EN

Венчурный капитал — это чертов наркотик

5479

В украинской стартап-тусовке каждая инвестиция свыше миллиона долларов — это успех. Стартаперы с завистью смотрят в сторону Долины, где миллионы раздают сотнями — у них там фонды не чета нашим! И как только появляется возможность, едут в Сан-Франциско с мечтой построить «единорога». Однако колумнист TechCrunch Эрик Пэйли считает, что венчурные инвестиции — это от лукавого, и намного больше рискует не тот, кто дает, а тот, кто берет.

В последнее время стартап-мир буквально захлестывает деньгами. У дешевого и доступного капитала свои преимущества: больше основателей получают возможность реализовать амбициозные мечты, а ранее «недофинансированные» компании не просто поднимают много денег, а становятся единорогами.

Дискуссии по поводу недостатков этого тренда, как правило, сводятся к рискам инвесторов и вечному пузырю, но иногда речь заходит о проблеме с позиции основателей: больше денег — больше риска. На кого все-таки возложен этот риск? Конечно, поставщик капитала рискует, но не только он.

Риски для основателей

В краткосрочной перспективе венчурные деньги позволяют основателям не волноваться о зарплатах. Им не нужно брать кредит на разработчиков или сразу же сталкиваться к экономическими трудностями. Но вместе с тем есть два важных нюанса в венчурном капитале, которые делают ваш стартап рисковее.

Вы не сможете выйти, когда захотите

Венчурные деньги уменьшают шансы выхода в любой момент и влекут за собой бремя растущего burn rate. Наиболее вероятный положительный выход для стартапа — это продажа за менее чем за $50 млн. Такой экзит не сулит значительной выгоды для инвесторов, поэтому они с радостью променяют его на гипотетическую сделку с фантастической суммой и, соответственно, более высокой прибылью для них.

Я регулярно вижу, как предприниматели агонизируют над процентом размытия, игнорируя тот факт, что они жертвуют реальной возможностью выхода ради маловероятного построения единорога. Фаундеры буквально выбрасывают на ветер миллиарды долларов во имя надежд на будущее, которые не оправдаются, при этом поступаясь текущими ценностями, которые могли привести к реальному успеху.

Мой совет: не отказывайтесь от настоящего ради будущего, которое вы не можете подтвердить.

Ваши траты вырастают до опасных объемов

Новые раунды венчурных инвестиций обычно поднимают для того, чтобы покрывать все более высокие траты. Высокий burn rate — отличная инвестиция, когда он используется для подпитки рабочей модели. Но чаще растущие затраты используются для поиска рабочей модели, и компания быстро понимает, что капитал не дает никаких инсайтов — это просто деньги.

Когда стартап уже не может поддерживать свои траты, СЕО решает сократить их. Но уже слишком поздно — он больше не может производить достаточно энтузиазма у венчуров, чтобы поддерживать в мечте жизнь.

Каждый потраченный доллар — размытый доллар. Есть одно грубое эмпирическое правило: стартап должен быть способен утроить свою оценку за два года. Если вы так и не придумали, как вернуть каждый потраченный доллар, умножив его на три, лучше не тратить ничего, а еще лучше — не поднимать инвестиций.

Основатели должны думать о венчурном капитале как о мощном, равно как и опасном инструменте — но вместо этого часто путают его с каким-то магическим неиссякаемым источником. В правильных руках мощные инструменты могут решать реальные проблемы. Но если вы будете пользоваться им неправильно — рискуете остаться без рук.

Венчурным капиталистам нужны миллиардные экзиты, вам — нет

Миллиардные экзиты — это великолепно, но не ими основатели должны калибровать успех. Маниакальное стремление к миллиардной оценке — результат бизнес-модели рынка венчурного капитализма, которая вообще не имеет отношения к успешности стартапов.

Вот поверхностная иллюстрация логики миллиардного венчурного фонда:

  • Венчурные капиталисты собирают фонд на миллиарды долларов — им нужно умножить эту сумму на три, чтобы считаться успешными
  • Они делают примерно 30 инвестиций
  • 10 из проинвестированных компаний дают им возврат денег, еще на 10 они теряют деньги, значит оставшиеся 10 должны стоить минимум по $300 млн, чтобы окупить фонд
  • Фонд предпочитает владеть не более 20-30% акций каждой из этих компаний (чаще — меньше), так что любой экзит меньше $1 млрд для него — не есть успех

Вот почему все так сосредоточились на миллиардных экзитах. Не потому что такое часто случается, а потому что нескольким крупным фондам надо, чтобы так было. Но давайте не будем просто тыкать пальцами в миллиардные фонды. Похожая математика становится причиной иррациональных стремлений основателей, даже если их инвесторы — не миллиардные фонды, а фонды на пару сотен миллионов.

Ваш экзит должен примерно соответствовать размеру фонда, чтобы возврат имел для него значение. Это ситуация из разряда «хвост виляет собакой», когда собиратели капитала подначивают основателей на иррациональное поведение сейлз-питчем «go big or go home» — стань большим или иди домой. Никто не говорит правды, которая звучит как «стань большим или разрушь свою жизнь».

Когда ваш бизнес провалится, что, как говорит статистика, скорее всего и случится, у венчурных капиталистов останется еще 29 потенциальных выстрелов. А вы уничтожили ваш единственный стартап, не говоря уже о годах жизни, которые вы на него потратили. Так что в большинстве венчурных сделок инвестор берет на себя гораздо меньше рисков, чем основатель.

Это более чем приемлемо для некоего набора основателей. Конечно, хорошо, что есть Ferrari, но для большинства простых смертных нет смысла рисковать своим домом и будущим ради ее покупки, если Toyota Prius как раз нормально вписывается в бюджет.

Сумма экзита — это мерило тщеславия

Если одна из ваших целей — заработать денег, ФОКУСировка на цене экзита — плохая идея. Можно продать стартап за миллиард и при этом заработать меньше, чем кто-то, кто продался за $100 млн.

Например, Huffington Post купили за $314 млн, Ариана Хаффингтон заработала на продаже примерно $18 млн. Майкл Аррингтон продал TechCrunch тому же покупателю за $30 млн, заработав $24 млн. Для венчурного капиталиста продажа TechCrunch стала бы неудачей и инвесторы давили бы на Майкла, чтобы он не продавался. При этом Аррингтон финансово более успешен, чем Хаффингтон.

Практикуйте эффективное предпринимательство

От многих венчуров я слышал один и тот же аргумент: основатель стартапа не сможет построить единорога, если не поставит все на эту карту с самого начала. Глупости — чтобы построить миллиардный бизнес, нужно сначала построить бизнес на $10 млн. Нельзя перейти к концу игры, пока не будешь готов. Можно сконцентрироваться на малом с самого начала и в конце концов оказаться крупным игроком.

Это эмпирическая правда — взгляните на Wayfair, Braintree, Shutterstock, SurveyMonkey, Plenty of Fish, Shopify, Lynda, GitHub, Atlassian, MailChimp, Epic, Campaign Monitor, Minecraft, LootCrate, Unity, CarGurus и SimpliSafe.

Ни один из этих стартапов не кричал уже на старте «Все или ничего!», но многие из них сегодня стоят миллиарды.

Большинство взяли совсем немного венчурных денег, когда уже доказали востребованность своего продукта на рынке и точно знали, как деньги могут ускорить их рост. Некоторые вообще развивались без инвестиций.

Все были супер-эффективны в том, как они использовали капитал с самого первого дня. Несколько вышли на IPO, нескольких купили за миллиарды долларов. Я не превозношу бутстреппинг, но у фаундреров, которые построили огромные бизнесы благодаря эффективному использованию средств, можно многому поучиться.

Умные — люди, деньги — тупые

Я был счастлив построить бизнес и продать его за почти $100 млн. И хотя я был бы очень не против построить бизнес на миллиард долларов, слишком многие основатели приравнивают такой исход к единственно возможному результату. Миллиардный экзит для стартапера — как достижение нирваны. Но продажа за $500 млн — это победа, за $100 млн — это успех, а $50-миллионный экзит может изменить жизнь нескольких поколений одной семьи. Даже «скромный» миллионный экзит может сильно изменить жизнь основателя.

Не торопитесь с негодованием отбрасывать каждый из этих вариантов! Отбрасывайте их лишь тогда, когда вы на деле доказали, что стоимость вашей компании со временем может быть намного больше. Капитал не поможет это выяснить. Поэтому не меняйте свой бизнес на лотерейный билет.

Иррациональное привлечение денег для масштабирования не поможет построить крупный бизнес. Основатели должны фокусироваться на умном росте и использовать деньги инвесторов для поддержки этой стратегии, а не расценивать их как какой-то стероид. Пусть эффективное предпринимательство станет вашей мантрой. Мыслите масштабно во всех смыслах. Я не спорю, что основатели, которые строят маленькие компании, решают маленькие проблемы.

Если у вас есть обоснованная нужда в деньгах — привлекайте инвестиции. Но не продавайте свой шанс на успех за преждевременное масштабирование во имя славы стартапа-который-поднял-дофига-денег.

Для большинства компаний венчурный капитал — неправильный выбор, но если его правильно использовать, можно многого добиться. К сожалению, большинство основателей используют его неправильно.

Автор: Эрик Пэйли, управляющий партнер Founder Collective

Источник: TechCrunch

Оставить комментарий

Комментарии | 0

Последние новости
02 дек
Смотреть все
  • Дія City
  • Истории компаний
  • Расследования AIN.UA
  • Спецпроекты
  • Безопасность номера
  • Безпека гаманця
Реклама на AIN.UA

Поиск