EN

18 лет AIN.UA: С чего начинался УКРНЕТ

7364
13

В самом низу сайта AIN.UA можно найти две цифры: 1999-2017. Вторая каждый год меняется, первая остается прежней. Новости на сайте AIN.UA (тогда еще ain.com.ua) и вправду начали появляться ровно 18 лет назад — сейчас они есть только в наших архивах (мы обещаем их вернуть на сайт в ближайшем будущем). В то время компания Google была совсем маленькой, Apple только-только собиралась возвращаться к жизни после “клинической” смерти, а Microsoft была на коне и практически правила миром. Ни о каком Uber, Facebook и Instagram не было и речи. Не было даже легендарной Nokia 3310.

Технологический мир действительно был другим, а в Украине и вовсе только начинал зарождаться. В канун 18-летия в архивах нам удалось откопать большую статью о том, как интернет зарождался в Украине, какие испытывал трудности и что из себя представлял в 90-х. Это не история конкретной компании или одного человека. Это история зарождения эпохи интернета в стране.

В тексте сохранены ссылки в том виде, в котором их помнит архив Internet.org (вполне возможно, по ссылкам не сохранились источники), орфография и стилистика — именно таким текст был опубликован на AIN.UA 4 января 2000 года.

Интернет на Украине начинался приблизительно так же, как и в России — с появления первых модемов, BBS и сети ФИДО. В 1991-92 годах в Киеве было около 50 BBS. Среди пионеров BBS можно вспомнить Владимира Лимана, который был администратором украинской зоны, Бориса Мостового, Виталия Слипченко, у которого была двухканальная BBS — по тем временам штука крутая до невозможности.

Домен .UA (nic.ua.net) был зарегистрирован в NIC (nic.net) ООО «Коммуникационные системы» в декабре 1992 года, и заработал в январе 1993 года.

Несмотря на запрет Коком — американский закон о запрете экспорта высоких технологий в страны третьего мира, в частности, на поставку высокоскоростных модемов — в том же 1993-м году в Украину был привезен первый telebit в 25 килобит в секунду. Преодолела этот запрет компания «Глобал Юкрейн».

Вначале украинский интернет, как и российский, сам по себе бизнесом еще не был и содержался на общественных началах для поддержки какого-то другого бизнеса, например, продажи модемов. В 1993-94 г.г. с появлением веб-технологий (gopher, http) начался постепенный переход от BBS и ФИДО к WWW. Рост числа пользователей повлек за собой появление первых провайдеров, которые начали предоставлять платные Интернет-услуги. В числе первых коммерческих провайдеров — КомпактСофт, который позднее был выкуплен компанией «Монолит», ТехноСофт (позднее «Релком Украина»), «Глобал Юкрейн». В 1994 году появился LuckyNet.

В 1995 г. состоялась регистрация и вступление в RIPE украинских компаний — появились Local Internet Registries (LIR), то есть, организации, начавшие администрировать украинское IP-пространство независимо от России. На данный момент в RIPE зарегистрированы 47 украинских провайдеров. На самом деле в одном только Киеве провайдеров различного уровня насчитывается более 100, но не более двадцати из них являются первичными провайдерами, принимающими участие в развитии Сети — остальные только перепродают их услуги (см. uanet.gu.net или www.lucky.net/~sveta/NOC/Nodelist/).

Вплоть до 1996 года в Украине практически не было ни одного собственного внешнего канала. Был один канал у Монолита на Вену, а весь Интернет шел через Россию по каналам с пропускной способностью до 57,6 килобит в секунду. Кардинальные изменения начались в октябре 1996 года, когда «Глобал Юкрейн» запустила первый в Украине спутниковый канал в 256 килобит на Америку. В какой-то степени это была технологическая революция среди провайдеров, которая послужила толчком для дальнейшей гонки за скоростями.

Первая волна украинского контента прокатилась практически одновременно с российским. К сожалению, востребованность украинских ресурсов была на порядок ниже, и в условиях полного инвестиционного вакуума выжили немногие. Очень показательным примером может быть то, что произошло с одной из первых украинских баннерных систем — «Мельницей», которая начиналась почти в одно время с российской Рекламой.Ру, но, будучи плохо раскрученным и бедным региональным ресурсом, популярностью не пользовалась. Сейчас ситуация изменилась — в конце марта «Мельница» была фактически выкуплена одесской баннерной системой PING Banner Network и перестала существовать как самостоятельный проект. Выжили те ресурсы, которые не были изначально ориентированы только на украинских пользователей — например, первый украинский игровой сервер «Гаммер», который 1 сентября этого года отметил свое трехлетие. Этот сервер до сих пор дер жится в первой десятке украинских рейтингов.

Серьезная активизация украинского контента началась только зимой 1998-99 гг. Новые ресурсы, возникшие в этом году и занявшие не последние места в рейтингах, постепенно вытесняют «старые». Последние же получили дополнительный стимул для собственного развития. Общее состояние украинского Интернет-контента определяется двумя очень простыми факторами: любительство и безденежье. Очень многие, сравнивая, говорят, что современный украинский Интернет выглядит сегодня так же, как российский года два-три назад. В конце прошлого года для того, чтобы быть на первых местах в украинских рейтингах, ресурсу достаточно было иметь около 100 посещений в сутки; сегодня в первую двадцатку рейтинга Ping входят ресурсы с количеством ежедневных посетителей более 500-600. Конечно, это не цифра, но надежда есть.

Если российский интернет-контент концентрируется в Москве и Петербурге, то украинский гораздо распределеннее. Существует несколько регионов, в которых Интернет развивается наиболее активно:

Региональные сайты — это обычно сайты провайдеров, порталы местного значения, и цели перед ними ставятся узкие: привлечение местного пользователя, потенциального клиента. Очень немногие местные серверы вырываются в «большое плавание» и получают массовое признание не только в своем регионе. Так произошло, например, с одесским рейтингом Ping, который занимает сейчас в украинской иерархии примерно такое же место, как «Рамблер» в российской. Хотя рамблероподобные украинские ресурсы существовали и до Ping’а, именно этот рейтинг ввиду отсутствия конкуренции воспринимается как некоторый столб украинского Интернета, от которого расходятся все остальные пути-дороги. Сейчас здесь зарегистрировано более 7800 ресурсов и каждый день добавляется пара десятков новых.

«Столичный», «киевский» интернет пытается быть не региональным, а общеукраинским. Поэтому местных порталов киевляне не создают, более того — их ресурсы и к местным провайдерским сайтам обычно прямого отношения не имеют. В основном это контент-проекты массового пользования, нацеленные на пользователей со всей Украины. Как портал «государственного значения» можно рассматривать проект UA Zone, который в силу своего англоязычного наполнения ориентирован на соответствующую публику и, по идее, должен служить воротами в украинский Интернет из-за рубежа.

После возникновения зоны .ua в ней было зарегистрировано 27 географических доменов второго уровня — по числу городов и областей, имеющих трехзначный телефонный код. Жителям городов с короткими названиями — Киева (kiev.ua) или Львова (lviv.ua) — сказочно повезло: всякому, кто хотел зарегистрировать свой домен, например, в Запорожье, предлагалось смириться с тем, что он будет выглядеть как firma.zaporizhzhe.ua. Для Днепропетровска наряду с имеющимся длинным названием сразу зарегистрировали сокращенное (dp.ua), но до вышеупомянутого «Запорижжя», а также доменов ivano-frankivsk.ua, kirovograd.ua, khmelnitskiy.ua и прочих сокращенные варианты появились только через два с лишним года. Тогда же были введены еще четыре домена второго уровня — com.ua, org.ua, gov.ua и net.ua.

Домен net.ua закрепили за организациями, «предоставляющими сетевые услуги в Украине», gov.ua — естественно, за государственными организациями и структурами, org.ua, согласно правилам, «предназначен для организаций и физических лиц, домены которых не отвечают условиям размещения в NET.UA, COM.UA и GOV.UA» (но, по большому счету, он больше ассоциируется с организациями, а открывают новые сайты в основном частные лица). Поэтому сегодня украинские веб-строители в основном пользуются только доменом com.ua. Есть еще вышеописанные «городские» домены, но не всякому хочется, чтобы его ресурс ассоциировался с конкретной точкой на карте.

Конечно, украинские интернетчики давно могли бы изменить существующие правила делегирования доменов и начать на коммерческой основе раздавать домены второго уровня (firma.ua) подобно тому, как это происходит в России. Мешало и продолжает мешать им то, что в Украине до сих пор не было единой организации, аналогичной РосНИИРосу, которая предоставляла бы домены .ua и следила за порядком в зоне — домены регистрировали одновременно несколько провайдерских фирм, каждая из которых устанавливала собственные правила и цены. Прототип организации появился в конце мая текущего года, когда украинские провайдеры договорились о создании Ассоциации Интернет-сервис-провайдеров Украины (АИСП-ua). Подробнее об этом в следующем материале.

Сейчас получение любого украинского домена — задача двух-трех дней. Получить его можно абсолютно бесплатно — достаточно списаться с администратором интересующей вас зоны, заполнить анкету, и, если данное имя не занято или не используется, домен через пару дней будет зарегистрирован. При этом в прайс-листах многих провайдеров присутствует такой пункт, как регистрация доменного имени www.имя.com (kiev, net, org).ua, и стоимость ее — от 10 до 20 у.е. Таким образом, провайдеры, получая от администраторов домен абсолютно бесплатно, берут за него деньги с клиентов. На вопрос, за что взимается плата, некоторые провайдеры отвечают: «За технические услуги нашего сервера и администратора», а некоторые и вовсе отмалчиваются.

Если регистрировать домен через провайдера, впоследствии может оказаться, что провайдер считает его вовсе не вашим, а своим собственным. Такое толкование допускает пункт из «Правил регистрации и перерегистрации доменов .kiev.ua»:

«При переключении абонента (изменении маршрутизации домена) новый провайдер (к которому перешел абонент) должен согласовать переключение с предыдущим провайдером — послать ему официальный запрос об отсутствии финансовых претензий к абоненту («просим подтвердить отсутствие задолжености абонента такого-то»). В случае отказа администратор зоны kiev.ua не занимается выяснением причин и разрешением конфликтов.»

Именно «наличие финансовых претензий и долгов» позволяет провайдеру предъявить свои права на домен.

Сценарий примитивный: сначала провайдерская структура договаривается с авторами проекта о бесплатной поддержке и хостинге (и бесплатно регистрирует домен), но стоит проекту стать мало-мальски популярным, как провайдер неожиданно осознает, что потратил кучу денег на его администрацию и хостинг и потому имеет на него неотъемлемое право. Так, в частности, остался без домена www.uatoday.kiev.ua (и без хостинга) проект UA Today, поссорившийся с провайдером «Адамант». UA Today был вынужден зарегистрировать новый домен — www.uatoday.net. Несколько раньше в такой же ситуации оказался рейтинг «Альфа-Каунтер», не поделивший домен с провайдером Навигатор-онлайн. В результате «Альфа-Каунтер» вынужден был сменить хостинг и полностью переделать программную часть проекта (предыдущую версию программной части п ришлось отдать провайдеру), но все же сохранить за собой адрес проекта. На основе прежнего кода «Альфа-Каунтера» Навигатор-онлайн сделал собственный рейтинг — Index`99. В обоих случаях дело так и не дошло до суда, несмотря на то, что претензии сторон друг к другу сохраняют свою силу. Несомненно одно: до тех пор, пока на Украине не появится возможность регистрировать домен на того, кто фактически им владеет, подобные конфликты будут повторяться вновь и вновь.

Украинский Интернет живет в точке пересечения двух процессов, идущих каждый своим чередом: с одной стороны его рост подстегивает развитие современных технологий, а с другой — задерживает финансовый кризис в стране. Несмотря на то, что денег у украинских пользователей как не было, так и нет, в Интернет они все-таки приходят.

Первое исследование количества пользователей Сети проводилось в Украине в конце прошлого года. Провела его Украинская Маркетинговая Группа (UMG) по заказу компании «Арт-С». Забавно, но даже на сайте компании «Арт-С» невозможно узнать, к какой же цифре пришли в итоге исследователи: на странице «Пресс-релизы» анонс гласит «В Украине более 500 тысяч пользователей Интернет», но если перейти на этот релиз по ссылке, заголовок страницы меняется на «В Украине 100 тысяч пользователей Интернет!» Более того, релиз кончается фразой: «Главным результатом проведенного исследования, по-нашему мнению, является первая оценка общего количества пользователей Интернет в Украине. На конец 1998 года их насчитывалось более 100 тысяч человек».

Отсутствие реальных данных о размере и составе аудитории Сети — одна из главных проблем, которые мешают приходу в УкрНет рекламных денег. Валентин Перция, начальник отдела стратегического планирования рекламного агентства Bates Ukraine (из интервью для электронного журнала «Интернет-маркетинг»): «Интернет для клиента — это еще один способ воздействия на сознание потенциального потребителя. И жизненно важно знать, на кого именно придутся твои рекламные усилия. Пока речь идет о небольших деньгах (до 5-10 тысяч долларов) на Интернет, будет все более-менее спокойно. Как только Интернет потребует более серьезных вложений, надо быть готовым ответить на вопрос: а в кого же мы, собственно, вкладываем наши денежки?» В этом же интервью Перция говорит: «Даже самые осторожные эксперты говорят, что в Украине сейчас не менее 500-700 тыс. человек подключено к Сети…»

Чаще всего местные контент-проекты делаются за счет самих создателей и авторов. Мне еще ни разу не попадался украинский контент-проект, который полностью финансировался бы со стороны и при этом приносил какую-либо прибыль, окупал затраты. В основном, экономика контент-производства держится на баннерной рекламе: проект копит показы и потом при случае продает их (подобная возможность появляется весьма редко, и объемы таких продаж значительно ниже, чем в баннерных сетях). Так было и раньше, так, собственно, осталось и сейчас.

Иногда, если повезет, проект получает поддержку от провайдера в виде бесплатного хостинга и подключения, что заметно снижает затраты, но по-прежнему не позволяет окупать проект. Кроме того, такая поддержка может рано или поздно привести к конфликтной ситуации (см. описание конфликтов UA Today — «Адамант» и «Альфа-Каунтер» — «Навигатор-онлайн»). Если уж совсем повезет, то финансировать проект берутся какие-либо спонсоры, которыми случались до последнего времени все те же провайдеры, но в условиях, когда провайдерский бизнес также содержится на дотации и является несколько отличным от контент-бизнеса, это финансирование оказывается либо недостаточным, либо не вполне надежным, либо вообще бессмысленным. Многие провайдеры для того, чтобы выжить, занимаются параллельным бизнесом: строят дома, торгуют модемами, компьютерами, мебелью, канцтоварами… За счет этих «побочных», но в действительности основных бизнесов поддерживается «основной» — а на деле побочный — Интернет-бизнес. Даже самые к рупные провайдеры признают, что одним Интернетом сыт не будешь — эта часть бизнеса требует постоянных инвестиций в новую технику, каналы связи и так далее, а скромные доходы окупить ее не позволяют. Как выразился однажды в частной беседе директор одной крупнейшей провайдерской фирмы, «мы работаем в Интернете, но кушаем с другого бизнеса».

Во всех конфликтах с провайдерами, а описанные выше — всего лишь частные примеры, так, однако и не было поставлено ни одной юридической точки, т.е., дело не дошло до суда. Т.е., не хотелось бы говорить о конфликтующих сторонах, как о правых или виноватых. Сами по себе эти факты — конечно, личное дело двух конфликтующих сторон, и пока не позволяют создать в Украине судебный прецедент в делах подобного рода.

При работе принципа «все, что не запрещено — разрешено», и когда фактически очень много зависит от некоего клана, в который на данный момент входят преимущественно сами провайдеры, конечно, украинский Интернет является идеальной средой для того, чтобы здесь водились деньги, которые большие, но не всегда самые «чистые». Однако нет и этого. Нет и другого «грязного» использования Интернет: как то распространения порнографии или другой подобной информации, которое имеет место быть даже в самом законоурегулированном западном Интернет-пространстве. Для того, чтобы понять, что это «нельзя», хватило одного прецедента провайдера с представителями закона.

Несмотря на то, что постепенно надвигаются выборы (и Интернет, как и любая другая информационная среда, наполняется политической информацией), большие политические деньги в УкрНет пока не пришли. И поэтому пока невозможно говорить о том, что Интернет в Украине используется как один из инструментов политических кампаний. Существуют, конечно, веб-сайты украинских политиков, в том числе и кандидатов в президенты, но в целом картина похожа на общее отношение к собственным веб-представительствам многих коммерческих фирм и очень напоминает лозунг всей украинской жизни: «шоб було» (чтобы было).

Пока роль государства в развитии Интернета ничтожна. Но не стоит предполагать, будто оно в восторге от такого положения дел. Похоже, УкрНету недолго осталось жить на воле: власти постепенно прибирают к рукам независимый источник информации, который в период выборов может стать опаснее прежнего.

О том, какие меры может «в случае чего» применить государство, можно судить, например, по случаю с компанией «Релком-Украина». Подробное описание происшествия можно найти по адресу www.kiss.kiev.ua/articles/relcom.htm (автор — Ирина Бохно). Вкратце: в конце августа прошлого года немецкое отделение Интерпола прислало в МИД Украины факс, где говорилось, что на сервере провайдера «Релком-Украина» полицейской искалкой найдены картинки (детское порно), названия которых фигурируют в деле, Интерполом в данный момент расследуемом. Несмотря на то, что этот факс сам по себе не мог явиться доказательством того, что кто-либо в Релком-Украина распространял порнографию, УБОПовцы закрыли и опечатали провайдерские помещения, конфисковали компьютеры и задержали всех сотрудников фирмы, которые были в тот момент на работе. Некоторых из них отпустили уже на следующий день, но троих сисадминов осудили на 15 суток якобы за «сквернословие в обществен ных местах». Офис открыли только через неделю. Несмотря на то, что по итогам расследования дело признали «не имеющим судебной перспективы», перед задержанными никто не извинился — ни за арест, ни за обыски в квартирах.

Происшествие это показало не только готовность украинских силовых структур действовать традиционно неправовыми методами, но и готовность коллег-провайдеров не вмешиваться в противоправные действия государства: по свидетельству Ирины Бохно, «руководители крупнейших провайдерских групп Украины запретили своим сотрудникам выступать в качестве экспертов по делу «Релком-Украина».

Многие провайдеры после этого конфликта выпустили внутренние приказы и директивы для ознакомления персонала, суть которых сводится к тому, что размещать на серверах информацию, противоречащую соответствующему законодательству, нельзя.

Но история с Релком-Украиной — дело все-таки сравнительно давнишнее, а вот Указ Президента Украины «О некоторых мерах по защите интересов государства в информационной сфере», вышедший совсем недавно, очень многими был воспринят как непосредственная угроза со стороны государства.

Выглядит он так:

«С целью дальнейшего упорядочения функционирования сетей передачи данных, формирования условий обеспечения информационной безопасности государства и контроля за развитием информационных сетей и сетей передачи данных в Украине и в соответствии с п.1 статьи 106 Конституции Украины, постановляю:

1. Государственному Комитету связи Украины обеспечить выход в заграничные сети передачи данных только через сети предприятий (операторов) «Укртелеком», «Укркосмос», «Инфоком». 2. Министерствам, другим центральным и местным органам исполнительной власти, а также предприятиям, учреждениям и организациям, которые имеют в своем составе режимно-секретные подразделения, передавать данные через сети предприятий (операторов), указанных в статье 1 этого Указа.

Рекомендовать органам местного самоуправления осуществлять передачу данных в порядке, предусмотренном для органов исполнительной власти.

3. Кабинету Министров Украины внести на рассмотрение Верховной Рады Украины законопроект «Об осуществлении контроля за состоянием безопасности в сетях передачи данных Украины. Президент Украины Л.Кучма, 22 апреля 1998 года».

Широкая общественность тут же предположила, что Указ готовит почву для монополизации Интернета государством. Это походило бы на правду — в том случае, если бы Указ состоял из одного только первого пункта. Но если, не впадая в панику, дочитать до второго, становится понятно: выходить в Интернет через тех операторов, перечисленных в Указе, положено только «министерствам, другим центральным и местным органам исполнительной власти, а также предприятиям, учреждениям и организациям, которые имеют в своем составе режимно-секретные подразделения». О том, чтобы пустить весь поток частных и юридических лиц, пользующихся Интернетом, через «Укртелеком», «Укркосмос» и «Инфоком», речи здесь не идет.

Закон был опубликован 21 апреля, а уже 10 мая та же администрация Президента заключила договор на Интернет-обеспечение с провайдером, который не входит в список перечисленных в Указе, поскольку администрация Президента не подпадает под действие этого Указа — не являясь ведомственной структурой, через сети которой проходит секретная информация. Тем не менее опасения сохраняются. Вот что пишет об этом указе Ирина Бохно:

«…Помимо перечисленных в Указе структур, создаются либо прикармливаются государством образования, готовые «взять на себя» создание и реализацию подходящих нормативных актов: к примеру, «Укрсат» (прежний «Романтис-Украина») В настоящее время идет нормальный для многих стран (с учетом местного своеобразия) процесс сочинения и лоббирования вариантов законопроектов как коммерческими, так и государственными провайдерами, создания временных коалиций, — и трудно даже предположить, чья возьмет: уж больно пыльно там, под ковром…»

Тем не менее на рынке продолжает присутсвовать фактический монополист, который таковым является де-факто — Укртелеком. Именно от работы этой организации зависит работа телефонных сетей, через нее также производятся все действия по обеспечению выделенных каналов клиентам провайдеров. По крайней мере, так дело обстоит в Киеве. И уже давно поговаривают о необходимости приватизации Укртелекома, но до конкретики так дело и не доходит. Подробнее о том, как Укртелеком «легче убить, чем прокормить», читайте в ближайшем комментарии АИН.

Дизайн-студии, которых за последний год развелось множество и которые, по сути, должны играть немаловажную роль в развитии контента и наполнении Интернета деньгами, пока, в основном, занимаются повышением собственной квалификации. Из нескольких десятков студий реально на промышленный поток работают единицы. Многие студии — так же, как и некоторые проекты — поддерживаются провайдерами и работают исключительно на реализацию или поддержку конкретных провайдерских контент-проектов. А если по пути перепадает еще какой-нибудь коммерческий заказик — то это уже можно считать за счастье.

В конце 1998 года Интернет в Украине по-прежнему являлся скорее «модной штукенцией, которую было прикольно иметь».

Но, тем не менее, уже к тому времени начали прорезаться первые ростки того, что в итоге в 1999 году вылилось в достаточно целенеправленные действия по развитию инфраструктуры Интернета и вывод его на уровень не только «модной штукенции», но и популярного и полезного механизма, который пригодится и для работы, бизнеса, и для бытовой жизни.

Продолжение следует…

Этот материал был написан в сентябре 1999 года по заказу журнала Inter.Net. Здесь он несколько урезан, но это не цензура, а просто убраны некоторые моменты, которые слабо относятся к «истории», а говорят скорее о «настоящем» — об этом мы продолжим рассказ в следующих материалах.

Хотелось бы также указать, что написана эта история, в основном, с чужих слов, которые наверняка могут иметь расхождения с тем, что было в действительности — многих событий мы уже не застали, поэтому говорить от себя и выражать свои впечатления просто не имеем возможности. О многих событиях говорится в будущем времени, но на самом деле они уже состоялись. Мы решили не изменять стилистику, поскольку в какой-то степени материал уже архивный и сам по себе несет тот дух и те настроения времени, когда писался. А настроения имеют тенденцию меняться. Да и время на месте не стоит.

Авторы оригинальной публикации: Аля Пономарева, Александр Брамс

Оставить комментарий

Комментарии | 13

  • Истории компаний
  • НДС для Facebook и Netflix
  • Расследования AIN.UA
  • Спецпроекты
  • Безопасность номера
  • Безпека гаманця
Реклама на AIN.UA

Поиск