прислать материал
AIN.UA » ГосударствоИтоги года: электронные услуги, основы кибербезопасности и другие законы 2017 года

Итоги года: электронные услуги, основы кибербезопасности и другие законы 2017 года

1115 2

Уходящий 2017-й нельзя однозначно наречь годом успешных реформ, но за последние 12 месяцев народные депутаты смогли принять ряд полезных законов. Еще больше инициатив поступили в Верховную раду, но пока не дошли до сессионного зала. В конце концов не обошлось и без законов, предлагающих сомнительное регулирование.

Редакция AIN.UA составила список законопроектов, касающихся работы украинского бизнеса, которые обсуждались в 2017 году с разной степенью успешности. Редакция также попросили юристов выделить главные инициативы, чтобы подвести законодательные итоги года.

В этом году редакция писала о 19 законопроектах, которые так или иначе касались IT, телекома, бизнеса и рядовых украинцев. Из них Рада приняла 7, а 6 подписал президент. Ожидает подписи еще только проголосованные в декабре изменения в Налоговый кодекс, которые ограничат количество ввозимых без пошлины посылок и отменят НДС при ввозе электрокаров.

Опрошенные AIN.UA юристы называют законодательные инициативы 2017-го скорее позитивными. Правда, как обычно, с толикой «но». «В плане законопроектов этот год проходит под тем же знаком, что и почти все в стране – прогресс есть, но хотелось бы лучше», — считает управляющий партнер «Юскутум» Артем Афян.

При этом, рассматривались и откровенно опасные нормы. «Анализ последних законодательных инициатив в телеком-сфере – это как джазовые вариации на тему кибербезопасности и сетевой идентификации. Тут есть и санкционные блокировки сайтов, и предоставление полномочий прокурору или следователю (при согласовании с прокурором) даже без определения следственного судьи блокировать доступ к опасным ресурсам, и создание реестра запрещенных сайтов, и блокировка ecommerce-сайтов в случае отсутствия идентификации продавца», — перечисляет юрист Arzinger Катерина Олейник. Но эти инициативы сессионный зал все-таки не прошли. Зато хватило голосов на ряд полезных и не очень норм.

Сеансы электронного доверия

Голосование за закон «Об электронных доверительных услугах»

Все уверенно называют победой этого года закон №4685 об «Электронных доверительных услугах». Ему пришлось пройти долгий путь — первый текст попал в Раду еще в мае прошлого года, а приняли его только этой осенью. Но процесс еще не закончился — закон вступит в силу в ноябре 2018 года.

Тем не менее, это «одна из важнейших инициатив в принципе, а не только в IТ. Думаю, что в следующие годы она раскроет свой потенциал и даст сильнейший толчок в развитии бизнеса», — уверен Афян.

Один из авторов закона, глава комитета Верховной рады по вопросам информатизации и связи, Александр Данченко утверждает, что инициатива «заложила фундамент формированию единой государственной стратегии и IТ-платформы для работы цифровых сервисов» в Украине.

Закон раскрывает для украинцев потенциал электронной цифровой подписи, которая полностью заменяет росчерк ручкой. Благодаря тому, что код нашей ЭЦП стал идентичен европейскому, можно оформлять документы для обучения и совершать различные сделки не покидая страну.

Тоже касается и услуг на внутреннем рынке. Пока далеко не все из них переведены в онлайн. Но Данченко уверен, что в дальнейшем переоформлять недвижимость, получать права, вставать на учет в поликлинику и даже оформить договор с интернет-провайдером, чтобы все это сделать, можно будет не выходить из дома.

Александр Данченко радуется только что принятому закону

В Arzinger называют новое регулирование важным, поскольку оно:

  • создает платформу для развития электронного правительства, ряда государственных цифровых услуг и новых электронных сервисов для граждан;
  • поможет в последующем внедрить электронное голосование;
  • способствует уходу от бумажных документов и справок госорганов.

Еще один весомый нюанс — электронные документы, скрепленные ЭЦП, становятся равнозначными бумажным, и их можно использовать в качестве цифровых доказательств в суде. «Во вступивших в силу процессуальных кодексах, по которым будут работать суды Украины, электронным доказательствам отводится важная роль и пристальное внимание», — добавляют в юрфирме.

Закон об «Электронных доверительных услугах» также дал возможность развивать в масштабах страны такие способы идентификации как MobileID и BankID. Они облегчат подтверждение личности граждан онлайн в различных процессах — от голосование за петиции до получения различного рода услуг.

«Мы опоздали с этим законом лет на 10. Но в остальном все отлично», — резюмирует Дмитрий Гадомский, партнер юрфирмы Axon Partners.

В компанию к «Электронным доверительным услугам» приятным бонусом можно отнести закон об использовании юр- и физлицами печатей. Регуляторный акт с номером №4194, принятый в марте, сделал мокрые печати необязательными.

С июля 2017 года, когда закон вступил в силу, документы не могут признаваться недействительными из-за отсутствия печати. Госораганам вообще запрещено требовать их наличия. Если чиновники на такое пойдут — их ждет штраф от 850 до 1700 грн.

«Не то, чтобы раньше было сложно сделать печать, но теперь и этого делать не надо», — отмечает юрист фирмы GORO legal Илона Кузина.

МаскиШоуСтоп?

«МаскиШоуСтоп» поддержали 312 депутатов

Многие годы одной из главных проблем украинского бизнеса оставались правоохранительные органы. Каждый год СБУ и МВД соревнуются в количестве вынесенных серверов и компьютерной техники. Но последние 12 месяцев оказались относительно спокойными. Вероятней всего, если правоохранители и приходили к IT-компаниям, то последние предпочитали инциденты огласке не предавать.

Но от обысков в Украине бизнес страдает не зависимо от индустрии. По данным Минюста за первое полугодие 2017-го зарегистрировано почти 60 000 обысков. При этом, их количество растет третий год подряд. В Кабмине решили бороться с пагубной тенденцией законодательными методами. Впрочем, не первый раз.

8 ноября правительство представило законопроект №7275, а уже через неделю за него отдали голоса 312 депутатов. Инициатива так ограничила действия правоохранителей при обысках:

  • Доказательства, полученные в ходе обыска, куда не пустили адвоката — не признаются.
  • Запрещается изъятие оригиналов финансовых документов, компьютерной техники, серверов, мобильных телефонов предпринимателей.
  • Обыск фиксируется на видео.
  • Доказательства, полученные в ходе обыска, не зафиксированного на видео — не признаются.
  • Создается комиссия, которая будет проверять нарушения, допущенные правоохранителями при обысках.

Владимир Гройсман радуется только что принятому закону

«Адвокаты, практикующие в сфере уголовного права, единогласно оценивают закон, как «качественный и важный», — отмечает юрист GORO Legal. Но не все так однозначны.

«Закон был представлен общественности как инструмент для борьбы с незаконными обысками и изъятием компьютерной техники. Но в законе об этом было написано настолько аккуратно, чтобы никого не обидеть, что было ясно – закон работать не будет», — утверждает партнер Axon Partners.

В Интернет Ассоциации Украины, некоторые участники которой прошли через обыски, обратили внимание на изменений к ст. 168 УПК: «Запрещается временное изъятие электронных информационных систем… , кроме случаев, когда их предоставление вместе с информацией, которая на них содержится, является необходимым условием экспертного исследования». В ИнАУ отметили, что при обысках изъятие серверов как раз и объясняют чаще всего «необходимостью провести исследование».

СБУ поспешила подтвердить сомнения ИнАУ. «Через две недели после подписания президентом случился обыск у Forklog и забрали не только ноутбуки, а и мониторы», — жалуется Дмитрий Гадомский, который представляет интересы Forklog.

«Хотя, в целом, это смягчение ударов не реформированной правоохранительной системы по бизнесам. Без глобальных реформ серьезного сдвига в этом вопросе не будет», — уверен партнер «Юскутум».

Самые основы кибербезопасности

Депутаты за кибербезопасность

Кому как не Украине знать о важности кибербезопасности. Осознали ее, кажется, и депутаты. В начале октября они наконец проголосовали за закон №2126а «Об основах обеспечения кибербезопасности Украины». Впервые его внесли в парламент еще в июне 2015 года, после чего отзывали, дорабатывали и правили.  

«Закон, хоть и имеет ряд недочетов, все же важен для формирования базовых принципов защиты от киберугроз. Он выделяет критические объекты и формирует пул сертифицированных специалистов, которые будут проводить соответствующий аудит предприятий.

Пока инициатива слаба в части вопросов ответственности за невыполнение требований. Хотя в законе дан перечень основных групп объектов критической инфраструктуры, вопросы квалификации отнесения к таким объектам, требований к их аудиту, сертификации аудиторов, вынесены на уровень отдельного подзаконного акта, которого пока нет», — описывает новый закон Катерина Олейник из Arzinger. Возможно, депутаты успеют проголосовать за недостающие акты до вступление закона о кибербезопаности в силу в мае 2018 года.

«Этот закон также запоздал на лет 10. И он устанавливает только общие принципы кибербезопасности: пока что киберармию не создали, и IТ-спецов вместо службы в армии в кибервойска не направляют», — указывает Гадомский.

Александр Данченко радуется и этому закону

«Основы» для кибербезопасности, все же, нужны. Но с их развитием и реализацией депутатам и правительству стоит поспешить. При этом, спешить стоит аккуратно, чтобы ненароком, якобы для защиты страны, не создать реестр запрещенных сайтов и дать право правоохранителям блокировать сайты без решения суда. Именно такие меры были в законопроекте #6688, который депутаты внесли в Раду после эпидемии NotPetya. Но его так и не включили в повестку дня.  

А пока безопасности госорганам и даже объектам критической инфраструктуры в киберпространстве катастрофически не хватает. А как утверждают эксперты, враги Украины уже готовят новые атаки, последствия которых могут быть еще серьезней событий этого года.

Защищай кино, блокируй сайты

«270 — «За». Рішення прийнято!»

Еще один законопроект, с которым Рада носилась минимум два года и все-таки приняла, — «О защите кинематографии». Он даже пережил вето президента, был доработан и все-таки вступил в силу в апреле 2017 года. Казалось бы, что плохого в защите кино? Но в интернете государство решило воевать за него с пиратами весьма неприятными методами.

Дело в том, что последние годы Украина не покидает список Priority Watch List Специального отчета 301 Офиса торгового представителя США (USTR) как страна с процветающим пиратством. Чтобы бороться с флибустьерским имиджем, депутаты с помощью закона дали правоохранителям инструменты для борьбы с пиратами.

«Благодаря этому закону в украинском правовом поле появилась процедура досудебной блокировки сайтов, установили ответственность интернет-посредников за распространение нелегального контента и ввели уголовную ответственность за финансирование интернет-пиратства», — описывает новомодные украинские меры защиты кино Катерина Олейник.

«Правообладатели очень давно пытались протащить изменения в законодательство об авторском праве, чтобы урегулировать нарушения в интернете. На моей памяти это уже пятый законопроект. Не считая откровенно слабых документов, которые даже в Раду не подавались. Закон о кинематографии самый вменяемый из всех, которые я видел. Ну и после принятия закона в интернете не случилось никакого апокалипсиса», — считает Гадомский из Axon Partners.

Спикер Андрей Парубий демонстрирует объемы поддержки украинского кино

Процедура досудебной блокировки действительно не обрела широкого применения, «но заслуживает отдельного внимания и изучения», все-таки отмечает Олейник. Юристы этой фирмы считают, что, «если учесть активную деятельность правоохранителей по статьям УК о нарушениях в сфере телекоммуникаций в связке с другими статьями кодекса, особенно касательно безопасности и финансирования терроризма, то можно спрогнозировать, что в скором времени и данная статья найдет свое фактическое применение».

«Закон о поддержке кинематографии – хорошая для кино инициатива, благодаря которой ожил украинский кинематограф. Но совершенно бесплодная в плане борьбы с пиратством. Рынок Украины постепенно изживает пиратство развитием сервисов, а не полицейскими методами или блокировками», — уверен Афян.

Его слова, фактически, уже подтвердили американские правообладатели. В отчете Офиса торгового представителя США за 2017 Украина по-прежнему находится в Priority Watch List, как один из главных оплотов пиратства. Не спасли ни закон, ни закрытие FS.TO и EX.UA, ни новый закон.

Криптохайп

В 2017 году произошло событие, которое заставило почти всех людей, которые знают что такое биткоин, задаваться тяжкими вопросами о том, почему его не купили раньше. В первый день 2017 года главная криптовалюта достигла стоимости в $1000 за монету, а почти через года — 17 декабря коснулся отметки в $20 000.

Депутаты не смогли пройти мимо криптобума, о котором после регулярных сюжетов в вечерних новостях, заговорили широкие слои их избирателей. В октябре в Раду внесли сразу три законопроекта, призванных урегулировать сферу криптовалют. И все юристы называют очень сырыми.

Комитет Верховной рады по вопросам финансовой политики во главе с Сергеем Рыбалкой обсуждает законопроект о криптовалюте

«Можно сформулировать две точки зрения на скорость разработки таких законопроектов и, соответственно, их качество: «давайте примем хоть что-то, потом доработаем», «лучше подождать, чем навредить», — считает Кузина из GORO Legal. К первым она относит законопроекты #7246 Сергея Рыбалки из Радикальной партии и #7183 группы депутатов из «Народного фронта» и БПП. Оба имеют целый ряд отсылочных норм. Еще один законопроект Рыбалки — #7183-1 «О стимулировании рынка криптовалют и их производных в Украине» юрист называет более существенным, но тоже требующим доработки.

Коллеги Кузиной из «Юскутум» и Axon Partners более радикальны (но не настолько, как Радикальная партия, конечно).

«Законы о криптовалюте – хайп, выраженный в форме документа. К большому сожалению, очень сырые проекты, которые больше тормозят процесс нормального определения статуса крипты, чем помогают. Инициативы хороши, чтобы лишний раз напомнить украинцам, что наш парламент для многих депутатов все еще больше трибуна для пиара, чем для реальной работы», — считает Афян.

Пиаром для авторов называет законопроекты и Гадомский. «Глупо пытаться урегулировать то, что (а) не до конца понимаешь и (б) не можешь контролировать […] И это перемога, что их (законопроекты — ред.) не приняли. Сюда же, к перемоге, однозначно относится позиция НБУ и других финансовых регуляторов, которые наконец объяснили всем, чем криптовалюта не является. Такого правового вакуума криптобизнесу хватит для развития на ближайший год. Правда, государству скорее всего не видать поступлений от налогов», — резюмирует партнер Axon Partners.

Шажки вперед

Помимо таких крупных и обсуждаемых законопроектов был еще ряд более мелких, но приятных инициатив. Депутаты наконец дали серьезные преференции для электрокаров, отменив уплату НДС и акциза при ввозе. Правда благодарить за это стоит премьер-министра, который с голоса внес правку в последний момент. Законопроект нужно подписать президенту и его еще могут доработать.

Депутаты голосуют за поправки в Налоговый кодекс. На часа 21:46 и впереди еще принятие самого бюджета

Еще в январе 2017 года Рада поддержала законопроект №4121, который позволил реализовать систему единого электронного билета в общественном транспорте. Первая такая система уже заработала в Харькове, хоть и столкнулась с некоторым сопротивлением.

Очень продуктивным на позитивные регуляторные инициативы оказался год у Нацбанка. Финрегулятор во многом смягчил валютное регулирование и другие ограничения, дав возможность:

  • распоряжаться полученными за рубежом средствами без индивидуальных лицензий НБУ;
  • в течение года перечислять за границу валюту на общую сумму до $50 000 при получении электронных лицензий вместо бумажных;
  • юрлицам — продавать 50% валютной выручки вместо 65%, а физлицам покупать валюту на сумму до 150 000 вместо 12 000;
  • открывать счета и вклады в банке в электронной форме;
  • выводить больше дивидендов иностранным инвесторам;
  • резидентам ввозить наличность на сумму больше 10 000 евро без подтверждающих документов.

Кроме того, финрегулятор написал новый закон «О валюте». Основной принцип, по которому будет работать новое законодательство — «свобода проведения валютных операций по принципу «разрешено все, что прямо не запрещено». Это означает, что любые валютные операции между резидентами и нерезидентами в иностранной и национальной валюте смогут проводиться без ограничений. Но пока документ еще не попал в Верховную раду.

Закономерные итоги

Главным законодательным итогом 2017-го можно назвать то, что несмотря на иногда пробивающееся желание, депутаты почти не приняли вредительских законопроектов. Хотя норма о блокировке сайтов в законе о кинематографии еще может сыграть с интернетом злую шутку.

Ряд законов должен хорошо повлиять на электронную и реальную жизнь украинцев и бизнеса. Или, по крайней мере, имеет такие шансы в будущем. Но темп реформ оставляет желать лучшего. Народные избранники, как ни стараются, за развитием реального мира не поспевают.

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Также подобрали для вас

загрузить еще

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

2 комментария

по хронологии
по рейтингу сначала новые по хронологии
Yuriy Hlopko

спасибо за хорошую статью 🙂

id400679628

Пускай анус себе заблокируют. Нет ничего лучше, благороднее и веселее пиратства!

Поиск

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: