EN

Стартап-зомби. Как BitTorrent 13 лет пытается выжить

8630
2

BitTorrent — это не только компания, десктопный и мобильный клиент, но и протокол передачи данных. Однако почему-то многие запомнили BitTorrent только в качестве одноименного приложения. Пока миллионы пользователей по всему миру ежедневно загружают петабайты контента с помощью децентрализованной технологии, компания уже больше десятилетия не может «найти себя». Последняя попытка построить BitTorrent заново обернулась руководителям потерей миллионов долларов и подвела компанию к банкротству. Главный редактор Backchannel Джесси Хэмпель рассказала о том, что происходило с BitTorrent 13 лет с момента основания, и как компания «цепляется за жизнь».

В апреле 2016 года братья Боб Деламар и Джереми Джонсон возглавили BitTorrent. Деламар — бородатый канадец, которому чуть больше сорока, Джонсон — сетевой инженер из Сан-Диего. Благодаря необычному финансовому соглашению они приобрели контрольный пакет акций компании. План братьев — превратить BitTorrent в «следующий Netflix». Хотя компания уже пыталась стать следующим Netflix еще до того, как сам Netflix стал следующим Netflix.

Основанная в 2004 году Брэмом Коэном, BitTorrent была названа в честь разработанного создателем одноименного протокола с открытым исходным кодом. Протокол стал гениальным способом передачи большого количества данных по сети — он разбивает информацию на небольшие куски, отправляет их через децентрализованные сети и снова собирает воедино. Сама компания BitTorrent появилась благодаря находчивости Коэна, который изобрел один из фундаментальных инструментов современного интернета. Конечно, на этом можно было хорошо заработать.

С самого начала у BitTorrent были проблемы с брендингом и позиционированием — пираты использовали (и используют сегодня) протокол для незаконного распространения авторского контента. Так как протокол предлагал открытый исходный код, компания никак не могла решить этот вопрос. Инвесторы и руководители BitTorrent решили зарабатывать деньги на корпоративном программном обеспечении и даже развлекательных кампаниях, чтобы хоть как-то отвести взгляд от проблемы незаконного распространения данных. Согласно информации с сайта компании, протокол использовали 170 миллионов человек в месяц, Facebook и Twitter работали с BitTorrent для распространения обновлений на своих серверах, а Blizzard Entertainment подключила протокол для удобной и быстрой загрузки World of Warcraft на компьютеры игроков. На сегодня в мире до 40% интернет-трафика проходит через этот протокол. Почему тогда с точки зрения бизнеса BitTorrent результатами похвастаться никак не может?

Компания уже дважды пыталась стать медиахолдингом. Первая попытка была провальной — в 2007 году запустился магазин фильмов и музыки BitTorrent Entertainment Network, который закрылся из-за убытков уже через год. Следующей попыткой стал запуск BitTorrent Bundle — «конкурента» iTunes. Идея стать посредником для артистов, которые размещали бы контент и получали за это деньги, тоже провалилась — в 2015 году проект заморозили.

Некоторые стартапы просто рождаются счастливчиками. Некоторые — неудачниками. Но многие привлекают финансирование, идут вверх в течение нескольких лет или даже десятилетий, постоянно меняют идеи или партнеров. Их руководители уходят, приходят новые и снова же уходят. Они думают, что компания еще как-то покажет себя. Но это стартапы-зомби.

Так обстоят дела и с BitTorrent. Это технология, которая ищет денег уже больше десятилетия. Деламар и Джонсон пришли в 2016 году, чтобы спасти компанию. Но вместо этого братья потратили миллионы долларов на неудачные схемы и обрекли BitTorrent на крах. Руководство компании не хочет об этом говорить, но нынешние и бывшие сотрудники, а также инвесторы рассказали о компании, которая не добилась успеха, но и до сих пор не рухнула.

Брэм Коэн. Фото: National Post

В детстве Брэм Коэн (создатель BitTorrent) был смышленым и странным. «Я знаю, что был причудливым», — говорил он в интервью Fortune. Коэн учился в средней школе Стюверсант в Нью-Йорке, но несмотря на все его способности, высоких оценок не получал. А из Университета Буффало его вовсе выгнали — всего на втором году учебы. Всю жизнь Коэна преследует синдром Аспергера (нарушение развития, при котором человек испытывает трудности в социальном взаимодействии — прим. ред.), о котором он совершенно не стесняется говорить. Один из инвесторов рассказал журналу Bloomberg BusinessWeek, что «это вообще одна из первых вещей, о которой он рассказывает большинству людей». Коэн не пожимает руку, не любит носить обувь, он человек не для коротких разговоров. В возрасте 25 лет Коэн около 9 месяцев провел за клавиатурой, пытаясь сложить головоломку из кода. Он потратил все свои сбережения, влез в кредит и был уверен, что сможет решить проблему передачи массивных файлов через интернет. Результатом стал протокол BitTorrent, исходный код которого Коэн выложил в открытый доступ.

В 2004 году он начал сотрудничать со своим братом Россом Коэном и Ашвином Навином, «выпускником» Goldman Sachs, чтобы построить вокруг протокола бизнес. Команда привлекла $8,75 млн из Doll Capital Management и собиралась создать рынок для людей, продающих контент, зарабатывая на комиссиях и рекламе. В декабре 2006 года венчурная компания Accel провела следующий раунд. Но с самого начала BitTorrent испытывала трудности с работниками. Вскоре Росс Коэн ушел из компании, а сам создатель протокола решил отдать пост CEO стороннему человеку и занять должность главного исследователя. Изначальный план руководства не дал плодов, компания бралась за перспективные альтернативы, но не получала желаемого. Итогом стало заявление о перекапитализации бизнеса — компании пришлось вернуть $17 млн инвесторам и привлечь от них же еще $7 млн, но по существенно заниженной цене. Такой ход означал, что у BitTorrent были серьезные проблемы, после чего свой пост бросил и второй создатель компании — Ашвин Навин. BitTorrent пыталась использовать новые стратегии, нанимала больше людей и увольняла их после нескольких месяцев работы над проектами, но не смогла выбраться.

Последний этап в жизни компании начался в 2015 году. К тому времени руководство компании менялось много раз, но ни разу не могло выбрать правильный вектор развития. Некоторые полагали, что BitTorrent стоило просто создавать продукты, которые нужны людям. Так появилась разработка Sync — децентрализованная версия Dropbox. Другие же считали, что BitTorrent стоит двигаться в медиа. Все решения приводили в тупик. Тогда же ситуацию попыталась исправить группа инвесторов, получивших долю Accel в BitTorrent.

По нормам венчурного рынка сделка была необычной: Джонсон и Деламар объединились с еще двумя бизнесменами, чтобы вместе запустить инвестиционную кампанию. У них не было денег, но они выпросили $10 млн в обмен на долю Accel и оставшуюся с 2008 года долю миноритарного акционера. Инвестиционная кампания четверых предпринимателей должна была отбить средства через год — таков был изначальный план. Параллельно команда составила план превращения BitTorrent в своего рода «развлекательную» компанию — несмотря на прежние неудачные попытки, энтузиазм ребят взял верх.

Деламар и Джонсон быстро разобрались как превратить BitTorrent в медиахолдинг. Они наняли новых сотрудников, привлекли несколько своих знакомых в качестве руководителей высшего звена. Деламара, который занимался подбором руководства, не смущало, что директорские позиции будут занимать люди, уже работающие на похожих должностях в других компаниях. Команда продвигала BitTorrent среди создателей контента, тратила огромные суммы на рекламу в Голливуде и пыталась доказать, что у площадки есть потенциал для привлечения новой аудитории. В короткие сроки запустилась платформа BitTorrent Now, позволявшая контент-мейкерам распространять свой продукт непосредственно среди своих поклонников. Был запущен онлайн-портал новостей, фонд Discovery и множество мелких проектов, на которые команда потратила немало денег.

Когда доходы от рекламы снизились, Деламар начал искать способ убедить голливудских продюсеров сотрудничать с BitTorrent на эксклюзивных условиях. Через несколько месяцев после прихода команды стало ясно, что ее стратегии не работают. Доходы сократились в разы, а Деламар и Джонсон уже исчерпали больше трети денежного резерва компании. В течение нескольких лет резерв BitTorrent составлял около $33 млн, к июлю 2016 года он сократился более чем вдвое.

В это время Коэн почти не заботился о судьбе собственной компании и принимал косвенное участие в построении стратегий. Причиной была как его социальная неприязнь, так и малозначимый голос — инвесторы контролировали 70% BitTorrent. Коэн занимался BitTorrent Live — программой, которая позволяет вести прямые трансляции. К концу лета компания выпустила бета-версию приложения, не делая на этом особый акцент.

Через год после заключения сделки командой Деламара и Джонсона компания не смогла выплатить обещанные инвесторам средства. BitTorrent пришлось уволить всех руководителей, которые не могли ничего предпринять в этой ситуации. Офис в Сан-Диего закрыли, большую часть сотрудников уволили. Фонд Discovery остановил программу грантов, а Деламар и Джонсон покинули компанию. Что ждет BitTorrent впереди — не ясно.

У всех разное мнение о причинах неудач компании: внутренние несогласия, расточительность, стратегические ошибки. Но все они солидарны в одном: Коэн разработал великолепную технологию.

А сама история учит одному: технология — это не продукт и не компания. Это просто чертовски хорошая технология. Чтобы стать успешным, стартапу нужна гениальная идея продукта и гениальная ее продажа. Никак не по отдельности. Но даже несмотря на все неудачи, разочарования и огромные убытки, как и многие другие стартапы-зомби в Долине, BitTorrent все равно еще не мертв.

Оставить комментарий

Комментарии | 2

  • Да в этой технологии куча проблем, которые просто так не решаются.
    Ну, допустим smarttv, или приставка для ТВ. кто в нормальном разуме запустит битторент клиент на них? Эта технология не рассчитана под эти платформы. Там совсем другие процессоры и другие условия. Там процессор еле еле успевает внутренние нужды обслуживать. А что будет когда процессор начнёт торрентом руководить? Да, возможно на платформе андроид-тв и можно было бы что-то сделать. Но очень много вопросов. Возможно некое лобби сказало всем чтобы эту технологию не использовали по той простой причине, чтобы далее не перегружать интернет уже когда он есть достаточно перегружен. Представить только на секунду, что сотни миллионов телевизоров начнут раздавать и качать торрентов. Это по-моему будет просто смерть интернета. Как минимум кабельный интернет в США под такие грузки вообще никак не заточен. Потому, возможно есть некое другое лобби в виде ATT, comcast, которые доплатили чтобы эти технологии не увидели будущего.

  • Дія City
  • Истории компаний
  • Расследования AIN.UA
  • Спецпроекты
  • Безопасность номера
  • Безпека гаманця
Реклама на AIN.UA

Поиск