EN

Как гаджеты меняют природу права собственности

5238

Аналитики «цифрового мира» часто говорят о рисках приватности, цифровой зависимости, изменения в психологии поколений под влиянием гаджетов. Но в колонке на The Economist авторы рассуждают о более глобальных для экономики вещах — в частности, о том, как популярность гаджетов в обществе приводит к смене базовых понятий, вроде права собственности. И о том, что пользователям нужно бороться, чтобы не отдавать это право производителям. 

Раньше понятие собственности было таким же простым и ясным, как подписание чека. Если вы что-то покупали — вы становились его владельцем. Если оно ломалось — вы его чинили. Если оно вам было больше не нужно, вы продавали его или выбрасывали. Какие-то бизнесы изобретали уловки для работы со вторичным рынком, вроде официальных ремонтных сервисов или гарантии, но эти способы зарабатывания большего количества денег с того же товара не меняли сути владения им. 

В цифровую эру это понятие становится более ускользающим. Спросите об этом у владельцев автомобилей Tesla, которые поняли, что Илон Маск запрещает им использовать их же автомобили для работы в сервисах вроде Uber. Или владельцев тракторов John Deere, которым советуют не вмешиваться в работу софта, контролирующего этот транспорт. 

Со времени пришествия смартфонов пользователей заставили принять как данность то, что они не контролируют программное обеспечение в своих устройствах, у них всего лишь есть лицензия на их использование (не совсем честно так утверждать, идею лицензирования программ использовал Microsoft еще в 1980-х — ред.). 

Этот цифровой «поводок» захватывает все больше устройств, вроде автомобилей, термостатов и даже секс-игрушек, и в процессе становится все сложнее понять, кто какие объекты контролирует. Покупатели не понимают, что под вопросом оказываются некоторые из их базовых прав. 

Этот тренд не всегда выглядит так зловеще. Производители, ограничивающие вмешательство владельцев во все более сложные технологии, имеют на то причины: защита копирайта, гарантии того, что устройство будет работать как полагается, поддержка экологических стандартов, защита от взлома. Иногда компании используют контроль за продуктовым ПО во благо владельцев. Когда ураган Ирма обрушился на побережье Флориды, Tesla удаленно обновила ПО, контролирующее батареи некоторых моделей автомобилей, чтобы у их владельцев появился шанс сбежать от шторма. 

Но чем больше цифровых «ниточек» тянется от продукта к его производителю, тем больше баланс сил смещается от владельца к изготовителю. Это может становиться неудобным для самого пользователя. Выбрать машину — сама по себе сложная задача, и она усложняется, если вам нужно выяснять, как именно ее использование ограничено и какими данными вам придется поступиться. Из-за этого продукты раньше устаревают, они также могут дорожать. Уже на сегодня устройства — от смартфонов и до стиральных машинок — стало исключительно сложно починить, а это означает, что их проще выбросить, чем пытаться ремонтировать. 

Приватность также оказалась в опасности. Пользователи были шокированы, когда оказалось, что вакуумный пылесос iRobot не только чистит пол, но и создает цифровую карту внутренностей дома, которую можно продавать рекламодателям (хотя производитель заявил, что не собирался так поступать). После того, как хакеры обнаружили, что умный вибратор We-Vibe записывал чувствительные личные данные своих владельцев, производитель устройства Standard Innovation согласился выплатить покупателям и их юристам сумму до $3,2 млн, максимум — по $127 за каждую жалобу. 

Фермеры жалуются, что в кризис требование John Deere об использовании только авторизованного софта (что означает починку тракторов только в авторизованных сервисных центрах, которые могут находиться за многие мили от фермы) может привести к большим убыткам. Некоторые фермеры ступают на скользкую дорожку, ставя на свой транспорт взломанный софт из Восточной Европы: например, из Украины. 

Такое вмешательство должно напомнить людям о том, как ревностно им стоит отстаивать свои права на собственность. Им нужно бороться за право вмешиваться в работу тех устройств, которыми они владеют, модифицировать их, если они хотят контролировать данные, которые такие устройства собирают. 

В США это уже привело к появлению движения за право починки (right to repair). Законодатели во многих штатах рассматривают возможность принять такую норму. Европейский парламент хочет, чтобы производители таких устройств, как стиральные машинки, делали их более доступными для ремонта. Во Франции производители устройств обязаны сообщать покупателям, сколько эти устройства проработают. Регуляторные органы должны были бы стимулировать конкуренцию, к примеру, настаивая на том, что независимые сервисные центры имеют такой же доступ к информации о продукте, запчастям и ремонтным инструментам, как и собственные сервисные центры производителя — эти правила уже являются стандартом для автоиндустрии. 

Право владения не отойдет в историю, но поменяется его суть. И это нужно внимательно изучить. Гаджеты часто продают под тем слоганом, что они — возможность для пользователей делать все, чего бы они не захотели. Но пока они контролируются кем-то еще, эта декларируемая свобода скомпрометирована. 

Оставить комментарий

Комментарии | 0

  • SpaceX и МКС
  • НДС для Facebook и Netflix
  • VK в Украине
  • «Бизнес в кризис»
  • Продавать в интернете — инструкции
  • Uber Eats закрывается
  • Спецпроекты
  • Безопасность номера
  • Безпека гаманця
Реклама на AIN.UA

Поиск