прислать материал
AIN.UA » СообществоСмартфоны — оружие массовой манипуляции. Но этот человек объявил им войну
 

Смартфоны — оружие массовой манипуляции. Но этот человек объявил им войну

4427 0

В американском обществе все чаще звучат слова беспокойства насчет зависимости от смартфонов. Журналистка MIT Technology Review пообщалась с бывшим продакт-менеджером Google, который сейчас изучает вопрос этической разработки приложений и добивается пересмотра существующих условий работы интернет-гигантов. По его мнению, соцсети и Google манипулируют человеческим вниманием — но это можно изменить. Редакция AIN.UA приводит адаптированный перевод материала.

Если, как и большая часть населения США, вы владеете смартфоном, то легко можете подумать, будто приложения в эпоху «карманных компьютеров» созданы чтобы подольше удерживать внимание. О чем вы, возможно, не станете задумываться — что приложения способны манипулировать вами одним свайпом, тапом или уведомлением.

Но Тристан Харрис считает, что именно это и происходит с миллиардами пользователей социальных сетей вроде Facebook, Instagram, Snapchat и Twitter. Однако он также собирается отыскать этому потенциальные решения — или по крайней мере уведомить окружающих, что манипуляции продолжаются. 

Харрис ранее работал продакт-менеджером и занимался этическим дизайном в Google, а сейчас руководит неприбыльной организацией Time Well Spent, которая изучает технологии, вызывающие привыкание, и приложения, дизайн которых можно стоило бы улучшить. Организация ведет общественную пропаганду за дизайн, который будет хорош для людей, а не станет максимизировать потраченное за экраном время. И хотя Харрис говорит, что отходит от дел в Time Well Spent (и не оглашает нового места занятости), он настаивает на ответственности технологической индустрии за то, как нас убеждают подольше сидеть в сети. Приводимые в пример тактики разнообразны: от функции Snapstreak в Snapchat до автовоспроизведения видео в YouTube и Facebook.

Так сложно заметить, что мы делаем с собой. Похоже на кризис общественной системы здравоохранения. Или на сигареты, с одним исключением — люди получают так много преимуществ, что не замечают и даже не допускают эрозии человеческой мысли.

Харрис настаивает, что поскольку бизнес-модель многих компаний полагается на доходы от рекламы, не в их интересах менять ситуацию и заставлять нас оторваться от ленты чтобы провести время с друзьями. Он не утверждает, что Facebook (и любой из его конкурентов) плох или мы должны завязать с использованием смартфонов. Но после стольких лет в технологической индустрии — Харрис присоединился к Google в 2011 году, когда корпорация приобрела стартап Apture, в котором он числился сооснователем — он называет эти соцсети самыми мощными в истории человечества машинами убеждения. И его волнует то, как мы ими пользуемся. Вернее, как они пользуются нами.

Популярность таких беспокойств только увеличивается. Несмотря на все возможности, которые стали реальны благодаря мобильным технологиям, растущее число научных исследований связывает использование соцсетей с негативными последствиями, вроде большего риска оказаться в состоянии депрессии или общественной изоляции. Более того, просто держать телефон рядом с собой — уже удар по когнитивному восприятию.

Чтобы раструбить об опасностях, Харрис сотрудничает с другими коллегами, включая Роджера МакНами, венчурного капиталиста и раннего инвестора Facebook и Google, который недавно написал об искреннем сожалении за эти денежные вложения. 

Источник: TED

Тристан также стал адептом публичных выступлений: его апрельская лекция на TED собрала 1,5 млн просмотров и удостоилась упоминания в шоу 60 Minutes. Харрис находился в своей стихии и когда я впервые повстречалась с ним в переполненной аудитории Стэнфорского университета, где он демонстрировал студентам презентацию «Создание ИИ для человеческого внимания».

Выглядело все не слишком гламурно. Хотя Стэнфорд — давний и богатый образовательный бастион Долины, конкретно это помещение было без окон, да еще и с неудобными стульями. Харрис, свободно одетый в светлую футболку и черные штаны, смотрелся тесновато за кафедрой в дальнем углу комнаты.

Но если учесть уроки истории, это — одно из лучших мест в мире, чтобы достучаться до нужных Харрису людей: умных студентов, которые завтра могут стать лидерами технологической индустрии. И уж Харрис об этом знает, поскольку он сам из Стэнфорда, а также называет друзьями известных выпускников университета — основателей Instagram Кевина Систрома и Майка Кригера. 

И даже в такой обстановке, Харрис был харизматичен, а его выступление — тревожным, но впечатляющим. В течение часа он увлек студентов, рассказывая про соревнование технологической индустрии за внимание и приводя статистику о том, что сейчас пользователей Facebook в мире больше, чем мусульман.

Вопрос в том, что как только ты начинаешь монополизировать мысли людей, разве это хорошо для общества? Нет ли тут уязвимости? Может ли что-то пойти не так?

Но у меня и самой появились вопросы после его речи. Для начала, я нахожу риторику Харриса интересной, но вынужденной и алармистской. Я пользуюсь Facebook, Twitter, Instagram, и конечно же, Google годами. И очень от них зависима, потому что ежедневно собираю там важную информацию — нахожу подробности для статей, общаюсь с семьей и друзьями, публикую милые фотографии и видео моего ребенка, читаю новости и так далее. Мне интересно, так ли это плохо? Неужели на меня действительно воздействуют или мной помыкают каким-то образом?

И хотя вы можете сказать, что люди занимаются тем, чем хотят на Facebook, Twitter, Instagram и других социальных сетях, отмечая свои предпочтения кликами и лайками, по мнению Харриса, у людей в действительности не так много инструментов контроля над соцмедиа. 

Все, что Facebook знает обо мне, может использоваться для убеждения в будущем. И это очень мощный инструмент: соцсеть будет знать, что убеждает меня лучше всего, поскольку уже пользовалась этими трюками ранее.

Инструменты убеждения могут становиться еще могущественнее в руках рекламодателей: сообщается, что Facebook позволяет некоторым брендам размещаться внутри пользовательских постов и комментариев (без юзернейма) чтобы охватить нужную аудиторию. Однако компания не ответила на запрос о такой практике.

Но Харрис и не дожидается ответа из Facebook. Он и МакНами занимаются пропагандой своих идей чтобы как политики, так и общественность были осведомлены об уровне контроля, которым обладают технологические компании. МакНами говорит, что их первоначальной миссией было «стимулировать диалог» о вменяемой роли интернет-монополий в обществе, а еще сообщает, что они вели ряд переговоров — но не называет конкретных имен. Харрис также надеется заинтересовать сотрудников технологических гигантов. Ранее это уже неоднократно срабатывало, особенно когда люди уходили со своих постов.

Харрис заключает: «Компании ведь не изменятся сами».

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Также подобрали для вас

Загрузить еще

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Поиск

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: