EN

Silk Road по-украински: уголовное законодательство vs. реалии даркнета

6199
9

Биткоин может использоваться как расчетное средство не только при совершении легальных и безобидных с точки зрения закона операций. О том, как его используют преступники и какие сложности это ставит перед правоохранительными органами, специально для AIN.UA рассказывает Нестор Дубневич — партнер юридической компании lexnet.io, специализирующейся на киберправе и финтехе.

Несмотря на то, что прошел год с момента нашумевшего процесса над «Ужасным пиратом Роджерсом» и был закрыт Silk Road, количество сделок в интернете с нелегальными объектами увеличивается с каждым днем. Такая ситуация во многом объясняет, почему криптовалюты, использование которых отличается своей анонимностью, у большинства ассоциируются с наркотиками, оружием и детской порнографией.

Тяжело отрицать коммерческую ценность биткоина, цена которого уже больше полугода удерживается на отметке $400-500 за монету. Как и тяжело отрицать его использование в качестве средства для совершения преступлений. Казнить нельзя помиловать. Именно такая правовая дихотомия ждет законодательные и правоохранительные органы Украины в ближайшее время. Или уже? Попробуем разобраться. И начнем с плохих новостей.

За 2015 год в отечественном реестре судебных решений появились первые приговоры, в которых фигурирует биткоин. Оба дела связаны с покупкой наркотических и психотропных веществ в нелегальном онлайн-маркете EVOlution. Не лучшая форма знакомства государства с криптовалютой, помимо писем НБУ о «суррогатной» природе биткоина.

Хотя знакомством это тяжело назвать, так как подозреваемые признали факт оплаты каннабиса «интернет-валютой», а следователь СБУ, и тем более тандем прокурор & судья, вникать в природу криптоанархичного финтеха не стали. Но слышится ветер перемен, что скоро придется. В том-таки судебном реестре висят около десятка определений следственного судьи о временном доступе к банковским счетам компании, которая «…совершает деятельность по изготовлению и эмиссии криптовалюты «биткоин», выпуск и оборот которой на территории Украины запрещен согласно ч. 2 ст. 32 ЗУ «О Национальном банке Украины». Видимо, следователь Службы безопасности слишком увлекся вышеупомянутым письмом Нацбанка.

Businessman with protective gesture bitcoins

Нестабильная экономическая ситуация в стране всегда была катализатором роста преступности. Никого не удивит, если существенный сегмент даркнета с площадками для торговли запрещенными товарами окажется на территории бывшего СССР, в частности, в Украине. И есть предчувствие, что СБУ в тандеме с киберполицией не так преуспели в «ковырянии» Deep Web, как западные спецслужбы. Но все же интересно представить, как будет решать новоиспеченный кибердетектив некоторые вопросы в процессе расследования преступлений, совершенных в теневой сети. А именно — в каком статусе будет фигурировать в этих делах биткоин.

Согласно УК Украины деньги, полученные от оборота запрещенных товаров, квалифицируются как средство совершения преступления и подлежат аресту. А в случае вынесения приговора конфискуются в пользу государства. Но как быть с биткоинами, которыми анонимные покупатели рассчитываться за поддельные паспорта или с помощью которых заказывают убийства в даркнете? Здесь возникает вопрос, что арестовывать: лэптоп, на который установлен кошелек, или биткоины, которые на нем хранятся? Но вот задача: оказывается, преступник пользовался онлайн-кошельком, который лежит на хосте компании в зарубежной юрисдикции. А правительство этой страны не сотрудничает в рамках уголовного производства с Украиной. Как, например, у вышеупомянутой украинской компании с заблокированными счетами, которая свои биткоины хранит на хостинге британской ЛТД.

И это не касаясь вопросов о том, как будет идентифицирован собственник биткоин-кошелька. Учитывая, что в последнее время активно используются биткоин-миксеры/трамблеры, которые распыляют одну крупную транзакцию на много мелких, практически невозможно отследить, на какой адрес был совершен платеж за спайс или ЛСД.

Допустим, у детектива все же получилось косвенными доказательствами и серией оперативных комбинаций доказать, что именно этот адрес биткоин-кошелька принадлежит именно этому пользователю. Он арестовал девайс с твердым биткоин-кошельком (который содержит биткоины на харде), получил приватный ключ и идентифицировал количество криптовалюты. По аналогии с деньгами, такой актив должен быть переведен на подконтрольный государству биткоин-кошелек, дабы выполнить все требования УПК по аресту, а также избежать печальной практики, которая имела место в деле Ульбрихта, когда агенты ФБР за спиной судьи поделили между собой криптовалютный профит наркоторговца. И здесь уже видится, как Нацбанк, кривясь от боли растоптанной гордости, создает биткоин-кошелек и получает на него тот самый «денежный суррогат», дабы удовлетворить требования следствия.

И это еще не все. Шах и мат – это когда приговор вынесен и пришло время взыскивать арестованные биткоины в пользу государства. Какой госорган возьмется продавать «грязную» крипту? И где? В Украине не существует ни одного легально действующего криптовалютного обменника или биржи.

В вопросе «что делать с отмытыми биткоинами?», тяжело давать советы стражам правопорядка, которые при поиске digital-улик привыкли изымать сервера целиком и на основании протоколов таких обысков составлять обвинительный акт. Как показывает опыт уголовного производства в деле Silk Road, суд оценил изъятые биткоины лишь как косвенное доказательство. А на косвенных доказательствах обвинения не построишь. Такая ситуация заводит в тупик установление состава преступления в совершении торговли запрещенными товарами в киберпростанстве, а также делает невозможным доказывание пособничества в ее организации.

Напоследок бросим взгляд на не менее актуальный вопрос о краже самих биткоинов. Имея определенную стоимость и свойство быть идентифицированными, существует возможность классифицировать их как виртуальное имущество. Такой подход предполагает рассчитывать на уголовно-правовую защиту права собственности на криптовалюту, а посягательство на них квалифицировать как преступление против собственности. И вот она, та самая дихотомия, которая упоминалась в начале статьи.

Понимая, насколько острыми станут в ближайшее время поднятые вопросы, опасным выглядит отсутствие четкой правовой позиции государства в отношении криптовалют. А пока правительство бездействует, где-то в даркнете «ситхи» программирования принимают заказы от драгдилеров на разработку отечественной площадки «Чумацький шлях 2.0», возрождая тем самым новый Мордор в темных уголках мировой паутины. И получают оплату за «преступные» строки кода в биткоинах, оставаясь безнаказанными.

Автор: Нестор Дубневич, партнер lexnet.io

Оставить комментарий

Комментарии | 9

  • Дія City
  • Истории компаний
  • Расследования AIN.UA
  • Спецпроекты
  • Безопасность номера
  • Безпека гаманця
Реклама на AIN.UA

Поиск