прислать материал
AIN.UA » Интервью, Мнения«Десять лет назад клиентам нужно было объяснять, зачем им прямые трансляции», — Сергей Малюк, Livestream

«Десять лет назад клиентам нужно было объяснять, зачем им прямые трансляции», — Сергей Малюк, Livestream

1019 0

В конце сентября 2017 года нишевый конкурент YouTube, видеоплатформа Vimeo, купил сервис видеотрансляций Livestream. Последний уже больше семи лет представлен в Украине. Команда разработчиков сервиса работает в Запорожье, Киеве и создает для нее ключевые продукты.

Руководитель украинского представительства Сергей Малюк уже пять лет работает на позиции вице-президента по инжинирингу Livestream в Нью-Йорке. Редакция AIN.UA встретилась с Сергеем и поговорила о том, почему американская компания решила открыть разработку в Запорожье, важности для нее украинского офиса, сделке с Vimeo и развитии видеостриминга.

Я родился недалеко от Запорожья. Можно сказать, в IT попал с самого детства: в 7 лет заинтересовался компьютерами, когда у меня появился IBM 286. Мама — учительница информатики — помогла освоить азы программирования. С тех пор я увлекся компьютерами, информатикой, математикой и физикой.

Сергей Малюк, главный вице-президент по инжинирнгу и видеопродуктам Livestream. Здесь и далее фото: Оля Закревская

Учился в запорожском физмат лицее «Перспектива», где уже неплохо умел программировать: участвовал в олимпиадах, занимал призовые места. Это помогло поступить в вуз — Запорожский национальный технический университет на специальность «Автоматизация программного обеспечения».

Я хотел стать программистом и учился на это. Но, так сложилось, что тогда же мне стала интересна коммерческая сторона разработки — как на программировании заработать деньги.

В 2003 году я искал работу на сайтах фриланса вроде Getacoder, начал получать заказы и быстро понял, что не справляюсь с объемом работы. Поэтому я нанял двух первых сотрудников, разместив их на небольшой съемной квартире. Один из них до сих пор работает в Livestream.

К 2009-2010 годам моя аутсорсинговая компания разрослась до 45 человек. Мы делали facility management system для клиентов из Бельгии, CRM для одной из государственных организаций Нидерландов, автоматизированную систему обслуживания клиентов для госпиталей и ресторанов, различные мобильные entertainment-приложения и прочее.

Все это время я выполнял в основном административную роль: работал с клиентами, управлял бизнесом. Из всей истории работы в аутсорсинговой сфере я понял, что хочу понимать требования пользователей и их реализовывать — делать продукт. А выполнять строгое техзадание, с чем как руководителю аутсорсинговой компании мне и приходилось сталкиваться, меня мало интересовало.

От аутсорсинга к продуктам Livestream

Одним из наших клиентов был нью-йоркский предприниматель, которому мы разрабатывали систему захвата видео и его трансляции в сеть. У него технологию выкупила компания Mogulus, которая в 2009 году провела ребрендинг и стала Livestream. К системе ей понадобились и люди, которые будут ее развивать.

Основатели компании приехали в Запорожье, где очень вдохновились украинской культурой. Мы накормили их вкусным борщом и они начали сотрудничать с моей фирмой как клиенты. Спустя некоторое время мы поняли, что аутсорсинг, как формат сотрудничества, не очень подходит для продуктовых целей. Тяжело мотивировать людей выходить за рамки ТЗ и мыслить более открыто и инновационно. Когда это офис компании, то можно создавать соответствующую культуру разработки продукта.

Важным фактором для Livestream стали люди. Основатели компании увидели, что украинцы профессиональны, ответственны, дружелюбны, способны учиться и двигаться вперед.

Так в 2010 году я организовал запорожский офис и стал его директором. Все остальные проекты я постепенно свернул: часть продал, часть остановил и сфокусировался на Livestream.

В 2013 году основатели предложили мне стать product owner нового продукта — Livestream Studio — и переехать в Нью-Йорк, чтобы быть ближе к менеджменту и конечным пользователям. С первого раза обжиться в новом городе не удалось и спустя девять месяцев с женой и ребенком мы вернулись в Запорожье. Пожив в Украине еще полтора года мы окончательно перебрались в Нью-Йорк.

Украинцы в Livestream

Livestream основывали на двух ключевых принципах. Первый — демократизация прямых трансляций — как сделать так, чтобы прямые видеотрансляции были доступны широкому потребителю. Десять лет назад не было ни Facebook Live, ни Periscope. Чтобы организовать прямые трансляции, нужно было собрать паззл из ряда различных сервисов, что в итоге могло легко обойтись в $30 000. Мы размышляли над тем, какого рода нужны инновации, чтобы эта сумма уменьшилась в разы.

Второй принцип — предоставление сервиса «под ключ», чтобы клиентам не нужно было собирать различные решения, а получить готовое от начала до конца под свои потребности.

Когда офис в Запорожье только создали, там работало всего восемь человек. Сейчас в нем 40 инженеров, не считая административного штата. Мы росли органично. В Запорожье и в Киеве есть команда, которая пишет на C++, команда разработчиков мобильных приложений на iOS и Android и группа QA.

Линейка продуктов Livestream состоит из двух частей: платформа (все, что касается серверов, дистрибуции и отображения для конечного пользователя) и захват видео. В Украине мы работаем со всеми продуктами, которые касаются второй составляющей: ПО для камеры Mevo, Livestream Studio и мобильные приложения Livestream для прямых трансляций со смартфонов. Все, что касается платформы, разрабатывается в Нью-Йорке и индийском Бангалоре. 

В украинской команде, которая занимается видеозахватом, есть дополнительное подразделение в Нью-Йорке, которое разрабатывает все, что связано с железом: проектирование плат, дизайна камеры, и дополнительный отдел QA, тесно связанный с запорожским офисом.

Мы стараемся создавать такую культуру, когда где бы сотрудник не находился, его вклад в продукт был одинаково качественным. Поэтому разработчики в Запорожье особо не почувствовали моего переезда в Нью-Йорк. Мы постоянно поддерживаем с ними связь. Каждый день у нас есть два часа, когда команды в обеих странах находятся в офисе. Но в Украине команда очень зрелая и ответственная — они и сами могут обеспечить себя работой.

Мы пользуемся гибкими методологиями разработки, но это нельзя однозначно назвать Kanban или Scrum. У нас образовался некий свой микс. Мы работаем с GitHub Issues, Kanban Boards и на очень короткий спринтах (одна-две недели).

Здесь работа построена в режиме R&D: команда постоянно экспериментирует, отгружает продукты, мы их корректируем и двигаемся дальше. Все встречи мы стараемся проводить небольшими группами, чтобы решать конкретные вопросы.

С точки зрения процессов, команды в Нью-Йорке и Бангалоре более формализованы. У них цикл спринтов длиннее и с четко прописанными задачами. К тому же, из-за временной разницы в 11 часов между Индией и восточным побережьем США, их синхронизировать очень сложно. Поэтому в Бангалоре мы стараемся разрабатывать продукты более обособлено. А между Украиной и Нью-Йорком наоборот происходит постоянное взаимодействие.

О поиске разработчиков в Украине

В найме у украинского офиса были взлеты и падения. Когда мы росли в Запорожье от восьми до 40 человек за шесть лет, это был постепенно и органично. Но в какой-то момент мы достигли предела способностей Запорожья. Тогда решили попробовать Киев.

Мы открыли в столице небольшой офис в «Креативном квартале», где работает пять человек. Сейчас инвестируем в развитие этого офиса, бренда и пока тенденция положительная. С августа до октября мы выросли с нуля до пяти человек. При этом, многие люди, с которыми мы общались, уже знают про Livestream и им интересно работать у нас. Но наши тимлиды очень избирательны, поэтому приходиться искать людей. Далеко не каждый получает job offer.

Основная компенсация для сотрудников — зарплата. Но в определенной момент все получили немного эквити, став обладателями маленькой доли компании. Так они участвуют в ее успехе и если произойдет сделка, которая и случилась недавно, они получат дополнительные выплаты. Мы пошли на этот шаг, потому что хотим дать сотрудникам мотивацию в успехе компании.

О сделке с Vimeo

В Vimeo уважают то, что мы делаем, и ценят разработанные Livestream продукты. Эта сделка пойдет на пользу обеим сторонам. На текущий момент никаких изменений не произойдет — Livestream останется существовать как сервис, но постепенно будет происходить интеграция. При этом, в результате нее все продукты продолжат работу.

Когда мы начали встречаться с Vimeo, мы поняли, насколько мы похожи как компании: культурой и целями. Они также почти десять лет работают над демократизацией видео и комплексным решением проблемы пользователя по дистрибуции видео. Поэтому интеграция не будет болезненной.

Для Vimeo это новый опыт. У них есть один офис в Нью-Йорке, в котором работает порядка 200 человек. После сделки они получат два офиса в Нью-Йорке, два офиса в Украине и один офис в Индии. Им нужно научиться с этим справляться. Компания понимает, насколько важен украинский офис и продукты, которые мы делаем.

Vimeo также настроены инвестировать в R&D и планировать roadmap на несколько лет вперед. Это должно привести к расширению украинской команды в Киеве и Запорожье.

О конкуренции с Facebook Live, Periscope, YouTube

Десять лет назад, когда мы только начали, нужно было идти к клиентам и объяснять, почему им нужны прямые трансляции. Сейчас все наоборот — клиенты приходят к нам, потому что Twitter и Facebook популяризировали тему.

Появление сервисов живых трансляций от крупных игроков помогло нам позиционировать себя на рынке. Они заняли рынок потребительского стриминга, нацеленный на простых пользователей, которые хотят вещать бесплатно, здесь и сейчас, не сильно заботясь о качестве.

Наш сегмент — бизнес от мелкого до крупного, которому мы помогает в коммуникации с клиентами. Потребности компания чуть выше, чем обычного пользователя Facebook.

Есть некоторые вещи, которые соцсеть никогда не сделает. К примеру, бизнесу нужно, чтобы трансляция шла на их веб-сайте или видео направлялось не только в Facebook, но и на Periscope одновременно. Еще один пример — реклама во время трансляции. Livestream на 100% ad-free в отличии от Youtube Live и Facebook — ни в начале ни в средине вещания, пользователи не увидят рекламные ролики. Для наших клиентов, это критично — реклама может быть «не по теме», а продюсер прямой трансляции не может контролировать какие именно объявления покажут во время трансляции.

Покупая сервис у нас, клиенты получают гарантию определенного качества (стрим не зависнет посреди события), дополнительные услуги в зависимости от потребностей. И такой подход нравится нашему сегменту, поскольку пользовательская база постоянно растет.

Есть потребительский сегмент, а есть очень профессиональный (телеканалы). Мы где-то посредине: не для студента со смартфоном и не для телеканала с собственным оборудованием и системами. Нашими клиентами могут быть кто угодно: от пастора Джорджа в Миннесоте, который каждое воскресенье транслирует свою церковную службу, до Илона Маска, который делает трансляцию своего выступления на все офисы, планируя свой roadmap. Мы в целом вещали много запусков SpaceX.

Точной статистики не знаю, но более тысячи церквей пользуются нашими услугами. Поэтому, если посмотреть на график использования сервиса, то в будни он колеблется, а в воскресенье возрастает в два или три раза. Самое большое количество зрителей у нас приходится на стримы новогодней ночи на Таймс Сквер в Нью-Йорке, когда падает шар и разлетаются фейерверки. Одновременно его смотрело более 700 000 пользователей.

Большую своего рабочего времени я провожу общаясь с нашими клиентами. Это дает мне понять их потребности и помочь им. То есть, я не выполняю функции поддержки, но я хочу быть в комьюнити. Продукт строится из потребностей пользователя и их нужно понимать и постоянно актуализировать.

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Также подобрали для вас

загрузить еще

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Поиск

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: