EN

Как Google втайне финансирует академические исследования. Себе на пользу

3056

В начале сентября в США разралися скандал: после того, как несколько сотрудников New America Foundation поддержали штраф Google в размере $2,7 млрд в Европе, компания пригрозила отменить финансовую поддержку фонда. Людей, критиковавших Google, уволили. Оказалось, что Google уже не первый раз замечают в подобных действиях на поприще научных исследований: оказалось, что компания обильно финансирует различные исследования, которые обеляют ее репутацию.

Ранее материал об этом написало издание The Wall Street Journal. На протяжении более 10 лет корпорация финансировала академические работы профессоров, а также исследования, выступающие против жесткой регуляторной политики в отношении монопольного положения Google. Выплаты составляли от $5 000 до $400 000, а в список попали сотрудники Гарварда и университета Беркли. Некоторые авторы делились своими работами перед публикацией, а также принимали правки от Google. Редакция AIN.UA подготовила адаптированный перевод материала.

Пол Хилд, профессор права из Иллинойсского университета, пропитчил свои идеи в отношении авторского права перед Google, считая их полезными для компании. Он получил $18 830 на финансирование работы. Однако в итоговой статье этот спонсор не был указан. В интервью Хилд лишь заявил: «О, вау. Нет, этого не было. Это действительно плохо. Чистой воды оплошность».

Хил отрицает, что деньги повлияли на его работу. Google, якобы, ничего не требовали, сказав: «Если вы возьмете эти $20 000 и откроете киоск с пончиками — больше средств не получите — но это нормально».

В некоторые годы представители Google из Вашингтона даже составляли «списки желаний» в отношении академических исследований: в них числились рабочие название, выдержки и бюджеты на каждую предлагаемую статью. Следом начинался поиск необходимых авторов, рассказал бывший лоббист «корпорации добра».  

Пол Холд. Фото: WSJ

Google предлагала публикации для ознакомления чиновникам, а порой оплачивала расходы на путешествие профессоров для встречи с представителями местных администраций и конгрессменами. Одна из научных работ, к примеру, использовалась во время защиты Google от обвинений со стороны Федеральной торговой комиссии в 2012 году. Об этом удалось узнать из письма адвоката в адрес FTC.

Спонсирование выгодных исследований в угоду вашингтонским представителям Google — еще один пример закулисного процесса, в ходе которого Кремниевая Долина начинает влиять на принятие реальных решений. А еще, это демонстрация того, как легко лоббисты улизнули из регуляционных правил. И обнаружить их сложнее.

Как говорят представители Google, со времен своего зарождения, во многом произошедшего благодаря факультету информатики в Стэнфорде, компания устанавливает тесные взаимоотношения с исследователями и учебными заведениями.

Сейчас Google зарабатывает около $80 млрд в год — основную прибыль приносят семь главных продуктов. Активная месячная аудитория каждого из них перевалила за миллиард пользователей. В их числе Gmail, YouTube and Google Maps. Поисковой движок обрабатывает 90% запросов со всего мира. Наконец, операционная система Android запущена на 1,3 млрд смартфонов — к концу года это оценка, по данным Strategy Analytics, поднимется до 1,5 млрд устройств.

Во всех своих ипостасях, Google собирает информацию — и глубоко влазит в обыденную жизнь. Записывается все, от истории посещений браузера, до знакомств и местоположения. Итоговые пользовательские профили так масштабы, что даже сама компания пока не берется оценить весь потенциал этих сведений.

Тем не менее, Google платила профессорам, которые писали и об идее равноценного обмена — якобы пользователи меняют свои данные на бесплатное пользование сервисами. Также заявлялось, что компания не злоупотребляет рыночным положением ради вывода пользователей на собственные коммерческие сайты или площадки рекламодателей.

Некоторые статьи настаивали на том, что поисковик Google должен иметь право напрямую ссылаться на книги и другую интеллектуальную собственность, за которую авторы и издатели планируют выручить средства. В число таких вошел и конгломерат News Corp, владеющий WSJ. Ранее медийная компания уже отправляла жалобу европейским регуляторам из-за политики показа новостных статей среди поисковых результатов.

Как установили корреспонденты, с 2009 года Google проспонсировала около 100 академических публикаций в отношении правовых вопросов. Еще столько же написали авторы, получавшие деньги от институций и фондов, спонсируемых поисковым гигантом и другими технологическими компаниями.

Представители Google отмечают, что в ряде работ они указывали на «желательное указание на их вклад». Однако формальных стандартов и обязательств для этого не существует.

По оценкам бывших лоббистов и сотрудников, потраченные на исследования средства невелики — несколько миллионов долларов. При этом многие представители академических кругов отмечают, что профессора и сами заплатили чрезмерно высокую цену. Принять такое финансирование — значит оказаться под угрозой того, чтобы показаться лоббистом, а не исследователем. И даже полное раскрытие источников финансирования не решит вопрос конфликта интересов.

К примеру, профессор права Дэниел Крайн из Мичиганского университета, отказался от предложения Google: «Да, деньги это здорово — до тех, пока не объективизируют исследования. Если я читаю научную статью, а там указано участие стороны, коммерчески заинтересованной в предмете публикации, то стану воспринимать написанное с подозрением».

Правда, финансовая поддержка «нужных» работ имеет длительную корпоративную историю в разных направлениях: от производства продуктов питания, до медицинской и нефтеперерабатывающей отрасли.

В технологической индустрии эта практика тоже набирает популярности. Microsoft платила гарвардскому профессору Бену Эдельману, который писал о нарушении правил конкуренции со стороны Google. Производитель беспроводных модулей и процессоров Qualcomm Inc. финансировал исследования ради борьбы за патенты с Google. Телекоммуникационные гиганты, вроде Verizon и AT&T тоже не скупились на статьи против Google. Впрочем, от комментариев по этому поводу все они отказались

Однако стратегические планы Google — это программа совершенно другого порядка. В ней замешаны не только профессора со схожими взглядами монополии, но и конференции, фонды, консалтинговые фирмы.

Как и указывалось ранее, Google собирает подробные данные более миллиарда людей, а затем использует их для персонализации всего. Будь то рекомендации YouTube или рекламное объявление. Компания с таким объемом пользовательской информации просто неизбежно натыкается на вопросы антимонопольщиков.

И вот, в прошлом году профессор права из университета Флориды Дэниел Сокол опубликовал статью, согласно которой любое использование данных поисковым гигантом легально. Он в буквальном смысле написал: «Нет причин беспокоиться об этом». В конце не было указано, что работу кто-то спонсировал. На вопрос об этом Сокол ответил, что в случае финансирования ему бы хватило денег, чтобы сейчас валяться на пляже на Гавайях. А раз это не так, средства не поступали.

Но судя по сведениям из его почтовой переписки, у Сокола установились прочные финансовые отношения с Google. Он работал на полставки в юридическом бюро Wilson Sonsini Goodrich & Rosati, среди клиентов которого числится и Google. Также он с 2013 координировал симпозиумы, согласовывая это с представителями Google.

Сокол активно агитировал исследователей на участие и написание работ, однако гости симпозиума не получали никаких выплат. В то же время Сокол, после завершения конкуренции, оформлял счета на $5 000 в адрес Google. В своем письме с ответом на вопрос об этом он лишь признал, что уже раскрыл источники финансирования симпозиумов и честен насчет статей.

Сокол — не уникален. Ради победы в споре насчет Android, компания приглашала на конференции и потом оплачивала транспортные расходы профессорам, которые выступали с критикой действующего патентного законодательства.

А сотруднику Принстонского университета Дивену Дисаи, нанятому Google в 2010 году, удалось потратить более $2 млн долларов — средства ушли на все те же конференции и выплаты авторам, получившим от $20 000 до $150 000. После ухода с должности в 2012, Дисаи лишь подчеркивал, что компания презентовала это как безвозмездные подарки и не вмешивалась в работу. Впрочем, она же не стеснялась использовать готовые исследования во время перепалок с Федеральной торговой комиссией.

Райан Кало. Фото: WSJ

Еще один показательный пример: Райан Кало, ученый из Стэнфорда, в 2010 году выигравший одну из наград в размере $400 000. В двух последующих публикациях он не указывал этот источник финансирования —  а ведь речь шла о правилах уведомления клиентов насчет одобрения обработки личных данных.

В интервью Кало сказал, что деньги выплатили университету, а не лично ему. При этом всех реальных фаундеров работы он, якобы, назвал. Из его почтовой переписки стало известно, что перед публикацией текста он отправил его в Google, а также поддерживал активную связь с представителями «корпорации добра».

Однако по его словам, представители Google просто «легко идентифицируют близкую им деятельность и стараются ей помочь».

Оставить комментарий

Комментарии | 0

  • Истории компаний
  • НДС для Facebook и Netflix
  • Расследования AIN.UA
  • Спецпроекты
  • Безопасность номера
  • Безпека гаманця
Реклама на AIN.UA

Поиск