прислать материал
AIN.UA » СообществоКак устроена жизнь разработчиков Кремниевой долины, которые почти не работают, но получают миллионы
 

Как устроена жизнь разработчиков Кремниевой долины, которые почти не работают, но получают миллионы

6843 3

Издание Business Insider опубликовало материал про концепцию работы «resting and vesting», которая популярна среди топ-разработчиков Кремниевой долины. Это период работы, когда сотрудники почти ничего не делают на рабочем месте, но благодаря своим профессиональным качествам или другим обстоятельствам получают большие зарплаты и бонусы. Редакция AIN.UA приводит адаптированный перевод материала.

Однажды утром разработчица Facebook проснулась, чтобы пойти на работу, но почувствовала себя больной. Ей стало плохо, и она побежала в ванную. «Я подумала, что заболела», — вспоминает разработчица. Но это был не вирус или пищевое отравление. Это была реакция на ее работу.

На тот момент она ежегодно зарабатывала $1 млн, в основном благодаря опционам, и управляла командой из дюжины человек. И в течение трех лет, с тех пор как Facebook приобрел ее предыдущую компанию, она работала до изнеможения.

Ее сделка с Facebook была расчетливым решением, но интеграция происходила не лучшим путем. Разработчица работала изо всех сил, чтобы ускорить этот процесс, и в то же время стремилась сохранить рабочие места ее подчиненных.

Какой бы уставшей она ни была, она не могла уйти. Ей нужна была зарплата, чтобы оплачивать налоги. Но заболев, разработчица поняла, что не выйдет на работу. Не сегодня. Никогда больше. И она знала, что ее не уволят. Потому что это была идея ее руководителя.

За день до этого она сказала своему начальнику, что покинет компанию к концу года, через шесть месяцев. К этому времени она хотела закончить свои проекты, а также заработать денег: «Мы общались с руководителем, я часто говорила ему об уходе. Но в этот раз все было на самом деле. Я хотела закончить проекты и уйти. Но он сказал мне не приходить на работу».

Разработчица испугалась, что ее уволят, но начальник заверил об обратном: «Просто не приходи на работу. Ты выгорела, тебе нужен отдых. Не говори об этом, и все подумают, что ты работаешь в другой команде».

Сотрудница плохо приняла это предложение: «Я была злая, и даже не думала так сделать. Я хотела присоединиться к другой команде. Но затем я проснулась и мне стало плохо».

Именно так трудолюбивая и добросовестная разработчица присоединилась к одному из клубов Кремниевой долины — клубу людей, которые делают как можно меньше работы в компании, но получают большие зарплаты и бонусы.

«Resting and vesting»

В Кремниевой долине такой клуб людей называют «resting and vesting». Название походит от термина «вестинг»: когда сотрудник приходит в стартап, ему резервируют определенное количество акций компании. Но получить их он сможет не сразу, а спустя время. Этот процесс и называется вестингом. «Resting and vesting» — период, когда сотрудник выполняет минимум работы (или вообще ничего не делает), но получает зарплату и акции компании.

В рамках такого режима работы разработчица Facebook посещала конференции, работала над сторонними проектами, общалась с друзьями, а также обдумывала свой следующий карьерный шаг. Она осознала, что руководитель позволил ей «отдыхать», чтобы она не распространялась о проблемах, связанных с приобретением ее компании.

Если бы разработчицу уволили, то она бы разгневалась: «Все знали, что я бы не стала молчать. Поэтому руководство осознало, что им почти ничего не будет стоить сделать меня счастливой на полгода».

«Мой рабочий день начинался в 11 утра. И все это время у меня был ланч»

Режим «resting and vesting» может принимать разные формы. Мэнни Медина, основатель стартапа Outreach, знает о нескольких. Некоторое время он сам был таким человеком, а также видел подобные ситуации в Microsoft.

По словам Медина, он не работал, но получал хорошую зарплату в начале своей карьеры, когда был разработчиком. Он закончил проект на месяц раньше и предупредил руководство, что покинет компанию по истечению этого срока.

Но начальство хотело, чтобы Медина остался и обучал других сотрудников работе с программным обеспечением, которое он написал. Таким образом, на протяжении нескольких месяцев он должен был лишь находиться в офисе, вести документацию и отвечать на нечастые вопросы.

«Мой рабочий день начинался в 11 утра, и все это время у меня был ланч, — смеется Медина. — Они не хотели, чтобы я создавал что-то новое. Но им нужно было время, чтобы подготовить к работе новых сотрудников».

Спустя несколько лет Медина получил работу в Microsoft. По его словам, в компании также есть люди, которые находятся в режиме «resting and vesting» — как среди разработчиков, так и в R&D-подразделении Microsoft Research. Медина рассказывает, что Microsoft берет на работу экспертов из набирающих популярность сфер — искусственный интеллект, робототехника, квантовые вычисления — и часто позволяет им получать зарплату в компании, но в то же время работать профессором или исследователем в университете.

«Вы получаете талантливого сотрудника, а также оставляете меньше выбора своим конкурентам — это очень ценно. Это защитные меры», — говорит Медина.

«В свои 30 лет они получают семизначные суммы»

В других компаниях в таком режиме работают незаменимые сотрудники. Например, в Facebook есть бонусная программа, которая называется «дискреционный капитал». Она предусматривает передачу сотруднику дополнительного количество акций стоимостью от десятков до сотен тысяч долларов. Это благодарность за его работу. Такой шаг также позволяет сохранить работника, так как этот бонус выдается по истечению определенного времени.

«В Facebook „дискреционный капитал“ получают те, кто пришел в компанию еще до IPO», — говорит бывший разработчик Facebook. По его словам, сотрудники с такими бонусами напрямую общаются с топ-менеджерами. Они могут выбирать задания с большим количеством ресурсов. Это означает, что такие сотрудники могут работать меньше, но с большей выгодой, говорит бывший разработчик компании: «Это действительно умные люди, которые в свои 30 лет получают семизначные суммы. Им не надо работать очень усердно. Коллеги называют их отдыхающими».

Сверхпродуктивные сотрудники

Другой тип людей, которые работают в режиме «resting and vesting», — это те разработчики, кого считают в десять раз продуктивнее так называемых обычных программистов. Согласно одной из легенд Кремниевой долины, такие сотрудники могут сделать за час то, что другие будут делать 10 часов. Они не обязательно умнее других, но досконально знают особенности системы.

«Когда человек долго работает в одной компании, то он играет важную роль, которую мало кто видит. Он знает все особенности проектов, может починить любой баг и заменить коллегу — рассказывает бывших сотрудник Facebook. — Здесь был один парень, который работал немного, но был единственным, кто мог „поднять“ сайт в критической ситуации».

«Большинство моих друзей в Google работают по четыре часа в день»

Еще одни члены клуба «resting and vesting» — это сотрудники, которые достигли высших должностей в компании, и им не нужно усердно работать, чтобы остаться на вершине.

Они могут не быть сверхпродуктивными работниками, но благодаря своему опыту они знают, какой объем работы нужно выполнить, чтобы получить хороший отзыв и бонусы. Business Insider отмечает, что таких сотрудников много в Google.

«Большинство моих друзей в Google работают по четыре часа в день. Они сеньоры и они не работают усердно. Такие люди знают систему Google и умеют включиться в работу в нужное время», — говорит один из разработчиков компании.

Эти слова подтверждает бывший менеджер Google: «Здесь есть много людей, которые достигли определенного уровня и больше не хотят стараться. Они не получат повышение, но они и не хотят этого. Если они не нравятся отделу, то через год-два они уходят в другое место».

«Здесь платят так много, что смысла работать усердно нет»

Исследовательское подразделение Alphabet, которое известно под названием X, в Кремниевой имеет репутацию как место, где режим «resting and vesting» особо процветает. По словам разработчика подразделения, это произошло из-за того что здесь отсутствуют четкие дедлайны, а также есть тенденция к отмене проектов.

Пока в других компаниях люди не спят неделями, чтобы успеть в назначенные сроки выпустить продукт, «в X сотрудники не переживают по этому поводу — если их проект отменят, они перейдут в другой, — говорит собеседник Business Insider. — После определенного уровня здесь платят так много, что смысла работать усердно нет». По словам разработчика, в X сеньоры получают около $400 000 — $600 000 в год, включая бонусы.

Приходи на работу и играй

Люди, которые обычно работают в режиме «resting and vesting», все равно должны появляться в офисе, говорит бывший менеджер Google: «Ты должен физически присутствовать на рабочем месте». Тем не менее, в офисе компании так много отвлекающих занятий, что можно прийти на работу и провести весь день за различными играми.

«Ты можешь ходить в кафе, участвовать в конференциях и обсуждениях. Конечно, бывают моменты, когда нужно работать по ночам и в выходные, но в целом у компании так много денег, что ты можешь работать меньше», — говорит специалист.

Google, конечно, не единственная компания, предлагающая активности на рабочем месте. У Oracle есть бассейн и площадка для волейбола, а у Microsoft, например, — поле для футбола и гольфа, а также огромное количество Xbox. Именно здесь рабочий день проводят люди, которым нужно занять свой день.

От выгоды до тупика

И хотя концепция «resting and vesting» может звучать как работа мечты, но она также может стать и убийцей карьеры. В индустрии, которая прославляет работоголиков, разработчики хотят, чтобы в их портфолио были сервисы, которыми пользуются миллионы людей.

Но разработчик подразделения X говорит, что те, кто работает в режиме «resting and vesting», могут провести годы не создав ничего стоящего: «Они знают, что это может стать тупиком их карьеры».

С этим соглашается создатель Outreach Мэнни Медина: «Разработчики получают огромные зарплаты, но другие компании вряд ли их возьмут. В конечном итоге такие люди устают от подобного режима и хотят найти настоящую работу».

Напомним, ранее AIN.UA рассказывал, что разработчики беспилотных машин уходят из Google, так как им платят чересчур много. 

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Также подобрали для вас

загрузить еще

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

3 комментария

по хронологии
по рейтингу сначала новые по хронологии

о дивный мир)

Eugene Kolpakov

Ну майте совість, що за переклад на колінці!
"and running a team of about three dozen people": "и управляла командой из дюжины человек";
"She owed a big chunk of money in taxes thanks to that stock and needed her salary to pay those taxes": "Ей нужна была зарплата, чтобы оплачивать налоги".
Really???
Після цього я не зміг далі читати ваш переклад і перейшов на оригінал. Тобто, не бачивши оригінал, я вже зрозумів, що в тексті щось "не клеїться". Я розумію, що щось можна скоротити і перефразувати. Але змінювати сенс чи викидати ланки логічного ланцюжка?
Не лінуйтеся трохи більше попрацювати над перекладом, якщо вже у вас більшість статей є чужим матеріалом.

Andrii Oleksyshyn

600 000$ в місяць?!
Люди, хоч трохи включайте мозок при перекладі))
Очевидно з оригіналу, що йдеться про річну зарплату.

Поиск

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: