступил кризис и небольшая прогулка помогала мне разобраться с видением будущего. Кроме того, у меня было столько отличных воспоминаний о работе – когда мне казалось, что я сделал что-то выдающееся или наблюдал моменты блестящей работы моих коллег. Я бывал тут поздними ночами, я бывал тут ранним утром… Но больше всего в кампусе я любил сотни людей, с которыми был знаком. Не со всеми из них я крепко дружил (лишь с некоторыми, на самом деле), но со многими я мог переговорить или обменяться улыбками. Я не был каким-то особенным. Каждый сотрудник в кампусе переживал подобное, чувствовал себя в команде, среди коллег. Кампус для меня был моим безопасным местом. Я чувствовал себя здесь более по-домашнему, чем дома.

Потому я вернулся на свое рабочее место и сел работать. Я пытался решить очень абстрактную проблему в том проекте с вице-президентом и наконец нашел решение, которое и внедрил. А после этого я получил еще один запрос на встречу, с моей начальницей, в другом митинг-руме HR-ов, на следующий день. Мне показалось это странным, поэтому я написал ей, чтобы подтвердить дату встречи, и она сказала, что это прямо сейчас. Сегодня. Через пару минут.


Мне нужно было знать. Мне казалось что, независимо от результатов расследования, они должны мне это сказать в частном порядке, верно? Независимо от последствий? Но что, если последствия таки будут? В общем, по крайней мере надо узнать, что как. К тому же все мы взрослые люди, должен же быть способ как-то обсудить эту ситуацию.

Так что я пришел в тот второй митинг-рум HR-отдела – Rainbow Room. Несмотря на название, это было не самое радостное место. Это была еще одна конфиденциальная комната. Знак на двери гласил, что вход был воспрещен, только если вас не пригласили. Я уже бывал там, в рамках другого расследования, как свидетель, и, честно говоря, хотел больше никогда не видеть эту комнату.

Внутри меня ждала начальница и человек из HR-отдела, работающая в нашем департаменте. Она была новенькой, и я видел ее впервые. Также там мог быть охранник, или же он возник магическим образом после начала встречи. Когда мы все присели, моя начальница спокойно рассказала, что расследование заключило, что я допустил нарушение и что сегодня – мой последний день в Facebook. Меня попросили оставить свой ноутбук, телефон и бедж.

Уже прошло какое-то время, но мне до сих пор очень тяжело описать, что я почувствовал в тот момент. Шок, неверие. Почувствовал себя кроликом, которого сейчас собьет машина. Я просто был опустошен. И все это казалось бредом. Все это было нереально. Будто кто-то говорил мне: представь, как ты живешь сегодня. С завтрашнего дня, каждая составляющая твоей жизни изменится, и я не буду подслащать ситуацию – все будет хуже.

Кое-как я подумал: со мной все будет ок. Я быстро найду другую работу. Работу лучше.

Но на самом деле, я не мог сопоставить то, что я слышал, с реальностью. Голос моей начальницы был лишен эмоций, хотя мы через многое прошли вместе (по крайней мере, мне так казалось).

Я почувствовал себя дураком из-за того, что должен сдать устройства, которыми пользовался как основными и не сделал бекапов. Многие личные штуки остались там навсегда.

После этого мне выдали все личные вещи с рабочего места, включая, что было очень странно, мой пиджак. Когда я шел в Rainbow Room, я даже не могу предположить, что мне придется сразу же покинуть компанию. Также мне выдали ваучер на такси в любую точку. Часть меня хотел поехать встретиться с хорошим другом в Нью-Йорк. Но я не был готов к такому бунтарскому акту. Пока я ждал такси, моя начальница села напротив меня и воцарилась неловкая тишина. Я мог пользоваться телефоном, пока не приехала машина. Меня автоматически выбросило со всех встреч на день, так что я начал получать сообщения «где ты?». Некоторые заметили, что я перестал отображаться во внутренних системах и начали мне писать. У меня не было сил отвечать. Я ответил лишь немногим. Я написал о произошедшем наиболее старшему по должности человеку, которого я воспринимал как настоящего друга, и он ответил, что сейчас придет меня обнять. Но я сказал, что это не лучшая идея. Больше я его никогда не видел. Я позвонил своей семье, чтобы рассказать о случившемся, но удалось лишь оставить голосовое сообщение.

На горизонте появилось такси. Это была середина дня, я направлялся домой в Сан-Франциско. Куда ж еще? Я потерял свой телефон как раз перед началом работы в Facebook и, по иронии судьбы, в тот момент я впервые оказался без средства связи. Без постоянного потока уведомлений, маленькой привязки к славной социальной жизни онлайн. На трассе 101 были пробки, на улице было действительно жарко, а таксист хотел поговорить. Без возможности побега в электронный девайс, я вежливо отвечал на его вопросы, но не был в настроении поддерживать беседу.

Первое, что я сделал, когда добрался домой – купил новый телефон и начал искать новую работу.


Я очень мало знал о том, каково это – быть уволенным из Facebook. Что же будет дальше?

Я подключил Facebook на новый телефон. Все ощущалось по-другому. Как у сотрудника, уведомления приходят тебе в режиме нон-стоп. Если я не проверял соцсеть в течение рабочего дня или не было доступа к интернету, количество уведомлений переваливало за 99 в течение пары часов. Сравнивая с этим, теперь мой аккаунт казался заброшенным. В последующие дни я получил может одно или два уведомления. Как в те времена, когда я еще не работал в Facebook.

Я никак не мог себя заставить анонсировать перемены в моей жизни в Facebook. Стыд за то, что меня уволили, поглощал собой все. А публикация статуса означала бы признать свой стыд перед людьми, которые все еще находятся в кампусе. Обычно, когда кто-то уходит, он пишет статус в Facebook, видимый всем в Facebook (специальная фича для работников), что этот день станет его последним в компании. Но в моем случае … ничего. Ничего кроме вопросов, поскольку мое рабочее место пустовало, и никто ничего не сообщил моим коллегам.

И никому до этого не было дела. Все взаимодействия просто исчезли. Кроме тех людей, которые сидели непосредственно рядом со мной, никто даже не заметил, что меня нет.

Через какое-то время я пообщался с некоторыми людьми. Немногим из них я рассказал свою историю – они просто не поверили. Спустя пару недель я встретил человека, который начинал в одно время со мной (годы тому). Это было где-то через год после того, как меня уволили. Он сказал, что давно меня не видел – я понял, что он даже не знал, что я ушел.

Но даже мои взаимоотношения с людьми, которые казались мне близки, начали угасать, за редким исключением. Я больше не буду сидеть рядом с ними в автобусе, обедать, пересекаться в кампусе, так какой смысл?

Прозвучит дико, но мне пришлось акклиматизироваться в нормальном мире, например, настроиться на нормальный график питания в течение недели.

В вопросе поиска работы, я быстро добился приглашений на много собеседований. Честно говоря, я постоянно ходил на собеседования, несколько раз в день, долгое время. Но… Каждый раз меня спрашивали, почему я ушел из Facebook. Я научился все лучше и лучше отвечать на этот вопрос, но все равно каждый раз это было тяжело. Я получал и реальные предложения, но ни на одно не ответил, поскольку ни одно из них не дотягивало до того уровня заинтересованности, как моя работа в Facebook, а я не мог согласиться на меньшее.

Так что я продолжал ходить на собеседования в режиме полного рабочего дня, что было весьма странным опытом. Я чувствовал себя очень одиноко, хоть и постоянно встречал новых людей.

В результате я принял одно предложение. Я не был в восторге от работы, но пора было прекращать поиски. Это был куда менее приятный и комфортный опыт, по сравнению с работой в Facebook. Но мне нравилась эта работа. Работа без всех этих наворотов большого технологического проекта, без райских условий, приземляет. Она заставляет почувствовать тебя уязвимым, но в хорошем смысле слова. В Facebook повсюду развешены постеры, которые убеждают тебя не бояться, работать усерднее и быть смелым, напоминают тебе, что ты работаешь в компании хакеров. Конечно это все вранье – в тот момент, когда тебя увольняют. Но во всех других случаях, контактируя с рекрутерами, ты чувствуешь себя неуязвимым.


После этого я нашел еще одну работу, на которой чувствую себя куда более счастливым. Если все учесть, то эта работа, наверное, даже лучше, чем работа в Facebook. Я не рад, что меня уволили. Эта рана до сих пор болит. Я потерял много друзей, денег и до сих пор ощущаю мучительный стыд. Но я надеюсь, что эта ситуация сделала меня лучше.

Оставить комментарий

Комментарии | 13

  • Статья не о чём, к сожалению.

  • Тут можно было бы на каждое предложение составить комментарий.
    Но можно проще.

    Парень *хуел. Решил, что всего в жизни добился и он на одной из лучших мире работ и вообще как у Христа за пазухой и совершенно не был готов, что его в любой момент могут уволить за какую-то фигню просто потому что он кому-то не понравился. А зря. Скорее всего, он никогда не работал в Украине, где в любой момент могут взять на твое рабочее место программиста сестру соседа начальника, закончившую истфак. Не знаю насчет Штатов, но учитывая то, что я знаю о Канаде, там с этим ситуация еще хуже.

    Работа без всех этих наворотов большого технологического проекта, без райских условий, приземляет.

    Ну еще бы.

    Вообще, история пропускает массу деталей, и обладает многими признаками вброса, хоть и очень похожа на правду.

    tl;dr — не стоить делать работу смыслом жизни.

    • >> Скорее всего, он никогда не работал в Украине, где в любой момент могут взять на твое рабочее место программиста сестру соседа начальника, закончившую истфак.

      Походу ты вообще не в теме ИТ в Украине.

  • Ни одна работа не заслуживает таких переживаний.

  • Работая программистом в таких фирмах как Apple, Facebook, Google, человек превращается в букашку.

  • О человеке сразу все ясно, после того как он привел аргумент «перехода через улицу». А потом еще и приправил «так все делают».
    Таких сразу увольнять нужно. Даже по его необъективному описанию ситуации, компания сделала все максимально тактично и правильно.

    • Насколько тактично, не понятно — нужно знать правила компании и суть нарушения.
      А вот про «все так делают», это +100! Если нельзя, значит нельзя! Уверен, у него было 100500 тренингов о том, что это нельзя. А насколько это критично, не нашего ума дело. Если есть сомнения насчет полезности правила, надо добиваться его изменения, а не молча нарушать…. блин, вот всегда нервировали люди, которым говоришь «нелья так!», а они «да ладно тебе, все ж так делают», «правила ведь для того, чтобы их нарушать», «не парься» и т.п.

    • На самом деле он абсолютно прав.
      Корпоративные правила в больших компаниях пишут люди совершенно далекие от реального рабочего процесса.
      На мелкие нарушения или нарушения совершенно абсурдных правил обычно всем (включая менеджеров) наплевать.
      Но если нарушение заметит человек из спец департамента, занимающегося вопросами безопасности, или если нарушать публично и демонстративно — тогда исход будет как в этой истории.
      Человеку просто неповезло, по невнимательности в такую ситуацию мог бы попасть каждый.

  • Сопляк, блин! Уволили с любимой говносоциалочки, айяйяй, трагедия всей жизни )

  • а многие дети не ели халвы

  • Парню хочется дать пощечину со словами «соберись, тряпка». Потерял друзей с увольнением, что же это за друзья тогда? Работы будет еще много и фейсбуков тоже

  • iPhone 12
  • Истории компаний
  • Расследования AIN.UA
  • Спецпроекты
  • Безопасность номера
  • Безпека гаманця
Реклама на AIN.UA

Поиск