прислать материал
AIN.UA » СообществоКомпьютеры исчезнут физически. Но будут вокруг нас — прощальная колонка Уолта Моссберга

Компьютеры исчезнут физически. Но будут вокруг нас — прощальная колонка Уолта Моссберга

15847 0

После нескольких десятков лет работы, ветеран технологической журналистики Уолт Моссберг прекращает заниматься публицистикой. О грядущем уходе на пенсию Моссберг объявил заранее, а недавно опубликовал последнюю колонку, традиционно посвященную развитию технологий. По словам самого журналиста, он публикует такие статьи с 1991 года – и теперь надеется, что эта станет последней. 

Позвольте мне начать с воспоминаний о первой строке дебютной колонки «Personal Technology», которую я написал для WSJ 17 октября 1991 года: «ПК стали слишком сложны для использования, и это не ваша вина». Это была правда и тогда, и еще много лет спустя. Не только интерфейсы оставались запутанными, но и сами устройства требовали тонкой настройки или исправлений. Это требовало такого уровня технических навыков, которым большинство людей не обладали или не хотели их получать. Область была новой, а потому инженеры не создавали устройства для нормальных людей с другими интересами и талантами.

Но по прошествию времени, продукты становились более надежными и простыми, а пользователи — искушенными. Сейчас вы можете дать шестилетней девочке iPad и, с небольшой помощью, она, скорее всего, очень быстро научится им пользоваться. Это удивительно, учитывая, что iPad гораздо производительнее запутанных ПК, которые я тестировал в 1990-х. Кроме того, современное ПО гораздо реже сокрушительно глючит, как это делали программы на ПК в былое время.

Поэтому сейчас мне стоит сказать: «Потребительские технологии обычно просты в использовании, и, если это не так, не вините себя». Устройства, на которые мы полагались, вроде ПК или телефонов, больше не новы. Они улучшены, созданы с прицелом на простого пользователя, а еще – становятся лучше год от года.

Что-либо действительно новое по-прежнему слишком близко по требованиям к инженерам, чтобы стать проще или надежнее. Многие люди не смогут настроить отдельную систему виртуальной реальности, или даже не захотят надевать шлем. И большинство по-прежнему не может добиться аккуратных, полезных ответов от Siri, Alexa, или Google Assistant. Но это просто время становления таких технологий. Так, где же мы сейчас и что нас поджидает?

Временное затишье

Как я и писал здесь, мир потребительской техники разрывается от возможностей, но только несколько продуктов-блокбастеров, которые смогут поменять правила игры, выходят в мейнстрим. Так что вокруг воцарилось странное затишье.

Мультитач-смартфон, представленный 10 лет назад с выходом первого iPhone, завоевал мир, и ему есть куда расти. Он должен, фактически, стать новым персональным компьютером. Но это устаревающая технология, которую вряд ли ждут существенные улучшения впереди. Планшеты взлетели словно ракета, но потом не смогли найти необходимого места в жизни большинства людей. Десктопы и лэптопы стали словно столешницы – предметами мебели.

Большая программная революция, вроде облачных вычислений, поисковых движков и социальных сетей, все еще растет и развивается, но по-большему счету уже состоялась. Потребительские дроны и роботы находятся в зачаточном состоянии, по-прежнему не имея значительного практического применения.

Главным хардварным и софтверным анонсом с момента выхода iPad в 2010 году стала Amazon Echo — умная колонка, с голосовым помощником Alexa на борту. Она вышла в 2015 и затем получила конкурента в лице Google Home. Но будут и другие.

При этом Echo и Alexa лишь в начале пути. CEO Amazon Джефф Безос рассказал мне в интервью в прошлом году, что искусственный интеллект сейчас не просто в ожидании первой подачи затяжного бейсбольного матча, но в ситуации, когда на поле даже не пришел первый подающий. И хотя Amazon пока не раскрывает совокупные продажи устройств Echo, сторонние производители настаивают, что они растут быстро и достигнут 10 млн устройств до конца года. Для сравнения, даже в относительно слабый период Apple продавала по 50 млн гораздо более дорогих iPhone всего за 90 дней. И это уже не говоря о, безусловно, значительно больших совокупных продажах Android-устройств.

Google недавно объявила, что в мире работают 2 млрд Android-устройств в месяц, а Apple полтора года назад объявляла о полутора миллиардах гаджетов в активном пользовании. В большинстве своем это смартфоны и что же тут скажешь хорошего.

Вы просто подождите

Но то, что вы не видите каких-то удивительных новых устройств на Amazon, в магазинах приложений или на полках розничных магазинов, не означает прекращение технологической революции. Она не застряла и не остановилась. На деле, она просто замерла чтобы освоить новое важное пространство. И если все получится, результат будет такими же, или даже больше, итогов выхода первых потребительских ПК в 1970-х, или создания сети в 1990-х, или развития смартфонов в начале этого века.

Все эти серьезные технологические игроки, компании из других индустрий, и даже стартапы, чьих имен мы пока не знаем, порознь работают над строительными блоками для будущего: искусственный интеллект/машинное обучения, дополненная реальность, виртуальная реальность, роботы и дроны, умные дома, автономные автомобили, а также электронная медицина и носимая электроника.

Эти направления имеют общие зависимости. Они включают большие, или иначе распределенные, компьютерные вычисления, новые сенсоры, лучшие сети, более корректное распознавание голоса и визуальных образов, а также на порядок более умное и защищенное ПО.

Примеры всех этих технологий уже существуют, однако они сырые, ограниченные и по-большей части привлекательны для энтузиастов. По сравнению с тем, что грядет, они смотрятся как Commodore PET (домашний персональный компьютер конца 70-х — прим. ред.) или огромные телефоны из старых фильмов.

Я полагаю, что конечным результатом всей этой работы станет уход самой технологии, то есть компьютера, на задний план. В некоторых случаях он почти полностью пропадет, ожидая активации по голосовой команде, или ожидая появления человека в комнате, изменения химического состава крови, смены температуры или движения. Возможно, даже простой мысли.

Весь ваш дом, офис и машина будут напичканы этими ожидающими компьютерами и сенсорами. Но они не станут у вас на пути, и даже будут едва различимы в качестве технологических девайсов. Это станет фоновой компьютеризацией, трансформацией окружающего нас пространства и наполнением его неочевидными, казалось бы, возможностями.

Это напоминает мне великую шутку из шоу SNL от 2005 года, когда актер Фред Армисен, играя Стива Джобса, показывал уменьшенные версии iPod, в конце-концов доходя до почти неразличимой, которая все же содержала «каждую сделанную фотографию».

Всего пару недель назад, исследователь Регина Дуган из Facebook объявила, что ее специализированная команда работает над применением возможностей мозга для печати, контролируемой с девайсов в дополненной реальности. Также они разрабатывают возможности «слышать» сквозь кожу.

Идея в том, что даже если дополненная реальность станет обыденностью для очков и сможет умело использовать окружающие нас объекты, процесс не будет плавным при необходимости нажимать кнопки, касаться элементов управления или задавать команды.

По сообщениям, Apple имеет секретный проект, который занимается измерением уровня глюкозы у диабетиков неинвазивными сенсорами (не нарушающими целостность эпидермиса — прим. ред.), что похоронит необходимость делать ежедневные тестовые уколы.

Google установил новой корпоративной задачей сделать упор на искусственный интеллект, а с выпуском Google Home и Google Assistant, достичь этой цели в выполнении голосовых команд и поддержке реальных, непредвиденных диалогов.

Ряд небольших компаний разрабатывают возможность заряжать мобильные устройства прямо по воздуху, чтобы вокруг не валялись зарядные кабели. Я полагаю, что в ближайшие 10 лет мы увидим намного больше таких примеров фоновой компьютеризации в мире. И все они уж точно появятся в ближайшие 20 лет.

Почему всё это важно

Каждое из этих направлений имеет потенциал создать новый, неузнаваемый мир. Это все радикально отличается от привычного способа размышлять о технологиях. Когда в мире впервые появился интернет, выход в сеть был отдельным действием, которое вы совершали на отдельной коробке из пластика и металла, называемой ПК, пользуясь отдельной программой под названием браузер. Даже сейчас, пусть интернет и стал похож на электрическую сеть, питающего множество лампочек, вы все еще имеете отдельный девайс — вероятно смартфон — чтобы получить к нему доступ. Да, вы можете в некотором роде воспользоваться интернетом с помощью умных штук вроде Echo, но все еще требуется девайс, а еще и знание магического слова, которое следует произносить. Нам еще далеко до компьютера из звездолета «Энтерпрайз».

Хуже того, все эти сырые компьютеры у вас на пути. Это достаточно удручающие устройства, требующие времени и навыков. Достаточно оглянуться вокруг в любом ресторане, увидите смартфоны на столах, ожидающие использования.

Компьютеры стали проще в использовании, однако по-прежнему вынуждают уделять им внимание и даже заботу. Нужно заряжать батареи и узнавать о приложениях, которые требуются для работы с ними.

Технологии стали великим делом, но по своей природе все еще ненатуральны. Все эти 40 лет они выступают дополнением к жизни. То, что сейчас происходит в лабораториях, обещает изменить ситуацию.

Темная сторона

Те из вас, кто зашел так далеко, все еще возвращаются к идее фоновых вычислений. Вы сфокусированы на нарушении приватности, еще больше монетизации жизни, государственном надзоре или еще худших хакерских атаках, чем нынешние. Если уж ФБР может посягать на крупные компании вроде Apple по вопросу пароля для iPhone, какие могут оставаться иллюзии насчет сохранения вашего высокотехнологичного окружения от государственного вторжения? Если британские госпитали вынуждены закрываться из-за компьютерных взломов, смогут ли злоумышленники запереть ваш дом, офис или машину? Хорошие вопросы.

Мой лучший ответ в том, что если мы действительно намерены передать наши дома, наши машины, наше здоровье и многое другое в руки частных технологических компаний, в невиданном ранее масштабе, то нам требуется куда более надежные стандарты приватности и защиты. Особенно в США, пора прекратить пляски вокруг отдельных случаев и принять реальные законы.

И если фоновая компьютеризация станет естественной частью нашей жизни, словно предыдущие технологические революции вроде деревянных балок, стальных перекрытий и двигателей, мы должны выделить цифровые эквиваленты обязательных строительных правил или указаний по безопасности. И не меньше того. А здоровье? Современные медицинские стандарты должны стать еще строже, но по-прежнему позволять инновации.

Технологическая индустрия, давно зарекомендовавшая себя нарушителем, должна будет сотрудничать рука об руку с государством ради создания всех этих предписаний. И это может стать еще большим вызовом, чем сама разработка технологий.

Олигополия

Большая часть работы, которую мы можем изучить и которую способы описать, исходит от гигантов, создающих современную систему олигополии (рыночная конкуренция с небольшим кругом лидеров — прим.ред) — это Apple, Amazon, Facebook, Google, и Microsoft. Но, поскольку в технологиях случаются тектонические сдвиги, состав олигополии может смениться. Например: сейчас Apple самая большая в этой группе. По всем сведениям, она всерьез работает над дополненной реальностью, автономными автомобилями, а также здравоохранительными инициативами. Однако ее жесткая и ограниченная политика секретности мешает соединить это вместе и получить достаточный объем информации для лучших результатов от машинного обучения.

Microsoft по-прежнему ищет путь, чтобы соединить свой грозный софт, компетенцию в облачных технологиях и амбициозное хардварное направление. Рекламные бизнес-модели, вроде тех, что у Facebook и Google, ныне доминируют, но могут оказаться непостоянными. А у Amazon в истории вообще был только один «железный» хит — читалка Kindle.

Даже если все эти «олигархи» отлично справятся, а их позиции на порядок укрепятся, страна и мир должны будут спросить их, не имеют ли они слишком много власти — и если так, то каким образом ограничить ее, не убивая прогресс.

В заключение

Мы все окажемся в адской гонке на несколько ближайших десятилетий, неважно, когда она вас заденет. Это будет возбуждающе, это обогатит нас, а также поменяет. Но происходящее также касается самих понятий объекта и процесса. Вскоре, после временного замедления, эти американские горки наберут невиданную скорость, и полученный опыт уже будет настоящим, с меньшими акцентами на способе его получения.

Как любителя гаджетов, это меня немного удручает. Но, как верящего в технологии человека, это невероятно захватывает. Я больше не буду обозревать все новые штуки, но вы уж поверьте, продолжу внимательно смотреть за новым оборотом этого «колеса».

Спасибо за чтение. Моссберг уходит.

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Поиск

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: