EN

Исповедь спамера: я зарабатывал $50 000 в месяц, но это плохо кончилось

16632
6

До того как стать inbound-маркетологом, я зарабатывал $50 000 в месяц при помощи спама в Google. Я работал от силы 10 часов в неделю. И я говорю вам от всего сердца: никогда, никогда не следуйте моему примеру. В этой колонке я расскажу вам, почему.

Мой образ мышления в 2009 году

Я не хотел спамить интернет. Google меня заставил.

Вот что я говорил себе в те дни. Если спам — это так плохо, почему тогда это так хорошо работает? Большинство черных SEO-шников думает примерно так. Они находят спамингу в Google множество оправданий:

  • Мы помогаем Google улучшать свой алгоритм!
  • Контент — король? LOL! Ссылки — это единственный контент, который вам нужен. Google обманывает людей. Они заслуживают того, чтобы их спамили.
  • Если мы не будем спамить — спамить будут наши конкуренты. И они нас побьют. Мы вынуждены спамить.
  • Мы помогаем нашим клиентам — маленьким людям — побеждать в борьбе с большой, плохой, злой империей, которая хочет поработить их, чтобы окупить затраты на PPC!

«Черные сеошники» — мастера этической рационализации.

Но вернемся ко мне. Я нес ответственность за ежедневное добавление 45 миллионов новых спам-слов в Google-индекс. Я построил спам-машину, достаточно блестящую для того, чтобы давать моим клиентам огромные приросты SEO-рейтинга (это было еще до KontentMachine и всего остального спам-ПО, которое есть сейчас). Вот несколько примеров моей «работы» за 2009 год:

Спаминг был очень прибыльным в 2012-м году. Продажи подписок на наш SEO SaaS-сервис достигали $150 000 в месяц. Маржа составляла примерно 70-80%. Всю прибыль мы делили пополам с моим партнером. У нас было два потока продаж: один на WarriorForum и второй на WickedFire. Вот как на то время выглядели несколько часов в продажах:

Средние пара часов по доходам в моей компании в высокое время. Все эти продажи магическим образом возникали, когда я возвращался с плавания, пока играл со своим сыном или в баскетбол с местными на островах.

PayPal не понимал, как это я внезапно стал зарабатывать столько денег. Их так озадачила моя бизнес-модель, что они заморозили $25 000 на моем счету. Они ожидали массового потока запросов на возврат платежей.

Но рейт возвратов был менее 1%. Потому что наш SEO-сервис работал. Большинство наших пользователей получали повышение в выдаче благодаря популярным партнерским ключевым словам.

Я даже умудрился вывести сайт моего приятеля-электрика из Нью-Джерси в лидеры по ключевому слову «электрик» потехи ради. Я мог буквально вывести страницу в лидеры по любому ключевому слову за пять минут.

Как результат, моя жизнь стала очень простой. У меня было две квартиры на острове в Китае с панорамным видом на залив Санья — одна для меня, вторая для матери моего сына. Я практически не работал. Весь наш бизнес аутсорсили семеро филиппинцев и один трансгендер на саппорте из Невады, которой нужны были деньги, чтобы окончить курс гормональной терапии.

Мой личный рабочий график выглядел так:

  • 7:00 — подъем, зарядка, игра с двухлетним сыном, пока повар готовит завтрак.
  • 8:00 — завтрак, просмотр под него игры NBA (Clippers, если играют), за сыном присматривает няня.
  • 9:30 — чекин с партнером и сотрудниками, Facebook, чат с двумя знакомыми журналистами из Пекина.
  • 11:00 — немного общения по Skype с некоторыми знакомыми спамерами.
  • 12:30  — поездка на скутере в спортзал.
  • 13:00 — пробежка 10 км, силовые упражнения.
  • 15:00 — заплыв в океане или ближайшем бассейне.
  • 15:30 — игра с сыном и его друзьями.
  • 17:00 — игра в баскетбол с туристами и обслуживающим персоналом.
  • 19:00 — душ, ужин, приготовленный моим поваром.
  • 20:00 — уложить сына спать.
  • 21:00 — поверить Skype, чтение книги.
  • 23:00 — сон.

Одинокий спамер-миллионер

Примерно так выглядит четырехчасовая рабочая неделя спамера. И многие «черные сеошники» до сих пор так живут. Это комфортная, но часто тупая и в каком-то смысле пустая жизнь. Самые волнительные (и нервные) моменты — это когда лазейка, которую ты эксплуатируешь, закрывается, и жизнь летит в тартарары, а ты карабкаешься обратно, пытаясь все решить.

В скучные времена мы с другими приятелями-спамерами болтали по Skype о своей жизни. Один зарабатывал $100 000 в неделю, продавая таблетки из камбоджийской гарцинии после того, как доктор Оз лукаво провозгласил их магическим средством для похудения. А одна женщина работала в темных с точки зрения морали, но технически легальных сферах вроде солей для ванн, сальвии и руководствах по супружеским изменам. А еще один парень (тоже из Китая, как и я) работал с тюремными надзирателями, которые заставляли заключенных добывать золото в World of Warcraft на продажу в онлайне.

Все трое покупали у меня ссылки. А заработанные деньги тратили, как маленькие испорченные детишки.

Они покупали шикарные автомобили и шампанское по $5000 за бутылку, чтобы поливать им своих дружков на съездах спамеров. Они пожирали стимуляторы как конфетки, пытаясь не заснуть и работать как можно дольше. Они платили за секреты НЛП, чтобы работать над своими способностями обольщения. А когда это все не работало, никто ведь не отменял старых добрых проституток и кокаин. Многие увлекались бодибилдингом и закидывались стероидами, HGH и стремными стимуляторами вроде спрея с экстрактом из оленьих рогов, чтобы мышцы росли быстрее.

Чтобы все это бабло и привилегии не рассеялись, как дым, общество спамеров хранит сверхсекретность. Если вы не можете применить полезный совет к человеку, от которого его узнали, вас будут сторониться. Если вы разоблачите SEO-лазейку, на которой ваш приятель сделал бабло, вас перестанут замечать. Предадите «семью» — и вас выкинут из Skype-чата навсегда. Как в клане Сопрано, но вместо умных парней здесь стремные нерды, которые наварили бабла и хотят воплотить в жизнь все свои фантазии.

Google нас заставил

Изначально я не хотел идти по этому пути. В 2010 я пытался устроиться к в команду Google по работе со спамом в интернете. Я знал все приемы и секреты, и думал, что могу быть им полезен. Но они проигнорировали мой запрос и я поклялся, что отомщу. И мстил в течение нескольких лет…

Пока однажды  Мэтт Саттс не опубликовал исторический твит, который потряс весь мир SEO:

Каттс сообщил, что Google уличил ALN (Authority Link Network) в спам-деятельности

ALN (Authority Link Network) — это платформа, которую мы использовали, чтобы повышать рейтинги всех сайтов наших клиентов. Наш сервис даже назывался ALN service, что повышало узнаваемость и по иронии судьбы ускорило его кончину.

Были времена, когда наш сервис был самой горячей темой на WarriorForum. Мы достигли нирваны в черном SEO и все хотели урвать немного. Десятки наших пользователей уволились с основных работ, чтобы открыть свои бизнесы, которые полагались исключительно на наш сервис. Наш крупнейший клиент, компания, которая предлагала репутационный менеджмент для мексиканских звезд, платила нам $25 000 в месяц и, вероятно, брала со своих клиентов в 50, а то и 100 раз больше. Я понял, насколько они жирные, только когда увидел их в списке Inc. 500 в 2012 году.

Но теперь появился этот твит Мэтта Каттса, предупреждающий, что сеть, на которую мы опирались, скоро спишут со счетов. Когда наши клиенты спрашивали про этот твит, я разыгрывал беспечность. На публике я даже издевался над этим заявлением. Как они найдут сеть на 25000 блогов? И если они ее достанут, мы просто построим другую. Делов-то…

На самом деле я понимал, что для Google ничего не стоит найти каждый сайт в сети. Все, что им было для этого нужно — купить несколько ссылок на один сайт, подождать, пока эти ссылки появятся, а потом достать все сайты, которые получают ссылки с этого блога и пересмотреть их. Этот обзор поможет выявить другие спам-блоги, ссылающиеся на эти сайты, а потом раскрыть еще больше жуликов, и так по восходящей.

По сути с одного спам-сайта можно было обнаружить и уничтожить всю сеть ALN. Что и сделал Google. Для нас это выглядело так, словно мы борцы за свободу в «Матрице». А парни из Google были «агентами смитами», которые подсылали к нам часовых, чтобы выманить из укрытия. Конечно, Google со своей стороны видел это по-другому. Мы хакали его алгоритм и искажали поисковые результаты ради денег и забавы.

На людях я утверждал, что мы хорошие парни, а Google — злая империя. Но в душе я понимал, что на самом деле мы — плохие парни.

Google предоставляет честные результаты поиска бесплатно, и это действительно приносит пользу обществу. А что обществу дает интернет-спам? Он приносит пользу только двум категориям людей: спамерам и их клиентам. Все остальные страдают.

Я понимал, что это тенистый путь. Часть меня всегда мечтала вести более прозрачный бизнес. Но это как когда Майкл Карлеоне говорил своей жене Кайе, что его бизнес будет на 100% чистым через пять лет — слишком велико искушение продолжать спамить.

Психология спамеров за деньги такова: они всегда думают, что скоро начнут работать честно

Я был прожженным, безапелляционным спамером. Для настоящего мира маркетинга я был изгоем. И это стало понятно, когда в апреле 2012 года я пошел на конференцию LinkLove в Лондоне, которую проводит компания Distilled.

«Нах*й построение ссылочной массы!»

Мы с моим голландским партнером узнали про LinkLove от одного из наших любимых клиентов. Он планировал там выступать, так что мы купили билеты с all-inclusive и не могли дождаться встречи на ивенте.

Вскоре после того, как мы купили билеты, нашего клиента убрали из спикеров без объяснения. Эти события совпали по времени с деиндексацией ALN, так что вероятно он был занят своими собственными клиентами, рейтинги которых падали, как мухи.

Но мы с партнером все равно поехали, чувствуя себя крутыми маркетинговыми экспертами с раздутыми PayPal-карманами. Тем не менее эти несколько дней в Лондоне открыли мне глаза на то, как неоперившийся мир входящего маркетинга относится к черному SEO.

У нас был обед с всеми VIP-ами вечером перед мероприятием. Рэнд Фишкин (основатель SEO-сервиса Moz) и Майк Кинг (SEO-эксперт) тоже были там. Также там было много других мастодонтов онлайн-маркетинга. Все они говорили про входящий маркетинг, качественный контент, вовлечение и о всяких других вещах, которые я не понимал и воспринимал как тупой треп. Никого из них не интересовало, чем мы занимаемся.

Их позиция прояснилась еще больше, когда Рэнд вышел на сцену, чтобы объявить LinkLove 2012 открытым. Мое эго и так уже было уязвлено прохладным приемом за ужином, но я не ожидал такого кульбита. Рэнд одарил публику широкой улыбкой, представился и запустил презентацию под названием «Нах*й наращивание ссылочной массы».

Мое сердце замерло. Обыкновенный батхерт сменился во мне яростью и дерзостью. Он оскорбил всю нашу индустрию. Я представил себя на месте Майкла Корлеоне в «Крестном отце-2», когда сенатор Грегори позвал его на встречу, чтобы получить права на казино.

Клянусь, я бы не позволил Google остановить нас. Но Рэнд был прав. За два месяца вся наша сеть из 5000+ блогов, за которые мы заплатили более $80 000, была деиндексирована, мертва и полный капут. Наш бизнес на $100 000 в месяц закончился.

Но я оставался высокомерным и агрессивным. Я до сих пор верил, что делать деньги в онлайне легко. Я думал, что могу просто сделать несколько минимальных поправок в нашей стратегии и продолжить строгать новые успешные продукты. Я вложил более $100 000 в несколько новых ссылочных схем, каждая сомнительнее предыдущей. Но долго не работала ни одна. Деиндексирование Google, плюс Panda и Penguin для нас были слишком серьезными противниками. Я вкладывал три месяца работы, получал четыре месяца продаж и каждый раз едва сводил концы с концами, если не уходил в глубокий минус.

Я был обескуражен и подавлен. Я покупал какую-то модную одежду и игрушки, чтобы почувствовать себя лучше. Ввязался в короткие отношения с моделью, которая потом стала Мисс Китай 2014. Поехал на неделю в поход с друзьями по горам под психоделическими грибами.

Я был пустой раковиной человека, без цели и планов на будущее. С неврозом, бессонницей, трудностями в общении.

И не я один был в неладах с постдеиндексированным миром. Спамеры-ненавистники Google достигли дна, когда SEOnitro (еще одна публичная блог-сеть) попыталась инициировать коллективный иск против Google за причинение ущерба множеству «конкурентных бизнесов».

Серьезно, парни? Это все равно что написать краской номер телефона вашей компании у них на стене, а потом попытаться засудить за то, что они его смыли.

Я сдался и нашел работу

Спустя 18 месяцев битья головой об стену, я начал снова думать о той конференции. А что если начать сначала? Что я мог бы построить на те $100 000, которые я выбросил на погоню за лазейками в алгоритме Google? Сколько крутого контента я бы получил? Сколько email-подписчиков привлек бы? Наверное, есть что-то в этом входящем маркетинге, раз Рэнд и Майк с таким воодушевлением о нем говорили. Может, этой мой шанс выйти из тени.

Я переехал обратно в Пекин и связался с друзьями. Я был готов к работе маркетологом. Я получил несколько офферов, но больше всего мне подошел оффер в Ptengine. Это был маленький стартап, который делал то, что я со временем назову «Швейцарский армейский нож среди инструментов оптимизации конверсии». Они добились успеха в Японии, а теперь хотели выйти на англоязычный рынок. Они хотели удвоить количество пользователей за два месяца, чтобы показать инвесторам, что у них есть потенциал роста.

Они хотели, чтобы я помог им силами SEO. Я ответил, что SEO не сработает. Новый алгоритм ранжирования Google не позволит ему сработать. Я хотел пойти по надежному пути. Они удивились. «А как насчет PBN (публичные блог-сети)? Мы работаем с известным в Великобритании SEO-блогером, у которого десятки тысяч email-подписчиков. Он строит для нас PBN», — говорят они.

Я посмотрел на то, что этот SEO-бог им настроил (оказалось, он на самом деле аутсорсил SEO для компании в Лондоне). Это было как открыть капсулу времени из 2012 года. Домены с истекшей регистрацией, дублированный контент, содранный из Archive.org, он даже не блокировал проверку бэклинков, потому что «это как отпечаток подошвы для Google».

Я проникся симпатией к Ptengine. Они уже потратили $4000 на эту операцию. Все это было для меня шоком. Даже SEO-гуру, которые говорили про входящий маркетинг, все еще пытались воспользоваться лазейками.

Моя упрямая поддержка входящего маркетинга

Используя различные пропагандистские методы, в том числе разрешительные письма, рекламные посты, социальные сети и каждую успешную сделку на StackSocial, мы достигли цели, поставленной инвесторами. Они зашли в стартап с очень агрессивными целями на 2015 год.

И я продолжаю идти по этому пути. Мы начали работать с Джоанной Вибе в SnapCopy.co (которую Шанил Муллин из Onboardly назвал «лучшим SaaS-копирайтером в Северной Америке») или Талией Вульф в Conversioner.com, чтобы оптимизировать нашу воронку.

Также мы привлекаем большое количество пользователей и лидеров мнений, которые дадут нам кейсы для таргетинга на сегменты, интересные Ptengine. Весь контент ведет всю аудиторию в несколько входящих воронок, которые созданы специально для того, чтобы дать им пользу.

Слышали все эти разговоры про контент? После пяти лет в уверенности, что «белые сеошники» и входящие маркетологи — обыкновенные снобы, я наконец пью Kool-Aid.

Google, ты победил. Контент — король.

Автор: Джефф Дойч, маркетолог в HubSpot

Источник: Medium

Оставить комментарий

Комментарии | 6

  • Дія City
  • Истории компаний
  • Расследования AIN.UA
  • Спецпроекты
  • Безопасность номера
  • Безпека гаманця
Реклама на AIN.UA

Поиск