EN

От Skype к доставке автономными роботами. Интервью с сооснователем Skype и Starship Techonologies Ахти Хейнла

10099

Пример Эстонии, которой удалось стать одной из наиболее продвинутых стран с точки зрения технологий стран, часто упоминают в Украине. В маленькой прибалтийской стране — одна из наиболее развитых стартап-экосистем Европы. Последняя во многом зародилась благодаря одному из первых значительных успехов европейских стартапов — Skype. 

В 2014 года двое его сооснователей — Ахти Хейнла и Янус Фриис — запустили стартап Starship Technologies. Компания занимается разработкой небольших автономных роботов, способных доставлять посылки в радиусе около двух километров. Спустя три года роботы уже совершают реальные доставки городах США и Европы. Они проехали больше 50 000 км и встретили на своем пути 3 млн людей. Три американских штата, ряд городов и родная Эстония уже приняли регулирующее деятельность подобных роботов законодательство.

В мае команда Starship приезжала в Украину и провели несколько встреч и выступлений. Накануне их приезда редакция AIN.UA поговорила с Ахти Хейнла о роли успеха Skype в развитии эстонской стартап-экосистемы, особенностях доставки роботами и целях Starship в Украине.

Сегодня Эстония — одна из наиболее развитых стран в контексте электронного управления и стартап-экосистемы. Насколько повлиял успешный кейс Skype на ее развитие?

Определенно, экзит Skype и вся история вокруг него сильно повлияла на развития эстонской стартап-экосистемы. Думаю, потому что она вдохновила людей, показала — если люди в соседней комнате могут такого добиться, то смогу и я.

В реальности, все необходимые навыки у эстонцев уже были. Люди могли создавать множество стартапов до Skype, но их все же вдохновила именно его история. После нашего экзита, количество проектов в стране увеличилось в два-три раза за год-два. Я бы сказал, что в этот момент эстонская стартап-экосистема и начала развиваться. Но большинство проектов, основанных в тот момент, провалились. Конечно, большинство стартапов проваливаются в принципе.

Но сейчас все выглядит по-другому. За последние пару лет выросло несколько относительно успешных стартапов, которые основали эстонцы или были основаны в Эстонии. Это похоже на начало хорошей истории. Мы не Кремниевая долина, но движемся в правильную сторону.

Экзит создал «Skype-мафию» в Эстонии? Многие ранние сотрудники компании стали вкладывать в локальные проекты или основывать новые компании?

Skype-мафия определенно есть и не только в Эстонии, но в Европе и США. Достаточно много стартапов связаны с историей раннего Skype. Отличный пример — TransferWise — один из наиболее успешных и крупных европейских стартапов. Его сооснователь был одним из первых сотрудников Skype (речь о Дэвиде Хинрикусе — ред.).

Skype точно входит в десятку наиболее успешных стартапов, основанных в Европе за все время. TransferWise еще не совершил экзит, но по объему привеченных инвестиций, находится в топ-5 или топ-3.

Ахти Хейнла — один из сооснователей Skype, СЕО и CTO Starship Technologies. Здесь и далее фото Starship Technologies

Успешный кейс вроде Skype важен для развития экосистемы?

Теоретически, она может успешно развиваться и без этого, но на практике так обычно не происходит. Как я уже говорил, на рынке уже есть необходимые навыки. Если магическим образом много людей скажут: «Я верю в стартапы! Давайте запустим много стартапов!», то в конце концов они достигнут успеха. В реальности, такого не произойдет, пока какие-то сумасшедшие люди не покажут путь остальным.

В спорте ситуация очень похожа. Представьте, что в стране есть очень хороший лыжник. Они или она выигрывает Олимпийские игры и становится национальным героем. Вдруг, на следующий год много детей начинают хотеть заниматься лыжным спортом и идут на секции. Спустя десять лет эти дети вырастают и соревнуются на профессиональном уровне, достигая хороших результатов. Они мог ли бы сделать это и без изначальной победы спортсмена на Олимпиаде, но подобные истории очень помогают.

Иногда я задумываюсь над тем, как мы можем заставить систему работать без подобных вдохновляющих случаев. Я серийный предприниматель, работал над около 10 стартапами и для меня это естественно. Но все вокруг меня могли бы делать то же самое и быть столь же успешными. Не думаю, что я особенный.

Когда я поступал в университет и выбирал, чем хочу заниматься, я определенно не думал о том, какая индустрия будет наиболее успешной. Я больше опирался на то, что мне нравится. Это решение не должно быть связано с тем, что лучше для экономики страны.

Я пошел учить физику, потому что моя учительница физики в старшей школе действительно меня вдохновила. Знаете как она сама стала преподавать физику? Ее приняли в университет и на математику, и на физику. Ей нравились обе науки, поэтому 1 сентября она сделала выбор на основе того, какой автобус придет первым. Некоторые вещи действительно случайны, но в итоге ваше решение может вдохновить много людей.

Вы сказали, что принимали решение на основе того, что вам нравилось. Вам нравилось программирование, верно? Можете рассказать, как произошел переход от разработчика к серийному предпринимателю?

Мои родители были программистам, чем стал заниматься и я с ранних лет. В старшей школе я начал профессионально разрабатывать компьютерные игры. Это уже было своего рода предпринимательство, потому что создание видеоигр — не работа в IBM и каком-то банке. Хотя на тот момент это была не лучшая идея для бизнеса. Много детей хотели делать компьютерные игры и большинство из их начинаний не были прибыльными. Я занимался этим 10 лет. Мы так и не добились крупного успеха, но на жизнь вполне хватало.

В то же время, некоторые из моих друзей работали в банках и других крупных компаниях. Я и мои коллеги смотрели на них и думали: «Почему вы выбрали такую скучную жизнь?» Конечно, это приносило стабильный доход и в среднем они зарабатывали больше, чем разработчики компьютерных игр, но мы жили куда более насыщенной жизнью.

Хотя в 1990-х компьютерные игры и не были хорошей идеей для бизнес, таковой были интернет-стартапы. К ним меня приобщили Никлас Зеннстрем и Янус Фриис, которые позже вместе основали Skype. Он стал третьим стартапом для ядра нашей команды. Должен сказать, что до этого я не задумывался о стартапах и буду ли я справляться в этой индустрии.

В Skype у меня была должность Chief Technical Architect и 95% внимания я уделял технологиям. Крайне редко мне приходилось разговаривать с журналистами или инвесторами. Я был вовлечен в принятие стратегических решений, но никогда на уровне, определяющем направление компании. Я не был СЕО и не смотрел на эту должность. Свою работу я любил и люблю до сих пор. Я был чисто техническим специалистом, но со временем начал видеть, что у меня есть так много опыта и я настолько лучше многих людей знаю, как управлять командой инженеров, какие продуктовые или технические решения принимать.

Когда три года назад мы с Янусом основали Starship, подумали, что компания очень сложна именно с инженерной точки зрения, поэтому я могу быть и СЕО. По крайней мере в начале. Сейчас, спустя три года, я все еще СЕО.

Робот Starship Technologies

Давайте поговорим о Starship. Можете, в первую очередь, объяснить миссию компании?

Наша миссия — автоматизировать логистику, начиная с последнего километра доставки. В сегодняшнем мире мы тратим множество ресурсов и времени людей, перемещая вещи. Продукцию необходимо где-то произвести, перевезти на склад, а затем к дому или офису покупателя. Люди, к примеру, хотят направлять свои грязные вещи в прачечную. Все должно перемещаться. От этого зависит текущий мир.

99% логистических процессов происходит с привлечением людей. Всегда где-то должен быть человек, несущий что-то или сидящий за рулем грузовика. На самом деле, когда сотня или тысяча посылок перевозятся на одном грузовике — это достаточно эффективно. Но на последнем километре доставки, когда курьер должен нести единственный пакет специально для вас, все крайне неэффективно. Курьеры тратят много времени на это, а человеческий труд достаточно дорог. И эту часть можно автоматизировать.

За последние десятилетия мы наблюдали много отраслей, которые полагались на людей, предоставляющих услуги другим людям, и были автоматизированы. К примеру, покупка билетов на самолет. Двадцать лет назад вы должны были позвонить или прийти в турфирму, чтобы купить билет. Там сидел турагент, который подымал трубку и тратил десять минут, чтобы получить билет. Сегодня те же десять минут тратят курьеры на доставку вашей единственной посылки.

Люди поняли, что даже если им нравилось общаться с другим человеком 20 лет назад, покупая билет, сейчас они могут сделать намного больше онлайн. Они могут купить билеты в полночь и не думать о рабочих часах и множестве других вещей. Так же, как интернет автоматизировал продажу билетов, работы могут автоматизировать и последний километр доставки. С ними люди также смогут получить свой заказ в полночь или в шесть утра, если нужно рано выходить.

Можете объяснить, почему вы выбрали именно такой форм-фактор: маленький угловатый робот с шестью колесами, который медленно едет по тротуару?

Изначально мы поняли, что можем создать простого и относительно дешевого робота, который может перевозить только одну посылку. Нашей первой мыслью было поместить его на проезжую часть к автомобилям. После двухминутных раздумий стало очевидно, что его раздавят машины, потому что водители не будут его замечать. Затем мы подумали, почему бы не отправить его на тротуар.

Там он должен передвигаться медленно, чтобы не тревожить пешеходов. Это действительно важно. Главным вопросом тогда было: может ли он в таком случае быть достаточно эффективным и дешевым. Оказалось, что в этом есть смысл. Мы поняли, что построить такого робота возможно даже с текущим уровнем технологий.

Нам не нужно придумывать что-то, чего пока не существует. Те же беспилотные автомобили пока не готовы и не достигнут необходимого уровня в ближайшие годы. Им необходимо значительное развитие технологий, потому что их планка успеха значительно выше. Они должны быть более надежными, чем наши роботы. Несмотря на то, что нам все еще есть над чем работать, мы достигнем своей цели значительно раньше, чем беспилотные авто своей.

А не проще ли беспилотным автомобилям достигать автономии в контексте окружения? На дорогах есть полосы, знаки и светофоры. Когда вы идете по тротуару, то может быть полная неразбериха: ходят люди, животные, может что-то лежать.

На самом деле, все наоборот — нам гораздо проще, чем беспилотным авто. Основная причина в том, что в сложной ситуации робот просто останавливается и ждет пока оператор не возьмет управление на себя. На тротуаре остановка — социально приемлема. Но на дороге посреди движения люди обычно не ожидают резкой остановки.

На дороге все происходит быстро. Если автомобиль решает, что ситуация слишком сложная, то он не может ударить по тормозам и попросить человека вмешаться. Даже если система затормозит, машине потребуется время на полную остановку. У нашего робота на это уходит 0,25 секунд. За это время на тротуаре не произойдет ничего.

Беспилотным автомобилям нужно быть на 100% автономыми, чтобы работать успешно. Нам — нет. Сейчас наши роботы даже на 95% не автономы, но большую часть времени они самостоятельны. Это абсолютно приемлемо. Мы работаем над увеличением уровня автономии, но это не тормозит развертывание проекта. Работать со значительным уровнем помощи роботам со стороны человека немного дороже, но это допустимо. В начале мы можем это субсидировать. Это наше обучение, наше R&D. Нам нужно это, чтобы обучаться на реальных ситуациях.

Какие основные проблемы стоят перед компаний с точки зрения бизнеса и технологий?

Единственной основной проблемы, сдерживающей нас, нет. Есть огромное количество вещей, над которыми нужно работать. Нам нужно сделать роботов более надежными и дешевыми. Сейчас в целях безопасности роботов постоянно сопровождают люди. Очевидно, это не то, как все должно работать. Скоро мы это изменим. Убрать сопровождающих — одна из основных задач на текущий год. Я бы не назвал это проблемой — мы знаем, как к этому прийти, но требуется немного работы.

Думаю, что основной вызов для меня, как СЕО, удерживать все в координации. В бизнесе много разных частей. Мы не просто строим роботов. Нам нужно создать сервисный слой на их основе, построить сеть обслуживания роботов. Необходимо оптимизировать затраты и множество других вещей. Все это не только о компьютерном зрении и машинном обучении, с чем многие ассоциируют создание роботов.

Предполагаю, одна из проблем для автономных роботов-курьеров — законодательство. Вы вели переговоры с местными властями в США и некоторые из штатов уже приняли необходимые поправки. Насколько трудно продвигается этот процесс?

Законодательство — это определенно проблема для роботов в общем, но в нашем случае я бы ее такой не назвал. Мы общаемся с властями, но не сказал бы, что это переговоры. Они сами готовы менять законы, чтобы сделать роботов легальными и позволить инновациям развиваться. К примеру, мэр Сан-Хосе в Кремниевой долине открыто пригласил нас в город в Twitter. Это не столько о нашем давлении, чтобы изменить законы, сколько о том, что законодатели сами заинтересованы в этом. По сути, это их работа — ставить потребности общества прежде всего.

С одной стороны, есть роботы, которые могут облегчить жизнь людям. С другой стороны, некоторые люди беспокоятся о безопасности и других аспектах. Эти вещи должны быть сбалансированны. Власти и должны удерживать этот баланс.

Можете объяснить в общем вашу бизнес-модель. Насколько я понимаю, вы планируете работать как в b2b, так и b2c: помогать логистическим компаниям, местным бизнесам с доставкой на последнем километре и доставлять от одного пользователя к другому.

Наша логистическая модель — роботы, двигающиеся со скоростью пешеходов. Это означает, что все, что мы делаем, гиперлокально. Мы не доставляем товары из одного города в другой или даже по всему городу. Наша цель — доставка в конкретном районе города. Мы оборудуем его роботами, которым где-то необходимо «жить» (ночевать, заряжаться). Поэтому в каждом районе мы строим хабы или контейнеры. Они могут быть нескольких размеров. Это может быть маленький хаб для одно-двух роботов или большой — для ста. Затем мы берем на себя столько бизнеса по доставке в рамках района, сколько возможно. Это включает работу с e-commerce, почтовыми операторами, компаниями по доставке продуктов и еды, цветочными магазинами и так далее. Поэтому, у этого бизнеса много составляющих.    

В некоторой степени, все эти клиенты требует разных схем логистики. Для доставки из ресторанов роботу нужно сперва забрать еду в заведении. Операторы доставки, которые покупают наши услуги, могут подъехать на грузовике и оставить все посылки для конкретного района в его хабе. Но во всех этих случаях в конце оказывается человек, который получает посылку. Последний этап выглядит как в приложении Uber: пользователь видит робота на карте, его оценочное время прибытия и получает уведомление о том, что он приехал. Он также может назначить роботу конкретное время для доставки.

В тестовом режиме вы уже доставляете в некоторых городах США и Европы. Можете рассказать о текущих результатах с улиц?

Один из главных результатов в том, что никто не пытается украсть робота. Людям они нравятся. Они принимают роботов. И, на самом деле, это крайне важно. Три года назад, когда мы основывали компанию, мы не были уверены в такой реакции. Мы думали: какой процент людей, которые увидят робота на тротуаре, вызовет полицию? Сейчас наши роботы уже встретили миллионы людей (мы действительно их считаем) и проехали дистанцию больше окружности Земли. Никто не вызвал полицию.

Рободоставка восхищает людей. Те, кому посылку привез робот, сразу звонят друзьям и рассказывают, что если они закажут что-то у конкретной компании, к ним тоже может приехать робот.

Давайте поговорим про автономию. Сейчас операторы сопровождают роботов и вы хотите убрать их с улиц до конца года. Но когда роботы смогут 99% времени ездить автономно?

На самом деле, то, как роботы работают, и люди, идущие рядом с ними — две разные вещи. Люди, сопровождающие роботов, не управляют ими. Они находятся там только для безопасности. Все, что у них есть, это кнопка в кармане, при нажатии на которую робот моментально остановится.

Управление роботом уже в основном автономно. Большую часть времени робот самостоятельно принимает решения. Для наиболее сложных участков пути, у нас есть нечто вроде колл-центра, где сидят операторы и берут на себя управление, если нужно. Но мы работаем, чтобы сократить и такие моменты.

Давайте переместимся на 10-20 лет вперед. Starship помог автоматизировать последний километр доставки. Какие эффекты второго порядка возникнут в районах обслуживания?

Один из аспектов — доставка станет более быстрой. Сейчас наибольшая проблема для потребителя в том, что после заказа чего-то онлайн человек не получает продукт моментально. Я покупаю что-то и хочу это получить. Но мне нужно ждать и я даже не знаю, когда точно получу товар. Это одна из главных болевых точек e-commerce, которая постепенно будет уходить. Она не исчезнет полностью в ближайшие 5-10 лет, потому что технологии не достигнут уровня, когда вы заказываете что-то онлайн и получаете через 5 минут. Но время доставки значительно сократится и будет гораздо более предсказуемым.

Еще один эффект — когда скорость доставки становится все более важной, она дает больше преимущества локальному бизнесу. С автоматизированными роботами, местный бизнес может иметь недорогую и быструю сеть доставки — быстрее, чем у крупных онлайн-магазинов с централизованными складами. Если склад в 100 км от меня, то сегодняшние технологии никак не позволяют доставить его за 20 минут. Но если в 500 метрах есть магазин, то за это время робот привезет мне посылку.

За последние десятилетия мы наблюдали, как локальный бизнес уступал крупным централизованным складам, большим супермаркетам на окраинах городов, к которым приезжают на машинах. Роботы-курьеры могут развернуть этот тренд.

К тому же, учитывая что онлайн-шопинг будет становится все более быстрым и комфортным, люди все меньше будут использовать машины.

Вы приезжаете в Киев с командой Startship. Какие у вас здесь цели? (интервью проходило 19 мая).

Технологическое сотрудничество. Наш бизнес очень технологичный. Нам нужны инженеры, а у Украины есть отличные технические таланты и компании. Мы хотим сотрудничать с украинцами, чтобы помочь строить наших роботов.

Команда Starship Technologies с экс-президентом Эстонии Тоомасом Хендриком Ильвесом

А почему именно украинцы?

Если вы посмотрите на количество инженерного таланта в разных странах, то поймете, что в Украине его действительно много. В сравнении с другими странами он используется не полностью. К примеру, в Кремниевой долине очень тяжело нанять хорошего инженера. Также тяжело найти компании, с которыми можно сотрудничать на технологическом уровне, потому что у всех есть так много возможностей и все плотно взаимодействуют друг с другом в экосистеме. В Украине гораздо легче найти таланты и возможности для сотрудничества.

Наш R&D-центр сейчас находится в Эстонии — очень маленькой стране. А наш главный специалист по компьютерному зрению из Украины. Мы просто не могли найти профессионала такого уровня в Эстонии.

То есть, сейчас вы нанимаете людей в Украине. Возможно вы планируете открыть здесь R&D-офис?

Возможно. Посмотрим, как все будет развиваться. На следующей неделе будет моя первая поездка в Украину за 20 лет. Когда я учился в старшей школе, я побывал в Харькове на финале союзной олимпиады по информатике.

И как, вы выиграли?

Нет, я занял одно из последних мест, потому что там было много украинцев гораздо умнее меня.

Оставить комментарий

Комментарии | 0

  • Истории компаний
  • НДС для Facebook и Netflix
  • Расследования AIN.UA
  • Спецпроекты
  • Безопасность номера
  • Безпека гаманця
Реклама на AIN.UA

Поиск