прислать материал
AIN.UA » Инвестиции, Коллекции, СтартапыЭкспоненциальный рост развращает и пожирает изнутри — Дэвид Хэнссон о современных стартап-нравах
 

Экспоненциальный рост развращает и пожирает изнутри — Дэвид Хэнссон о современных стартап-нравах

4134 1

Создатель Ruby on Rails, основатель и CTO Basecamp, автор бестселлеров Дэвид Хайнемьер Хэнссон собаку съел на теориях заговора. Ранее он рассуждал о том, что стартапы больше не хотят быть полезными, а хотят на обложку Wired. В своей новой колонке Дэвид развил тему заговора в мире стартапов. Сегодня в Долине не принято зарабатывать — главное расти вопреки всему, даже собственным ценностям. Чем опасна такая стратегия для самих стартапов и всего общества — читайте в сокращенном переводе на AIN.UA.

В Кремниевой Долине нет бога превыше роста. И нет такой жертвы, которая была бы для него слишком велика. До тех пор, пока твоя кривая роста смотрит вверх, все грехи твои будут прощены. Такова миссия всех сегодняшних вдохновляющих единорогов.

Внезапно слоган «стань вирусным» начал восприниматься буквально. Цель вируса — распространиться максимально быстро и поглотить максимальное количество здоровых клеток. Удивительно, как такой токсичный механизм превратился в высокое призвание для целого поколения молодых предпринимателей.

Через системные стимулы, вот как. И сильнейший среди них — ПОТЕНЦИАЛ. Раньше все было иначе. Считалось, что успешная молодая компания должна показывать прибыль в настоящем, и потенциал на будущее. Это был здоровый микс метрик успешности, но сегодня он считается устаревшим и от него отказались. Теперь смотрят на потенциал и только потенциал.

Такой подход культивировали в течение последних десяти лет гиганты вроде Salesforce, которая демонстрировала, как долго компания может существовать на одном только потенциале. Какой большой и жирной можно стать, вообще не заботясь о таких пустяках, как прибыльность.

Более десяти лет нам доказывали, что только разрастаясь, словно вирус, и поглощая другие бизнесы ради роста — ты становишься «успешным».

Потенциал есть всегда. Всегда найдется идея или домен, который можно сожрать. Выварить все хорошее, чтобы остались только голые кости. Видели, во что превратился Angry Birds? Это болото, единственная цель которого — выманить из тебя очередной внутреигровой платеж. Это точный пример того, что бывает, когда менеджерам необходимо генерировать все-больше-роста на все-менее-плодородных землях, чтобы выполнять планы на год.

Прямо как в притче о гороховом супе. Что если удалить оттуда три горошины? Никто и не заметит. А фабрика сэкономит миллионы. Руководители, которые продвинули эту идею, получат годовые надбавки. Никому никакого вреда от этого, правда? Но на достигнутом останавливаться не принято. В году четыре квартала. Сорок в десятилетии. И в каждом из них нужно производить больше, зарабатывать больше, опережать ОЖИДАНИЯ.

Потому что ключевое предположение: рост — это всегда хорошо. Рост не должен останавливаться. И если ты не растешь — ты умираешь.

Это банально моральный упадок. Никто не мог предположить, что увлекательная игра, какой она была в 2009 году, станет мусоровозом в 2017. Никто не гордится такой работой. Но это происходит. По горошине каждый раз. Пока однажды в гороховом супе совсем не останется гороха.

Другого нельзя ожидать. Нужно быть сверхчеловеком, чтобы сопротивляться растущим ожиданиям квартальных целей, которые все выше и выше и стремятся на Луну. Список таких супергероев очень короткий и заканчивается на Стиве Джобсе, который держал линию обороны. Но кто знает, что стало бы с его суперсилой через 10-20 лет…

Помните канонический слоган Google — «Don’t be evil»? Который медленно, но верно повлек за собой столько предостережений и ожиданий, что его пришлось юридически переписать, как условия сервисного соглашения. Принципы конфликтовали с долгосрочными ожиданиями и реалиями рынка. Рано или поздно все хорошие стимулы ломаются.

Но стимулы бывают разные. Вдохновленные не только сроками и условиями возврата венчурных инвестиций, но также налоговыми льготами, которые ставят прирост капитала выше доходов.

Какой дурак захочет зарабатывать $10 млн в год при налоговой ставке 52,5%, если можно уйти с сотнями миллионов сразу при всего 15%? Никто.

Вот потому-то рост сегодня — это все, а остаточная стоимость — ничего. Более того, второе может навредить первому. Когда ваша оценка основана на надеждах и мечтах о потенциале, реальность может быть опасным и нежелательным конкурентом. Куда лучше апеллировать к экспоненциальной кривой и позволить своей фантазии свободно воспарить. Тогда вас ждут эпические инвестиции!

Кукловод, стоящий за этой гомогенизацией стартап-устремлений- теория диверсификации. Решения принимают, не исходя их того, что нужно компании, ее сотрудникам или клиентам. Нет, их принимают во благо портфелей — то есть венчурных фондов.

Это трубопровод, через который прошли практически все новые технологические компании, которые добрались до общественных рынков. Это гладиаторская арена, на которой если недостаточно бизнесов в портфеле проигрывают, значит фонд плохо старался! Недостаточно масштабно мечтал! Надо быть смелее, сумасшедшее!

Это гипер-эволюционныяй процесс, в котором выигрывает самый заразный штамм из вирусной когорты. А главная метрика здесь — ВОВЛЕЧЕНИЕ. Это просто эвфемизм для явления, которое мы называем «притягиванием глазных яблок». Такое словосочетание слишком отпугивающе честное, поэтому индустрии пришлось выдумать новое слово, чтобы немного завуалировать истинный смысл. Нормализация сомнительных мотивов в общественном восприятии является ключом к созданию следующей итерации, чтобы продолжить работу без препятствий.

И итерации продолжаются. Бешеными темпами. И это пугает. Если все так в 2016, то что будет в 2020? 2030? Мутации продолжатся до тех пор, пока каждого из нас не пропустят через воронку и не сконвертируют в потребителя во имя роста.

Разнообразные стартап-акселераторы еще эффективнее упаковали инновации, риск и мораль, отбирая максимально оцукерберженые ингредиенты и превращая их в стандартизированные партии стартапов. Эти партии стали для них отличной бизнес-моделью — много маленьких сумм, потраченных на 7% доли, и если запаковать достаточно большую партию, можно выстраивать очень красивые актуальные таблицы.

Но что делать тем, кто не хочет так вести бизнес? Время не ждет. Только луддиты могут думать, что однажды их детище не обернется кнопкой «купить сейчас» для всех возлюбленных брендов. И управляться дружелюбным ботом, который старательно изучает все ваши привычки и предпочтения. Дата майнинг успешно перефразировали в менее отпугивающее Машинное обучение, ведь никто не хочет никому запрещать учиться — ни человеку, ни машине. Ты кто такой? Диджитал-талибан?

Технологии — не единственная сфера, помешанная на росте. Возьмем фармакологию. Чтобы разработать новые лекарства для масс-маркета, нужно потратить огромные деньги, это рискованное предприятие. И когда золотоискатели находят жилу, мы вознаграждаем их патентной монополией. Но она не постоянна. Есть ограничение по времени, и когда оно будет достигнуто, все подряд начнут использовать их открытие во имя максимизации прибыли.

Как применить такой же подход к миру технологий? Наделать больше незапатентованных твиттеров, фэйсбуков и гуглов? Что домешать в оригинальный рецепт Twitter, чтобы сделать его на бюджет «Википедии» (и финансировать за счет пожертвований, а не рекламы)?

Мы применили этот подход на инфраструктурном уровне, в каком-то смысле. Технологические и алгоритмические достижения из закрытого ПО превратились в незапатентованные копии благодаря opensource. С оглушительным коммерческим успехом. Когда одна лодка тонет, тысячи других плывут. Проще праздновать, чем скорбеть из-за смерти компании или продукта, если мы знаем, что ее органы дадут жизнь нескольким другим.

Раньше в стартап-культуре было принято фокусироваться на личных рисках основателей и первых сотрудниках. Этим героизмом оправдывали все плохое, что неизбежно должно было произойти. Сегодня даже его не стало. В экосистеме столько бабла, что для многих основателей риск практически исчез. По крайней мере, финансовый. Провалы теперь принято принимать с радостью, потому что системе нужны органы для трансплантации, чтобы поддерживать собственный рост.

Потратил три года на проект, который не выстрелил? Не беда, бро. На обнимашки и мешок денег, иди перезапускайся и давай по-новой.

Частично это хорошо. Чем меньше рисков, по крайней мере в теории, тем больше людей, которые захотят поучаствовать в стартап-лотерее. Но есть и минусы. Если ты всегда может просто нажать кнопку «перезагрузить», то вряд ли будешь сильно заморачиваться. Возможно, нам пора немного больше внимания уделять личной ответственности. Полный отрыв от последствий своего выбора ни к чему хорошему не приведет.

Но это так тяжело! Не в последнюю очередь потому, что все это приключение заполнено настольными футболами, игровыми комнатами и креслами-мешками всех цветов. Столько отвлекающих вещей, что трудно представить. Что-что ты сказал, новый класс автоматронов? Ой, прости, мне надо бежать на нерф-баттл на звездную палубу, давай позже.

Да, я сказал — новый класс автоматов, роботов-напарников. Потому что людей буквально считают за винтики в механизмах транспортировки и поставки. В комплекте с машиноподобной терпимостью к качеству. Личный рейтинг меньше 4,7? У вас проблемы. И никаких объяснений. В этом мире у человека не может быть просто плохой день или неделя — вообще ничего человеческого быть не должно, просто надевай улыбку на лицо и «Хорошего дня!»

Я тоже виноват, как и все остальные. Когда я впервые воспользовался Uber, я был в экстазе. Настолько меньше человеческого контакта — никаких разговоров, передачи денег, сдачи… Сел, поехал, вышел. Можно даже не вынимать наушники из ушей.

Но меньше человеческого контакта — не обязательно хорошо. Человеческое сознание должно встречаться с сознанием себе подобного, и между ними должно возникать трение. В обществе без трения мы не можем понять, как кто-то мог проголосовать на Брекзит или Трампа. Это не было бы так удивительно, если бы мы не изолировали себя от всего мира.

Это новый эксплуатационный проект, и эксплуатируются в нем не только сотрудники Uber или соседи Airbnb, а мы все — через наказ из Дома Facebook. Больше вовлечения, больше фейков, больше часов в мониторах, больше глаз, больше кликов, больше тапов.

Этим новым мировым порядком управляет кучка монополий. Так что коммерческие инакомыслие практически невозможно. Вы что, хотите быть чудаком без Facebook-аккаунта?! Ночевать в отеле или ездить на обычном такси сегодня некруто. Никто не хочет быть некрутым. Ты хипстер — ты с нами. Все, что еще имеет смысл сделать — приложение.

Мы сами виноваты. Наш выбор, наши доллары. Каждая покупка — голос за еще более дисфункциональное будущее. Мы сами прокладываем себе путь в бездну.

Монополии слишком велики, чтобы быть добросовестными. «Don’t be evil» — это слоган новичка, не конгломерата. Распространить такой слоган по бесконечным дивизионам попросту невозможно.

Как говорил Дуглас Рашкоф, нам нужна новая операционная система для стартапов. Та, что есть сейчас, будет и дальше производить монопольные империи. Нам нужны компании, которые готовы отказаться от венчурных денег. От роста. От комфортных условий и какого-то прогресса ради того, чтобы повести мир в лучшее будущее.

Простых решений не бывает, но мы очень нуждаемся в сильной культуре, альтернативе существующей. Культуре в душе шестидесятых. Которая предложила бы реалистическую, этическую логику как альтернативу экспоненциальному росту. Которая принесет выгоду не сильнейшему меньшинству, а всем нам. От этого зависит будущее.

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Также подобрали для вас

загрузить еще

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

1 комментарий

по хронологии
по рейтингу сначала новые по хронологии

Поиск

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: