EN

Михаил Рябоконь: «Украинские инженеры делают «айфоны» в ракетокосмической отрасли»

2985

Компания Noosphere с 2012 года поддерживает ракетомодельный спорт в Украине и уже несколько лет инвестирует в космические проекты украинских инженеров. На Чемпионате мира по ракетомодельному спорту, который проходил во Львове, редакция AIN.UA пообщалась с директором события, а по совместительству – директором по инновациям Noosphere и основателем Noosphere ENGINEering School, Михаилом Рябоконем, о том, как попадают из подростковых кружков и увлечений во «взрослое» ракетостроение, как себя чувствует космическая отрасль Украины, зачем бизнесу нужен космос и какое место в космической индустрии могут занять украинские проекты.

О Чемпионате

Михаил Рябоконь на награждении победителей первого дня Чемпионата мира по ракетомоделированию во Львове

Михаил Рябоконь на награждении победителей первого дня Чемпионата мира по ракетомоделированию во Львове

Сколько времени занимает подготовка мероприятия такого уровня?

В целом, мы три года этим занимались. На непосредственно подготовку спортивного городка, шоу и развлекательной программы для детей, а также решение административных вопросов, свойственных лишь Украине, ушло полгода.

Логотип соревнования должны были утвердить с FAI за год до его начала. Нам его рисовали раз десять, потом мы конкурс проводили – не цепляло. Потом я сел и карандашом нарисовал такое свое видение логотипа на базе ранее предложенных вариантов. Синяя ракета в центре символизирует Европу, ведь старт происходит в Европе. Неодинаковая высота ракеты и планеров – это отражение соревновательного момента самого спорта. След от ракеты и планеров – герб Украины. Так у нас вышел логотип с глубокой семантикой.

Логотип Чемпионата мира по ракетомоделированию 2016

Логотип Чемпионата мира по ракетомоделированию 2016

О покорении космоса

Недавно на AIN.UA вышла статья о том, как человечество будет колонизировать космос. На бумаге планы выглядят уже достаточно реалистично. Как вы думаете, эта вся колонизация – она начнется с частных компаний или с государственных?

Раньше этим всем занимались только государственные компании, частных не было. Космический инженер – это был тот человек, которого все прячут и никому не показывают.

Государство должно оставить за собой контроль за сохранностью ресурсов, которые есть на его территории, чтобы люди не выжгли землю и не превратили страну в пустыню. А все остальное, в том числе и космос, нужно отдать бизнесу.

Постепенно мир становится открытее. Космос рассматривается не как зона боевых действий, а как зона для исследования. Государства уже получили то, что им было нужно от космоса прежде всего – запустили спутники связи и геопозиционирования, например. Теперь настала очередь частных компаний. Самый известный пример – это SpaceX. SpaceX пока сидит на 80% на заказах от NASA, но это будет меняться.

Со временем мы придем к тому, что нужно будет искать новые ресурсы – а где их брать? Наша Земля не бесконечна. Если человечество сделает выбор в пользу того, что нужно подниматься выше и искать ресурсы за пределами нашей планеты, исследовать другие планеты и дальний космос – это послужит толчком для развития частных компаний в космосе. Земля – колыбель человечества, но актуализируется вопрос ее перенаселения. Мир изменился, войны – больше не инструмент для развития. Хочешь развиваться – занимайся бизнесом. Теперь же любой человек может построить завод, выпускать автомобили или сельскохозяйственную продукцию, которая будет конкурентоспособна.

Государство должно оставить за собой контроль за сохранностью ресурсов, которые есть на его территории, чтобы люди не выжгли землю и не превратили страну в пустыню. А все остальное, в том числе и космос, нужно отдать бизнесу – он будет расти, развиваться самостоятельно. Для всех должны быть созданы одинаковые прозрачные условия. Тогда все будут платить налоги. Компания должна быть зарегистрирована в этой стране, а не в офшорах, тогда будет приток налогов.

Та же ситуация и с дотациями. Есть какие-то жизненно необходимые сферы, требующие дотаций – вакцинация, например. Государство изучает вопрос и принимает решение об их дотировании. Но другие отрасли дотироваться не должны. Ни автомобильная промышленность, вроде АвтоЗАЗа, ни космическая сфера. Хотя наши государственные космические компании ждут дотаций.

Чем космос должен заинтересовать частные компании?

Когда мы говорим об интернете, мы подразумеваем не физически провод, который его передает. А мы говорим о более глобальном, о продуктах, которыми пользуются люди. То же самое и с космосом, ракеты и спутники – это тот же «провод». Частным компаниям интересны продукты, которыми пользуются люди. Обработка изменяющейся информации на поверхности Земли, определение выхода пород на поверхность, понимание влажности почвы, загрязнения в окружающей среде. Также это может быть добыча полезных ископаемых за пределами Земли. Поиск новых источников энергии, которые позволят развивать другие скорости и быстрее перемещать объекты в пространстве.

Как Украина будет выглядеть в космической сфере лет через 5, 10, 20? Как вы видите компанию Noosphere в космической отрасли через это время?

Я не сторонник того, чтобы делить мир на страны и регионы. Он открыт. Мы должны уйти от деления, например, на Днепропетровскую или Львовскую область, на Украину и не Украину. Нужно делать продукты, которые интересны всем. Люди и устроены одинаково, базовые потребности у нас одинаковые. Мы должны преподносить миру такие продукты, которые делают жизнь человечества лучше. Они будут покупаться. В том числе и в космической отрасли.

Никто не возьмется реформировать то, что у нас есть, потому что надо стартовать с нуля. Вы получаете поле непаханное, нужно изобрести плуг, найти лошадь и так далее до получения первого урожая.

А если говорить об украинской космической отрасли не в привязке к конкретным продуктам, а как о сфере, которая может зарабатывать или не зарабатывать, развиваться или деградировать.

У нас есть классные инженеры, которые могут делать «айфоны» в ракетокосмической сфере. Но в Украине пока нет возможности для того, чтобы реализовывать такие проекты. Поэтому наших инженеров часто перекупают. Есть Национальное космическое агентство, есть КБ «Южное», которое воюет с заводом «Южмаш». И вообще в Украине 153 предприятия, которые работают на ракетокосмическую отрасль. Но все ищут дотации, все спрашивают государство – когда вы нам заплатите… А подход должен быть другой. Мы должны делать то, что покупает мир. Не то, что мы можем, а то, что купят.

Что нужно для того, чтобы вот так все стало работать?

Нужно, чтобы бизнесмены увидели в космической отрасли перспективу. Никто не возьмется реформировать то, что у нас есть, потому что надо стартовать с нуля. Вы получаете поле непаханное, нужно изобрести плуг, найти лошадь и так далее до получения первого урожая. В итоге все решают, мол, ну его в баню, я и так неплохо живу. Чтобы научиться строить ракеты с оптимальными характеристиками, нужно понимать, где ее пускать, для чего она нужна, что будет нести – в общем, какие продукты будет выдавать та система, которую вы построите. И только после этого рисовать дорожную карту того, какое должно быть предприятие и как его построить, и как продавать.

О космических проектах Noosphere

Ваши офисы находятся в 19 странах мира. Как происходит распределение – в какой стране какой офис? Чем занимаетесь в Украине?

Это аффилированные компании. Преимущественно офисы продаж. Те, кто показывают и предлагают продукты, которые направлены на определенную локацию или адаптированы под нее.

После отмены государственной лицензии на космическую деятельность у нас появилась возможность реализовывать наши космические проекты в Украине.

После отмены государственной лицензии на космическую деятельность у нас появилась возможность реализовывать наши космические проекты в Украине (речь идет, в частности, о EOSDA и SETS – прим. редакции). Зачем везти куда-то огромное количество инженеров, если уже ничто не мешает это делать в Украине.

Расскажите о проекте EOSDA (анализ данных, полученных со спутников – прим. редакции): им занимается украинская команда в Украине? Где он может использоваться?

Офис, который занимается постановкой задач, находится в Сан-Франциско. Они понимают рынок и понимают, что именно надо делать. Здесь производится математическая обработка и построение платформы.

Сейчас в долине Напа при помощи этого проекта мы помогаем улучшить урожайность винограда. Есть еще совместный проект с правительством Калифорнии. Наши технологии полезны, в частности, для понимания влажности земли. Потому что в Калифорнии летом в засуху очень мало воды, а многие продолжают поливать лужайки. Это должно оплачиваться по двойному тарифу. А люди говорят, что они всю эту воду используют для питья и прочих личных нужд. Наша система помогает показать, что человек действительно поливает газон. Это можно понять по коэффициенту влажности, коэффициенту росы и другим параметрам.

Давайте поговорим о проекте с виноградниками. На выставке CeBIT я видела проект Intel, который при помощи датчиков и интернета вещей позволял также следить за урожайностью винограда в Мозеле. На ваш взгляд, какая из технологий перспективнее?

Представьте, сколько нужно установить датчиков на всю долину Напа. Это очень дорого. Мы берем данные с самолета Google, который снимает Землю и выкладывает их в открытый доступ. Мы анализируем данные из открытых источников, не нужно ставить дополнительное оборудование нигде.

Мы приглашаем в нашу Noosphere Engineering School специалистов из NASA, из американских ВУЗов, которые делятся своим опытом, в том числе и идеями, как можно коммерциализировать идеи.

А где вы берете идеи для проектов?

Наши проекты – это результат синергии бизнеса, науки и молодых предприимчивых студентов.

Мы приглашаем в нашу Noosphere Engineering School специалистов из NASA, из американских ВУЗов, которые делятся своим опытом, в том числе и идеями, как можно коммерциализировать идеи. Инжиниринговая школа – это площадка для реализации идей, а не учебное заведение в классическом понимании этого словосочетания. Мы никого не учим. Справедливости ради, на данном этапе развития Школы бизнес-проектов, реализованных на ее базе, пока нет, но есть успешные социально значимые проекты – приложение «Моя полиция», система ArtOS.

Если мы говорим об идеях проектов в целом, то источник — не только Noosphere Engineering School. Инвестфонд Noosphere Ventures инвестирует в уже существующие проекты: в космическом сегменте это Aquila Space. Из последних вложений не в сфере космоса — Thync.

Раздаем гранты в рамках Vernadsky Challenge.

Ряд идей пытаемся развивать внутри компаний: например, в рамках Together Networks есть компания Together Networks Labs, которая на базе информации и опыта, полученного в вертикали социальных сервисов, ведет разработки новых идей.

Иными словами — строим экосистему.

Думаю, у нас еще много интересного впереди!

Оставить комментарий

Комментарии | 0

Последние новости
02 дек
Смотреть все
  • Дія City
  • Истории компаний
  • Расследования AIN.UA
  • Спецпроекты
  • Безопасность номера
  • Безпека гаманця
Реклама на AIN.UA

Поиск