AIN.UA » Интервью, ЛучшееВсеволод Демкин о том, почему он перестал преподавать в КПИ, и о проблемах высшего образования
EN

Всеволод Демкин о том, почему он перестал преподавать в КПИ, и о проблемах высшего образования

6544
6

Тренд ухода от традиционного высшего образование развивается в Украине все активнее. Появляются новые организации и частные курсы, среди которых KAMA или Projector, с которыми мы уже успели пообщаться. Всеволод Демкин семь лет преподавал в КПИ курс «Операционные системы», однако так и не нашел путей для собственного развития в системе украинского высшего образования, его колонка «Почему я ухожу из КПИ» стала невероятно популярной в среде украинских разработчиков. Мы встретились со Всеволодом и пообщались о том, что ему удалось, а что нет, почему он теперь будет преподавать в частной структуре и как решить проблему образования для программистов в Украине.

10519731_980454001968491_2963505353142504797_n

Я программист, выпускник КПИ. Последние 5 с половиной лет работал в Grammarly. Параллельно почти 7 лет работал в КПИ. Как я туда попал? Во время моей учебы у нас был один важный предмет, который у нас почти что не читался – «Операционные системы».

Когда я выпустился, у меня было смутное желание преподавать. Через пару лет работы в области администрирования и программирования созрело решение прийти на кафедру и предложить свои услуги. Мне сказали, что не надо, но через год набрали, потому что существующая преподаватель ушла в декрет.

О работе в КПИ

Курс нужно было фактически разрабатывать с нуля. С одной стороны это было интересно, а с другой – сложно. Тем более приходилось это делать параллельно с работой.

Мне было интересно наблюдать за тем, что и как менялось в университете в это время. С одной стороны, понятно, что старая профессура, хорошие преподаватели, постепенно уходит на пенсию или просто умирает. На их смену должен прийти кто-то новый, и было интересно посмотреть, кто именно это будет. К сожалению, пришли, в основном, не те, кто имеют такое призвание. И те немногие люди такого рода тоже не задерживаются в этой системе. В итоге становится все меньше людей, которые вдохновляют. Плюс работа и семья. Поэтому я решил уйти.

Не было какого-то события, после которого я решил, что ухожу из КПИ. Несколько лет у меня была цель улучшать свой курс и довести его до того состояния, чтобы мне было не стыдно за то, что я делаю. Поэтому долгое время у меня не было никаких претензий ни к студентам, ни к университету, потому что у меня были претензии к себе.  Когда я достиг своих целей, то начал больше требовать от студентов и пытаться добиться качественного улучшения в том, что получается на выходе.

Больше всего в преподавании меня напрягло то, сколько времени уходит на проверку работ и предоставление фидбека студентам. У КПИшников есть тенденция просто брать чужую работу и сдавать как свою. Поэтому нужно придумывать кучу вариантов заданий и способы автоматизации их проверки. Каждый год у меня было три группы – около ста человек. Придумать сто вариантов невозможно, поэтому делаешь 10-15, тебе приносят то же самое, просишь сделать что-то еще и так далее…

В этом году мне стало окончательно очевидно, что мало кому вообще надо то, что я делаю. Из группы в 100 человек этого хотят от силы 10 студентов. Государству это тоже не сильно интересно, что выражается в том, что оплата труда чисто номинальная. Семье моей это тоже не нужно.

О вреде бесплатного образования

Во-первых, бесплатное образование – это скорее минус, а не плюс. Студенты не чувствуют его ценности.

Во-вторых, у каждого университета есть культура, которая передается из поколения в поколение. В КПИ это пристрастие к плагиату и надежда на «шару». Университеты, которые строятся с нуля, имеют шансы заложить свою культуру более правильно. В той же самой Могилянке, насколько я с ней знаком, многие вещи изначально построены по-другому, и этот момент может быть важнее самого уровня программы и преподавателей.

В целом, вся система не настроена на то, чтобы давать качественный результат. У украинского студента 10 дисциплин за семестр, а у американского – четыре. Из этих десяти, четыре – это профильные дисциплины, а остальное – это условно полезные или вообще бесполезные для данного профиля. Поэтому разумный студент (имеется в виду технического профиля – прим.) должен забить на гуманитарные предметы и сосредоточиться на основных. Но тогда он не получит стипендии. То есть система изначально демотивирует студента.

Списывание на экзамене – отдельная и интересная тема. Я считаю, что не есть цель – выучить всю теорию. Цель – понять, о чем речь. Поэтому к списыванию на экзамене я относился лояльно, главное, чтобы человек мог логично выразить свою мысль и потом ответить на вопросы, если они у меня возникнут. Проблема в том, что не работает система, в которой однозначно и непоколебимо говорилось бы: «списывать нельзя». Получается, что каждый преподаватель должен строить собственную систему.

13113044_10154178532238552_1505823208_o

О реформировании высшего образования

На уровне государства действительно делается много шагов, и многие из них позитивные. Это и требование знания преподавателями английского, и университетская автономия. Но кардинальные изменения будут тогда, когда появятся новые институции, которые будут построены на правильных принципах с самого начала. Они постепенно и переберут на себя функцию образования. Те из существующих вузов, которые смогут приспособиться к новым правилам, тоже, конечно, займут свою нишу. Те, которые не смогут, — отомрут.

Еще один момент, о котором говорят эксперты, — это то, что нужно разделить образование на тех, кто его предоставляет и тех, кто его сертифицирует. Так как сейчас сделали в школах. ВНО свои функции выполняет, это хорошая реформа. То же самое в какой-то мере, возможно, будет и в высшем образовании.

Есть большая проблема в обществе: люди получают образование, чтобы получить корочку, откосить от армии или что-то еще, но не ради получения профессии. И в техническом образовании это очень странно. Ты приходишь и говоришь: «Ребята, если вы будете учиться, то через два года сможете получить высокооплачиваемую работу, возможность переехать за границу, если у вас есть такое желание, и вообще открытые дороги». Но это почему-то не мотивирует.

В КПИ всегда было много талантливых людей. Всегда найдется какой-то процент студентов, которые добьются успеха, независимо от того, хорошо работает система или плохо. Например, если бы я набирал людей со своего курса на работу, я бы взял человек 5-10. Но это не тот процент, который бы показывал эффективность работы такого учреждения.

Хотя смена поколений и менталитета идет, просто это долгий и незаметный процесс. Моему старшему сыну уже 8 лет, и, наблюдая за родителям-сверстниками, которым 30-40, я вижу, что они воспитывают своих детей уже по-другому. Родители делают больший акцент на развитии талантов ребенка: соответственно, появляется много учебных учреждений, которые удовлетворяют этот запрос. В инженерном направлении это и «Винахідник», и GoITeens, и ряд других

О внеуниверситетском образовании

В Projector я буду преподавать курс «Базовые алгоритмы», один из основных курсов компьютерных наук. После статьи, которая вышла на DOU в начале года, оказалось, что куча людей хотят со мной поговорить и обсудить перспективы образования. Внутреннее желание преподавать у меня сохранилось, но я думал, что возьму некоторую паузу.

Но после общения с ребятами из Projector оказалось, что мне близко по духу то, что они делают. Поэтому мы решили не откладывать это на потом и начать строить систему качественного образования для программистов уже сейчас, поскольку это длительный проект на годы.

Кому мой курс может быть полезен:

  • тем, кто работает в сфере разработки, но для кого по тем или иным причинам фундаментальные вопросы прошли мимо (непрофильное или некачественное образование);
  • тем же студентам КПИ или других вузов, которые недовольны тем, как их учат, и готовы после пар или вместо них прийти поучиться еще;
  • да и, просто, людям, у которых есть тяга к программированию, но у них просто не было возможности получить такое образование.

У Projector есть большой план через несколько лет превратиться из «школы дизайна» в полноценную «школу дизайна и разработки». И с моего курса решили начать направление разработки. Он будет длиться три месяца и стоить 3000 грн с человека в месяц. Группа – 10-15 человек.  И да, здесь я буду зарабатывать существенно меньше, чем в индустрии, но и существенно больше, чем в КПИ.

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Смотреть комментарии

Комментарии | 6

  • >Во-первых, бесплатное образование – это скорее минус, а не плюс. Студенты не чувствуют его ценности.

    Ну, для начала не помешает, чтобы образование действительно того стоило. А то будет как в Америке, образование превратилось в эдютейнмент и очень прибыльный бизнес, а потом 50% выпускников не могут найти соответствующую квалификации по компенсации работу, где требовался бы их диплом или вообще хоть какую-либо.
    Здесь лучше пусть будет смешанный подход как сейчас, возможность выучиться нашару нищете и за бабло. Когда только за бабло, это далеко не лучший выход для современного общества.

    • Что вы спрашиваете с человека, который говорит такое?.. «Курс нужно было фактически разрабатывать с нуля. […] приходилось это делать параллельно с работой.» Папуасы на ментальном уровне не могут осилить понятие стандартизации: у них в каждом учебном заведении у каждого преподавателя свой уникальный (ха-ха!) курс, то есть отсутствует единый стандарт абсолютно по всем направлениям. Это белые негры.

  • Может он крутой разработчик, а так идиот. :/ И эта вот фраза: «Во-первых, бесплатное образование – это скорее минус, а не плюс» – описывает его «от» и «до».

    Пускай на мир посмотрит что ли… Что бы студенты чувствовали ценность нужно а) отчислять, а не брать на лапу и оставлять, б) сделать блин качественное образование. Все, точка!

Последние новости
20 сен
Смотреть все
  • Продавать в интернете
  • Безопасность номера
  • Съемки на YouTube

Поиск

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: