EN

Уходя гасите свет, или Почему социальные сети — больше не безопасное место

5257
2

На заре развития интернета, в эпоху Jennicam*, интернет был предназначен преимущественно для невинных шалостей. Эта новая среда стала откровением, подарком свободы, которую все мы принимали как нечто само собой разумеющееся. Хотите поругать правительство? Идите на Blogspot. Хотите поорать на мир? Го в комменты под какими-то онлайн-новостями. Хотите познакомиться с кем-то по интересам? Для этого тоже был специальный сайт, но его было не так просто найти…

Способ нашего глубокого самовыражения в интернете трансформировался в новые, более интерактивные формы. Он прошел через чатрумы, Chatroulette и фотошеринг. Он прошел через YouTube и инди-гейминг. Он поставил долгий липкий поцелуй на Tumblr, след от которого, наверное, останется там надолго. Но все это было для профессиональных эксгибиционистов. Сегодня самый типичный интернет-текст — это очередной пост на Medium о том, как улучшить свою жизнь посредством медитации или приложений для Apple Watch, скрыв свои человеческие слабости за мемами и чат-ботами.

Куда сегодня пойти среднестатистическому гражданину, чтобы излить свою любовь, злость или страх?

После взлета и падения таких явлений как Julie & Julia**, человеческая потребность шеринга — самовыражения через интернет — должна была куда-то вылиться. И она потекла в направлении личной жизни в наших многочисленных онлайн-аккаунтах.

За последнее десятилетие интернет расцвел пестрым букетом сервисов, и только недавно мы окончательно приземлились в Facebook и Twitter, где мы делимся вообще всем: политическими тирадами, гневом на Comcast, досадой из-за «тупости» наших братьев-человеков и плохими шутками. Альтернативные соцсети, в том числе фотошеринговые сервисы, нужны скорее для визуальной трансляции нашего удовольствия или неудовольствия, но текстовые соцсети стали последним убежищем для наших самых глубоких мыслей и самых личных откровений.

Но в социальных сетях грядут важные перемены. Мы видим, что все наши мысли не особо приветствуются, особенно инвесторами соцсетей. А еще мы видим, что соцмедиа-компании — это бизнес. Это значит, что диалог имеет право быть до тех пор, пока он балансирует в пределах гаммы от мирского к порочному, но прекращается, как только переходит в тона откровенно сексуальные или насильственные.

На заре своего существования Pinterest активно вонял по поводу бана порно, между тем как в Instagram можно было постить все виды экспозиции, если они прикрыты цензурой или коммерчески используются. Facebook до сих пор строго наказывает фотографов за малейший проблеск эротики, вспомним случай с художницей Юстиной Киселевиц.

Она опубликовала полуобнаженное фото и хотела использовать эти изображения для таргетированной рекламы. Facebook по ошибке запустил кампанию, добросовестно списал с нее $50, после чего удалил фото.

Если вкратце, последнее воплощение экспозиционного импульса отсекается, и сайты вроде Facebook и Twitter приветствуют большинство групп ненависти, но преимущественно тема сисек остается нераскрытой.

Идем дальше: социальные сети больше не защищены. Нерадивые руководители*** могут быстро осознать, что ляпнули что-то не то в «личном» чате и удалить свои словоблудия, но это еще не значит, что никто их не заскриншотил. Не забывайте, что соцсети стали идентификатором человека и собирателем эго, как липкая полоса от мух, на которую ловятся все ваши самые гаденькие высказывания.

Мы со злостью выдыхаем и расстроенно пыхтим. Мы говорим людям, чтобы они от нас отписывались, если им, видите-ли, не нравится то, что мы говорим, и превращаем соседние страницы в политические клоаки. А потом, когда мы переходим все мыслимые границы, в засаде обнаруживается целая армия троллей, и наши частные владения моментально становятся публичными.

Социальные сети перестали быть безопасным местом. Не в политическом смысле, а в глубоко ментальном и физическом смысле.

Если раньше сеть была средством вещания, то теперь она стала средой, в которой все против всех.

Наши блуждающие по Twitter мысли могут сделать нас мишенью, и часто мы даже не догадываемся, кто и откуда за нами наблюдает. Целые войны могут разворачиваться в онлайне и иметь реальные последствия — вспомним Пиццагейт**** — и мистификации, порхающие по меметичному кровотоку как рак, разрушая нашу оборону.

Известный писатель и мой друг недавно размышлял о том, что было бы, если бы он опубликовал несколько политических тирад. Читатели сразу предположили, что в таком случае против него активизировались бы хактивисты или натравили бы на него спецназ, а затем по его душу непременно явилось бы ФБР. А потом, как в примере с вышеупомянутым СЕО, его бы уволили.

Социальные сети стали очень реальной и очень оцензуривающей силой и теперь он может только ухудшать человеческие условия. Когда-то они были экспериментом, но эксперимент окончен. Как и большинство вещей, которые становятся мейнстримом, радость и новизна уходит, сменившись мрачной установкой просто покончить с этим. Именно поэтому сегодня так много стартапов пытаются сломать наши соцмедиа-привычки. Мы так измучены нескончаемой мантрой Twitter-Facebook-Instagram, что готовы заменить наши значки приложений фиктивными приложениями, только бы остановиться и перестать твитить.

Если вы не верите, что в следующие десятилетия Facebook и Twitter могут превратиться в кладбища, то позвольте напомнить вам про MySpace. Мы проходим Эру Информации и переходим в Эру Приватности.

Скоро станет важнее всего, чтобы в сети невозможно было вас найти, а интернет-безопасность будет первостепенной.

Каждые несколько десятков лет человеческая психика восстает против захвата технологиями. Это произошло в 70х, когда экс-хиппи ушли в леса, чтобы стать более сознательными, и пооткрывали там кофейни. Это же происходит и сейчас, когда в моду снова вошли бороды и домашние соленья. И случится снова, когда молодежь воспримет всерьез оригинальный лозунг Snapchat: что не все то, что вы выкладываете в интернет, должно там оставаться, и, кстати, именно временность должна стать следующей опцией шеринга.

Кто знает, может быть, следующей революционной соцсетью станет сервис, который, наконец, позволит вам побыть в тишине.

Автор: Джон Биггс, программист, блогер, редактор

Источник: TechCrunch

*Jennicam — первая живая трансляция по интернету. В 1996 году американская студентка Дженнифер Ригли ради эксперимента публиковала свои фото, снятые на веб-камеру, каждые 15 минут. Фото иллюстрировали все то, что она делала в этот момент: браузила сеть, смотрела в космос, страдала от скуки… К 1998 году она стала так популярна, что запустила платные трансляции — чтобы получить к ним доступ, необходимо было перевести деньги на ее PayPal-счет. В 2003 году она исчезла из интернета. На сегодня ее нет ни в одной из соцсетей и она активно выступает за приватность в сети.

**Julie & Julia — в 2002 году американка Джули Пауэлл основала блог Julie/Julia Project, в котором последовательно выкладывала свои попытки приготовить все блюда из культовой кулинарной книги Mastering the Art of French Cooking. Блог быстро стал популярным, под вдохновением чего Пауэлл написала две книги. По мотивам ее истории сняли фильм, в котором сыграла оскароносная актриса Мэрил Стрип.

***СЕО PacketSled, компании, специализирующейся на безопасности сетей, Мэтт Харриган был вынужден уйти в отставку после неудачного комментария про убийство Дональда Трампа.

***Пиццагейт — теория заговора, согласно которой влиятельные сторонники Хиллари Клинтон связаны с тайной организацией педофилов. Появилась в США в период президентских выборов 2016 года.

Оставить комментарий

Комментарии | 2

Последние новости
29 окт
Смотреть все
  • iPhone 12
  • Истории компаний
  • Расследования AIN.UA
  • Спецпроекты
  • Безопасность номера
  • Безпека гаманця
Реклама на AIN.UA

Поиск