AIN.UA » БизнесКак Apple и Google определяют будущее капитализма и экономики

Как Apple и Google определяют будущее капитализма и экономики

3090

Издание The Atlantic обратило внимание на различие в корпоративном и финансовом устройстве Google и Apple, двух величайших технологических компаний последнего времени. Используя разные подходы к управлению финансами, они обращаются к фундаментальным вопросам капитализма, а также дают понять, какие проблемы предстоит решать в экономике будущего. Редакция приводит адаптированный перевод материала.

Хотя много внимания привлекает поиск следующего великого стартапа, определяющими историями технологической индустрии стал подъем Apple и Google. В отношении обогащения им нет равных.

Восемь лет назад они не числились в списке 10 самых дорогих компаний, а их суммарная капитализация составляла менее $300 млрд. Сегодня Apple и Alphabet, родительская компания Google, стали самыми дорогими компаниями с оценкой более чем $1,3 трлн. И продолжая расширяться, они выходят на новые рынки, от домашних аудио-систем до автомобилей.

Однако главное противостояние между Apple и Google остается практически незамеченным. У компаний принципиально разное взаимодействие с держателями акций и разные взгляды на будущие. Одна дала значительное влияние инвесторам, а другая сохранила власть в руках основателей и топ-менеджеров. Эти конкурирующие подходы определяют гораздо больше, чем просто две самые важные мировые компании, демонстрируя различные капиталистические модели и образы будущей экономики.

Весной 2012 года аналитик Тони Сакконаджи, совместно с другими исследователями, выпустил провокативный отчет. Согласно его результатам, Apple следовало провести обратный выкуп акций, выплатив их владельцам до $100 млрд. Тим Кук, как и Стив Джобс до него, отклоняли подобные предложения, ради «стратегических вложений в будущем».

Но была и другая причина, по которой Apple не торопилась с выкупом ценных бумаг. Большинство её наличности хранилась в Ирландии, на счету местного офшора Apple Operations International, учрежденного в 1980 году. С тех пор большая часть выручки от продаж за пределами США оседала именно в этой стране, поэтому возврат этих денег в Америку потребовала бы значительных налоговых выплат. Поэтому Сакконаджи предложил серьезную идею: Apple должна одолжить $100 млрд в США, а потом раздать эти деньги в виде дивидендов и выкупить акций. Необычное предложение привлекло внимание финансистов, а также давило на Тима Кука. Неделей спустя, Apple огласила планы по реализации наличности через выдачу дивидендов.

Однако результат отчета Сакконаджи не затерялся в Долине. Тремя неделями позже на него отреагировала Google. К тому моменту корпоративное устройство, заложенное ещё в 2004 году, во время публичного размещения акций, стало уязвимым. Оригинальное соглашение позволяло основателям Google удерживать контроль над компанией даже несмотря на размытие долей после выпуска большего количества акций. Прямая выдержка из договора гласила, что «это защитит Google от внешнего давления и соблазна пожертвовать будущими возможностями ради удовлетворения краткосрочных потребностей».

Однако к моменту, когда в 2012 Apple начала менять стратегию, защитный барьер начал понемногу разрушаться: основатели продолжали продавать акции, а сотрудники получали акции в пакетах компенсаций. Несколькими неделями после Apple, в Google огласили о новой структуре владения, которая вновь предотвращала ту же ситуацию. Теперь фаундеры получили акции, дававшие в 10 раз больше голосов, чем обычные. Это окончательно утвердило то, что они продолжат диктовать будущие корпорации.

То, что случилось с Google и Apple — поворотный момент в истории капитализма 21-го века. Решение Apple выплачивать дивиденды не удовлетворило акционеров, а породило большее сопротивление. Несколько хедж-фондов потребовали более внушительных выплат, подали судебные иски и даже предложили компании учредить «iPref», новый тип акций, который позволит компании выводить больше наличных средств без выплаты американских налогов. В 2013 и 2014 году Apple увеличила свои обязательства по выплате денег. С 2013 по март 2017 компания выплатила около $200 млрд в виде дивидендов и обратного выкупа акций — сумма эквивалентна 72% операционного оборота за тот же период. Чтобы профинансировать такое решение, потребовалось взять в долг $99 млрд. Предсказание Сакконаджи стало реальностью.

Что сделала Google за это время? Как и Apple, зарабатывала уйму денег. С 2013 по март 2017 её операционной оборот составил $114 млрд. Сколько ушло владельцам акций? В сравнении с 72% показателем у Apple, «корпорация добра» поделилась лишь 6%.

Пути, выбранные двумя игроками, провозглашают альтернативные ответы на главный вопрос современного капитализма: что публичные компании должны делать с заработанными средствами? Даже несмотря на поразительный рост прибыльности, возможности удачных инвестиционных вложений ограниченны, что создает переизбыток средств. Как результат, на балансе американских корпораций (помимо Apple и Google) более $2 трлн «лишних» денег. И пока они продолжают зарабатывать больше, чем необходимо для поддержания собственного роста, вопрос набирает актуальность: кто будет решать судьбу прибыли — менеджеры или инвесторы?

В Google, где основатели, а также исполнительная команда имеют реальную власть, благодаря изолированной структуре правления, ответ за первым пунктом. В Apple, где из-за отсутствия одного крупного акционера ответственность несут инвесторы, ответ за вторым вариантом. (Для прояснения стоит заметить, что несмотря на специфические отношения Apple с акционерами, компания по-прежнему может позволить внушительные траты на исследования и разработки).

Почему каждый игрок выбрал именно такой путь? Это две стратегии, отражающие разный подход к ключевому понятию современного капитализма, разделению собственности и контроля. Если вкратце, собственники — это не менеджеры, какими они были на момент существования бизнеса в более малом масштабе. И когда собственники должны делегировать руководство компанией исполнителям, это провоцирует экономическую дилемму, известную под названием «проблема принципала—агента». Она отражает ситуацию, в которой персона, группа или компания — агент — могут делать решения, значительно влияющие на другую, вышестоящую группу — принципала.

Расположение инвесторов в доминантной позиции, как делает Apple, помогает хорошо спрятать данную проблему: менеджеры напрямую решают поручения инвесторов. Вместо траты денег на провальные продукты (помните Google Plus?) или траты на личные проекты менеджеров, Apple должна строго подчиняться дисциплинирующей силе больших инвесторов. Там, где отдельные владельцы акций могут иметь затруднения, большая инвесторская группа может быстрее проверить менеджеров на добропорядочность, установив факты правонарушений. В конце-концов, если уж, теоретически, прибыль принадлежит инвесторам, почему они не должны решать, как ею распоряжаться?

Сторонники модели, воплощенной в Google, беспокоятся о другой стороне проблемы принципала-агента. Вместо опасений насчет того, что менеджеры будут игнорировать инвесторов, они боятся того, что инвесторы не будут обслуживать интересы людей, который заботятся о долгосрочном развитии компании. Эти профессиональные инвесторы, одновременно находятся в позиции принципалов для CEO-руководителей, но и являются агентами для множества других держателей акций. Хедж-фонды, которые оказывали давление на Apple, являются страшными примерами «краткосрочных» инвесторов, которые заинтересованы только в быстрых деньгах и не обслуживают своих более долгосрочных бенефициаров, вроде пенсионных фондов. В качестве инвесторов хеджевые фонды нетерпеливы. Аргументом против них выступает вероятное снижение экономических показателей в будущем.

Кто же прав? Какая из проблем принципала-агента более острая? Доходность акций единственный, несовершенный способ ответить, и он указывает на преимущество Google над Apple. Однако этот паттерн можно вернуть в обратную сторону, если рассмотреть ситуацию только за последний год. Так что на понимание того, у кого более четкая финансовая стратегия потребуются немало времени.

Впрочем, еще более важно как эти стратегии влияют на жизнь обычных людей. Капиталистическая система стремится к эффективному распределению капитала. И действительно, рабочие гораздо лучше реагируют на повышение средней оплаты труда, когда деньги можно использовать максимально эффективно.

Таким образом, их благосостояние в каждой системе будет определяться тем, кто станет решать, каким образом перераспределять доходы. Когда прибылями заведуют менеджеры, это позволяет извлечь выгоду из возможностей и знаний, наработанных десятилетиями. Однако риск заключается в возможной ошибке менеджеров или их недобросовестных намерениях. Когда за то же дело берутся инвесторы, теоретически, это увеличивает масштабы перераспределяемых средств и провоцирует появление большего количества инноваций. Однако инвесторы могут страдать от отсутствия организационных навыков и краткосрочного взгляда на ситуацию.

Именно разделение ответственности между инвесторами и менеджерами позволит максимально увеличить «экономический пирог». Но стоит также задумываться об диспропорции владения этим богатством. И важно отметить, что хотя проблемы «гугловской» модели очень значительны, они и хорошо заметны. В случае с Apple, политика обратного выкупа и выдачи дивидендов, по сути, так же опасна — но гораздо хуже понятна.

Так какая же модель капитализма победит? В последние десятилетия стандартом корпоративного поведения была модель, принятая Apple. Компании реализовали доходы через выплату денег и обратный выкуп акций, занимая деньги на оперативное проведение этих операций.

Однако обе модели работы могут в ближайшее время радикально измениться. Есть реальная возможность, что налоговая реформа откроет дорогу для возвращения оффшорных средств, и этот денежный поток всерьез перестроит экономические реалии.

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

0

Комментарии | 0

Поиск

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: