прислать материал
AIN.UA » #World_Rocket, Интервью, Лучшее, МненияДжон Лэнгфорд, глава Aurora Flight Sciences: «Наши технологии уже готовы к высадке человека на Марс»
 

Джон Лэнгфорд, глава Aurora Flight Sciences: «Наши технологии уже готовы к высадке человека на Марс»

3242 0

Джон Лэнгфорд – CEO компании Aurora Flight Sciences, член наблюдательного совета в Американском институте Аэронавтики, советник в Массачусетском технологическом институте, член Королевского совета по аэронавтике, в 2012-2015 годах входил в наблюдательный совет NASA, в прошлом ракетомоделист с большим опытом, теперь – менеджер американской сборной по ракетомоделированию. С Джоном мы пересеклись на Чемпионате мира по ракетомодельному спорту во Львове, чтобы пообщаться о том, зачем человеку космос, а зачем – ракетомоделирование. Джон, хотя он и возглавляет крупную американскую компанию, которая разрабатывает продукты для NASA и DARPA, воспринимает космос как место, куда человек должен попасть, руководствуясь естественной потребностью в исследованиях мира и первооткрывательстве. Несмотря на романтичность воззрений в подобной позиции, Джон достаточно твердо стоит на Земле и понимает, как идти к этой цели, воспитывая будущих инженеров с пеленок, и почему человек все еще не на Марсе. Об этом и, разумеется, о ракетомоделировании тоже, мы и пообщались с Джоном на Чемпионате.

Джон Лэнгфорд на Чемпионате мира по ракетомодельному спорту во Львове поздравляет победительницу из американской сборной юниоров

Джон Лэнгфорд на Чемпионате мира по ракетомодельному спорту во Львове поздравляет победительницу из американской сборной юниоров

О космосе

Как вы считаете, почему космос важен для человечества?

Я думаю, что космос важен в первую очередь потому, что человек по своей природе исследователь. Мы прошли путь от существ, которые вышли из воды, и теперь населили всю планету. Наша страна (США – прим. редакции) и все западное полушарие были открыты европейским населением благодаря этому исследовательскому духу. Это часть нашего времени и нашей истории. Сам факт того, что мы с вами сидим тут и общаемся – это результат существования исследовательского духа. И две наши страны, США и Украина, стоят в авангарде исследований космоса и сохраняют этот дух. Это не новая мысль, но она очень важная для нас. В общем, глобально – именно это причина. И многим детям интересен космос тоже именно поэтому – они еще больше исследователи, чем взрослые.

Я рос с мыслью, что к нынешнему времени мы уже будем на Марсе.

Когда я стал заниматься ракетомоделированием, я был уверен, что сейчас мы празднуем высадку человека на Луну, но в дальнейшем наши инженеры приложат все усилия для того, чтобы высадиться на Марс. Пока этого не случилось, но я надеюсь, что следующее поколение, мои дети, точно смогут сделать этот шаг.

То есть вы считаете, что космос – это больше история об исследованиях, чем о науке или ресурсах?

В целом, обо всем этом. Но я думаю, что первопричина – желание стать первопроходцем. И сразу за ней идут все прочие причины, по которым человек стремится в космос. Коммерческие возможности, международное сотрудничество, соперничество, которое делает космические исследования более динамичными. Но изначально – это желание исследовать.

Вы верите в то, что частные компании будут успешны в космической индустрии? Или все-таки такие проекты имеют перспективы только если будут реализовываться государствами?

Вы знаете, интересно то, что весь технологический спектр, все, чем раньше обычно занималось государство, теперь переходит в частный сектор.

Вещи, которые ранее могли сделать только такие гиганты, как США или СССР, теперь запросто создают частные компании.

Человек может открыть собственный бизнес и заниматься прогрессивными вещами. Предпринимательство – это чудесно. Оно развивает воображение и дарит невероятный опыт.

Конечно, надо быть осторожным и всегда думать о том, кто реально платит за все эти новые достижения. Сегодня так или иначе, насколько бы большую часть на себя не брали частные компании, все равно государство тратит свои деньги на реализацию космических проектов. Точнее наши деньги, деньги налогоплательщиков. И нужно хорошенько думать над тем, кому отдавать эти деньги – современной прогрессивной компании или компании старого образца, которая не так эффективно смотрит на свои расходы. Компании нового образца в космической индустрии позволяют здорово экономить средства на технологиях, но государство, все равно вкладывается больше. Так будет до тех пор, пока кто-то не найдет в космосе что-то такое, что в итоге сделает полеты туда экономически целесообразными.

Вы работаете в компании Aurora Flight Sciences, которая занимается космическими и оборонными проектами. Украина тоже сильна в обеих сферах. Доводилось ли вам и вашей компании сотрудничать с Украиной?

Наши страны долгое время находились в состоянии гонки вооружений и не стремились обмениваться технологиями. Так что мне пока не довелось поработать с украинскими компаниями. По факту, я вот только сейчас узнал больше о проектах, в которые вовлечена украинская космическая отрасль (речь идет, в частности, о SETS, совместном с Украиной проекте, о котором мы рассказывали ранее – прим. редакции). В нашей компании есть много сотрудников с украинскими корнями. Но с точки зрения взаимодействия бизнесов – пока нет. На мой взгляд, мы сейчас как раз находимся на этапе зарождения подобных проектов.

О ракетомоделировании

По вашей инициативе на чемпионате прошли внеклассовые соревнования по S2/P (модели ракет с полезным грузом) в рамках Чемпионата мира в Украине. Почему?

Ракетомоделирование как хобби насчитывает уже 50-60 лет. Соревнования тоже проходят достаточно давно. Мы считаем, что в них нужно добавлять что-то новое, что будет интересно молодому поколению. Поэтому мы добавили этот новый класс, S2/P, который подразумевает полет с полезным грузом. В США он очень популярен среди школьников. Мы пытаемся представить его FAI. И организаторы тут, Михаил (Михаил Рябоконь, директор Чемпионата мира по ракетомолированию 2016 и директором по инновациям компании Noosphere – прим. редакции) и его команда, – они очень прогрессивные люди. Поэтому они первыми провели внеклассовые соревнования по S2/P в рамках Чемпионата.

Мы надеемся, что этот класс привлечет к себе внимание участников и со временем станет неотъемлемой частью Чемпионата мира.

Он был придуман в США?

Да, и большая часть учащихся средней и старшей школы в нашей стране соревнуется именно в нем. Около 100 тыс. человек за последние 10 лет. По-моему, это отличный способ познакомить молодых с таким хобби, как ракетомоделирование. И класс S2/P приобретает международную популярность.

Насколько популярно ракетомоделирование в США? Вы сами еще им занимаетесь?

Ракетомоделирование, как и другие хобби, связанные с аэромоделированием, сейчас переживают сложный этап, соревнуясь за внимание людей с интернетом. Когда мы росли, интернета не было, у нас было много свободного времени, которое можно было потратить на сборку моделей ракет, радио, собственного компьютера, в конце концов. Хобби сегодняшней молодежи – это скорее какие-то вещи, которые касаются программирования.

"Золото" в классе S2/P на соревнованиях во Львове выиграла американка Эмма Кристал

«Золото» в классе S2/P на соревнованиях во Львове выиграла американка Эмма Кристал

Но таким видам спорта, как ракетомоделирование или дроны (я, кстати, также увлекаюсь дронами, на мой взгляд, это очень перспективное направление), важно справиться с этим вызовом времени и оставаться интересным. Важно привлекать внимание молодых людей к этим отраслям в формате хобби, так как это повышает вероятность того, что во взрослой жизни они выберут космическую отрасль как сферу деятельности.

То есть ракетомоделирование как хобби – это первый шаг к выбору космической специальности? Это две взаимосвязанные активности?

Именно так. Интерес к ракетомоделированию рос вместе с космическими программами. Все началось еще в 1957 году, когда первый спутник был отправлен в космос. Оно стало очень популярно в 60-х, когда между СССР и США происходило соревнование – кто первым отправит человека в космос. Прослеживается также такая связь: чем больше страна вовлечена в космическую отрасль, тем более развито в ней такое хобби, как ракетомоделирование. Украина, например, была одним из лидеров в производстве ракет, поэтому естественно, что тут процветало и ракетомоделирование.

А какой ваш любимый класс в соревнованиях?

Мой любимый класс – это модели-копии S7. Я «летал» в нем, когда активно занимался ракетомоделированием. И я все еще считаю, что это одни из лучших соревнований, потому что ракеты-копии имеют больше всего общего с большими настоящими ракетами.

Какую модель ракеты вы строили?

Я строил ракету «Афина». Это небольшая ракета, не такая большая, как «Сатурны» или «Союзы». В этот раз, кстати, сборная Румынии запускала такую же. Было удивительно и интересно ее увидеть на старте.

Как вы попали в ракетомоделирование? Что было раньше – настоящие ракеты или хобби?

Я начал заниматься ракетомоделированием, когда мне было 11 лет. Это привело меня к карьере инженера и к тому, что я теперь работаю в космической сфере. То есть сначала было хобби – и именно поэтому мы теперь прикладываем усилия для того, чтобы заинтересовать ракетомоделированием молодых людей.

Джон Лэнгфорд на награждении сборной своей страны

Джон Лэнгфорд награждает сборную своей страны

У нас с женой есть два сына, оба выросли, делая ракеты. Вместе с ними и я вернулся к ракетомоделированию. Но чем раньше они знакомятся с этим видом спорта, тем быстрее приходят к пониманию того, где конкретно хотят учиться дальше. Я думаю, это действительно важно – знакомить молодых людей с этим занятием, потому что очень мало шансов, что они придут к этому сами.

А что вы делаете в США для популяризации этого вида спорта? Какие инструменты используете?

Соревнования – отличный инструмент. Сам соревновательный момент важен для молодых людей. Занятия по ракетомоделированию в школе – тоже хороший инструмент. С объяснением, примером других людей и домашней работой.

О высадке человека на Марс

Как вы думаете, когда уровень наших технологий позволит человеку высадиться на Марс?

Во-первых, я думаю, что это будет сразу несколько человек – команда. На Марс долго лететь, поэтому экипаж точно будет состоять не из одного человека.

Что касается технологий – да мы уже это можем сделать.

То есть технологически человечество готово отправиться на Марс прямо сейчас? Тогда почему этого не происходит?

Совершенно точно, готово. Если у нас появится государственная воля на это – то можно отправляться хоть завтра. Вопрос скорее в деньгах – того количества денег, которое Америка тратит на войну в Ираке, хватило бы на несколько миссий на Марс. Была бы воля и согласованность действий – мы бы уже там были.

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Также подобрали для вас

загрузить еще

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Поиск

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: