прислать материал
AIN.UA » Лучшее, Сообщество«300 000 грн не хватило бы и на 150 кв. м. Но я упрямая». Как Марина Батуринец строила Bazilik

«300 000 грн не хватило бы и на 150 кв. м. Но я упрямая». Как Марина Батуринец строила Bazilik

8127 0

Bazilik – это школа коммуникаций, на счету которой более 2000 выпускников. А начиналась она с SMM-курса Марины Батуринец в свободное от основной работы время. В интервью AIN.UA Марина рассказала о том, как хобби превратилось в бизнес и основную занятость, можно ли построить школу на 300 000 грн и откуда взять мотивацию, если у тебя три недели не было выходных.

Как развивалась твоя карьера до того, как пришла идея сделать Bazilik?

По образованию я юрист и пять лет проучилась на юридическом. Поначалу работала по специальности, но в какой-то момент мне стало скучно, и я начала смотреть в сторону журналистики.

Был 2010 год. Тогда на рынке не было много запросов на ведение социальных сетей. Глобальные компании в Украине уже велись, но вели их в основном агентства.

Со временем я начала вести рабочую страницу для сайта, на котором работала журналистом и фотографом. Тогда начал зарождаться социальный менеджмент, а раскручивались в основном во «ВКонтакте». И я начала в это углубляться, стала SMM-менеджером – так и проработала пять лет на разные компании. Последней моей работой был арт-завод «Платформа». Я вела все социальные сети арт-завода, фестиваля “Уличная еда”, коворкинга «Платформа».

Откуда тогда вообще брались SMMщики? Как они появились, откуда брали информацию, понимание, что надо делать в социальных сетях?

Я читала все, что могла нагуглить. Изредка были какие-то встречи, но там обычно рассказывали про кейсы – когда человек что-то сделал для своей компании и что из этого получилось. Никто целенаправленно SMMщиков не готовил – все развивалось как-то по наитию. Специалистов почти не было и бренды готовы были брать человека, который может просто учиться в процессе работы, что-то пробовать. На тот момент уже были digital-кампании, но социальные сети еще не были основным источником получения трафика и заказов.

В 2014 году случился бум украинского предпринимательства – именно малого и среднего бизнеса, у которого как правило нету большого количества денег. С бюджетом в $100-200 в digital-агентство не пойдешь, поэтому предприниматели искали специалистов на фриланс либо в офис и готовы были платить им до 10 000 грн/мес. На то время – приличная зарплата для начинающего маркетолога. Это дало сильный толчок для развития SMM-специалистов, которые помогали малому бизнесу развиваться в условно бесплатных каналах, таких как социальные сети.

К тому моменту у меня накопилось много запросов от людей, которые хотели, чтобы я поработала с их компаниями, а еще тех, кто просил научить это делать. И я решила, что надо создать некую площадку, где те, кто умеют, могут учить тех, кто хочет научиться.

С чего начинался Bazilik?  

Первый год Bazilik находился в режиме пет-проекта в свободное от основной работы время. На «Платформе» у нас всегда был сезон отпусков с декабря по февраль, потому что это открытая площадка, и все активности проходят весной и летом. А зимой нас отпускали отдыхать. Я решила, что это отличный момент попробовать провести первый курс.

Я не думала тогда, что из этого получится что-то большое и классное. Мне казалось, что на работе у меня все и так круто – есть коворкинг, в котором можно провести занятия, и, возможно, раз в сезон я буду собирать знакомых, которые работают в моей сфере, чтобы делиться опытом и знаниями.

Но я стараюсь быть перфекционистом и к организации первого курса подошла серьезно. Я не объявляла дату до конца декабря 2015 года только потому, что не могла придумать нейминг, который меня бы устраивал. Я заказала дизайнеру логотип, но мне не нравились предложенные варианты. Я думала: “Нет, это не про мою школу, и мне это не подходит!”.

А кстати, почему Bazilik?

Сейчас я понимаю, что сделала очень классный нейминг 🙂 Я думала над ним месяц, читала книги о том, как великие люди называли свои компании, тот же Стив Джобс. Даже ездила в Карпаты вдохновиться. Я понимала, что не хочу быть очередной «школой», потому что была уже “Свободная школа”, “Высшая школа”, и если бы мы назвались “Маркетинговой школой”, нас бы начали путать, чего мне очень не хотелось.

Однажды я мыла на кухне посуду и поняла, что не могу запустить курс без названия. Я позвонила подруге и говорю: «Слушай, я не знаю как назвать школу». Она ответила: «Что сейчас рядом с тобой?» У меня возле мойки росла мята и базилик. «Ну вот и назови Bazilik!»

Так и получилось.

Без критики конечно не обошлось, были даже комментарии в стиле «хахаха, вот это вы огородники». Нельзя нравиться всем. Но я готова отвечать за Bazilik, я даже набила его у себя на руке. Зато нас тяжело с кем-то спутать и сложно забыть. У школы получился запоминающийся нейминг.

Как Bazilik из хобби превратился в бизнес: откуда стартовый капитал, как искала помещение, запускала первый поток?

Изначально наш стартовый капитал составлял всего лишь 36 000 гривен: мне нужно было заплатить дизайнеру за логотип и лендинг, оплатить хостинг, запустить минимальную рекламу на Facebook и арендовать зал. К концу первого года жизни школы я поняла, что она мне стала ближе и дороже, чем работа на кого-то. Я приняла решение, что Bazilik становится основной работой, начала искать для него помещение. И там уже были совсем другие суммы.

Инвесторов у меня не было, поэтому на помещение я потратила все свои сбережения – около 300 000 грн, которые я скопила за всю свою жизнь. В принципе, для образовательного проекта помещение – не самое главное, потому что в Киеве достаточно много хабов, коворкингов, залов, которые можно снимать в аренду. Но для меня очень важная была атмосфера, которую можно и нужно передавать через локацию.

Мы искали помещение в 150 квадратов, но мне ничего не нравилось. В итоге я попала на одну стройку и поняла, что это оно! Правда, аж на 350 квадратов.

Мне тогда сказали, что у меня не хватит денег – 300 000 грн не хватило бы и на 150 квадратов. Но я упрямая.

Когда мы начали ремонт, постоянно возникали моменты, когда нехватка денег ставила все под вопрос. Например, мне звонили и говорили, что нужно срочно привезти деньги, чтоб закупить и положить плитку на пол – иначе ремонт остановится. При этом часть денег на него мы привлекали, благодаря уже имеющейся у Bazilik репутации – продавая курсы заранее. Я понимала, что 21 февраля сюда придут как минимум 50 человек и у них должно начаться обучение, поэтому остановка ремонта для меня была недопустима.

Это очень сильно стимулировало каждый день упорно работать. Я брала клиентов, вела их проекты, консультировала, проводила лекции. И находила нужные деньги.

Как ты успевала работать, строить школу и вообще жить?

Я планировала сделать ремонт за три месяца. Все смеялись и говорили, что невозможно за такой срок отремонтировать 350 квадратов. Вплоть до последних дней ремонта мы понимали, что это еще не готовое помещение – его даже нельзя было сфотографировать, чтобы сказать: «Смотрите, мы уже почти достроились!». Но у нас все получилось – мы открыли двери школы в срок.

У меня был человек, который контролировал стройку – ездил туда каждый день. А я ездила через день. Основное свое время я тратила на работу: нужно было проконтролировать все, что происходит у клиентов, подготовить тексты, запустить кампании, составить отчеты – потому что это был основной трафик денег на стройку.

В какой-то момент количество клиентов, которых я одновременно вела, дошло до 20. Вот тогда я начала взрываться.

В мае прошлого года я ушла в отпуск, потому что мне его подарили. Уехала с друзьями в небольшой тур по Европе. А в сентябре у меня появился партнер Алексей Иванов, и когда мы поняли, как все будет двигаться дальше, он попросил меня отдохнуть. Тогда я уехала в Скандинавию.

Я всегда была таким человеком: мне лучше две недели поработать без выходных, а потом на три дня свалить на море или в горы, чем с понедельника по пятницу жить по графику.

Вот и сейчас я уже 11 дней работаю и смотрю, как бы мне втиснуть в свой график поездку в Карпаты.

Как привлекали первых учеников, искали преподавателей, строили процессы?

Я всегда работала с теми клиентами, про которых мне не стыдно рассказать. Не было такого, что вот это я делаю по любви, а это за деньги. Про каждую свою работу я рассказывала у себя на странице, каждую победу описывала в Facebook. И когда я создавала школу, вся моя «фейсбучная» аудитория знала, чем я занимаюсь – каждый для себя мог определить, специалист я или нет.

Школа началась с моего поста в Facebook 30 или 31 декабря: «Дорогой, Дедушка Мороз! В следующем году я хочу, чтобы у меня появился Bazilik!». Я не указала ни одного лектора, ни программу, только оставила ссылку на страничку школы. На ней тогда был только логотип и cover, на котором было написано «comming soon». За неделю мы получили 500 лайков, а за месяц – более тысячи.

С этого же поста ко мне в личку пришел Женя Зингерман, который сейчас один из наших кураторов и один из основных лекторов школы, и написал: «Блин, классно! Я бы тоже хотел поучаствовать!». Мы с ним встретились, он мне показал свою программу, и мы начали вместе работать.

Изначально я хотела сделать образовательную программу на четыре дня для 50 человек. Но как только мы запустили набор, сразу пришло 100 человек – нам пришлось сделать дубль этого занятия.

Со стороны учеников было большое доверие ко мне и к лекторам. Что касается преподавателей, некоторые приходили в личку, кого-то я звала. Когда мы только начинали, я спрашивала у своих подписчиков и знакомых: за кем вы следите, кто вам нравится в соцсетях как специалист. Если наши мнения совпадали, я знакомилась с этими людьми и предлагала сотрудничать.

Какие курсы и программы вы сегодня предлагаете?

Так как я была SMM-менеджером, школа началась с лекций о социальных сетях – это было мне близко. Я всегда хотела сделать программу так, чтобы, если что, могла выйти и обо всем рассказать сама – мне было важно, чтобы я разбиралась в каждом нюансе, в каждой детали того, о чем говорю.

Сейчас мы выросли и расширились, стали школой коммуникаций и у нас появились темы, в которых я не специалист. Эти темы читают лекторы, которые в них разбираются намного лучше меня, и главное – они практики с реальными кейсами.

На сегодня у школы есть три вида образовательных программ. Во-первых, длительные курсы, их пять:

  • копирайтинг;
  • PR;
  • интерактивные коммуникации;
  • контент-маркетинг;
  • креативное мышление.

Скоро мы закончим шестой курс, он будет посвящен созданию контента. Там будет и фото (не только мобильная фотография), и видео. Пока не хочу раскрывать все карты, но выходит очень практический курс для всех, кто хочет создавать визуальный контент для брендов.

Еще у нас есть интенсивы, в основном однодневные (6-10 часов), но есть и двухдневные, и четырехдневные. Они для специалистов, которые уже работают в этой сфере и не нуждаются в длительных курсах, и для владельцев бизнеса. У бизнеса нет времени на то, чтобы тратить несколько месяцев и вникать в специальность – достаточно потратить день, чтобы понять, как нанять хорошего специалиста и правильно с ним работать: бриф, KPI, правильные задачи и цели.

Третий блок – это лекции, воркшопы. А еще встречи с интересными людьми: если мы видим интересного человека для наших студентов, приглашаем его прочитать лекцию. За короткий промежуток времени в 2-3 часа нельзя глубоко изучить тему, но каждый может подготовить определенные вопросы, которые он хочет задать конкретно этому специалисту.

Сколько стоят курсы? По сколько человек в группах?

Курсы стоят в районе 15 000 грн. Длительность от 6 до 10 недель. Есть возможность оплаты курсов частями, потому что мы понимаем, кто наша целевая аудитория, где она работает, сколько зарабатывает. Не все откладывают деньги на обучение, поэтому 5000 грн/мес – это более чем доступно.

На курсы копирайтинга мы набираем 20 человек – максимум 25. Там своя специфика: у каждого студента есть домашние задания, которые проверяет куратор курса Аня Лисовская. И на них студенты получают правки – не один раз, а до тех пор, пока человек не сделает текст хорошо. Понятно, что куратору тяжело обрабатывать более 20 работ в день, чтобы дать хороший фидбек.

На остальные курсы набор составляет до 30 человек. На курсе интерактивных коммуникаций студенты работают над одним проектом: получается 5-6 команд, которые между собой соревнуются, кто сделает самую классную курсовую.

По сути к нам приходят владельцы бизнеса, рассказывают о своих проблемах, и в течение курса учатся их решать.

Сколько всего студентов обучил Bazilik?

В декабре количество наших студентов перевалило за 2000 человек.

Когда в Bazilik пришел Алексей Иванов, он привлек еще своих лекторов и мы запустили новые программы, которые, в основном, ориентированные на владельцев бизнесов и топ-менеджмент (Brand PR, Branding). Я же в основном работаю над программами для менеджеров.

Таким образом мы сильно расширили программу: в мае у нас будет 6 длинных курсов, более 20 интенсивов, плюс лекции.

Если в прошлом году к нам приходило 200 человек в месяц, то сейчас – 300 человек в неделю.

Когда Bazilik начал приносить деньги достаточные, чтобы ты могла отказаться от внештатной работы?

Надо понимать, что школа – это не самый стабильный бизнес. Есть месяцы, когда мы можем заработать денег и отложить и покрыть расходы в такие месяцы, как декабрь, когда все сдают годовые отчеты, уезжают отдыхать.

Почти каждый месяц мы в какой-то прибыли, но два раза в год уходим в минус и два раза в год – в ноль.

В этом году я отказалась от других проектов, чтобы все свое время посвятить развитию школы. Потому что в первый год она была каким-то неприкаянным ребенком, во второй год – очень бедным. Я много работала для других компаний, и от этого страдал Bazilik. Сейчас школе хочется дать хороший маркетинг, напрячься и сделать хорошие показатели школы до конца года.

Какие у вас основные статьи расходов?

Самая большая – конечно, аренда и зарплаты для сотрудников. У нас небольшая команда, но почти все – головы. Два партнера, два администратора, один человек, который занимается продажами, один финансист, один дизайнер. Мой партнер Алексей Иванов – владелец брендингового агентства «Тень», а значит мы можем задействовать ресурсы «Тени» для решения стратегических вопросов.

Много тратим на маркетинг. Бюджет может от месяца к месяцу сильно колебаться, иногда доходит до цифр с 4-5 нулями.

Bazilik зарегистрирован как учебное заведение или это вам не нужно? Сможете ли вы конкурировать с государственными учреждениями?

Мы не ставили себе цель конкурировать с государственными учреждениями. Вместо сбора документов и прохождения проверок я предпочитаю тратить время на проработку качественных программ. Репутация – ключевой фактор при выборе образовательного учреждения сегодня. Поэтому, несмотря на то, что на дипломе Bazilikа нет госномера – для владельцев бизнеса он является аргументом при выборе специалиста.

Однажды кто-то из наших выпускников поделился интересным наблюдением: она написала, что закончила Bazillik и ее сразу позвали на собеседование. Или когда человек, выйдя из Bazilik, через месяц-два пишет: «Спасибо! Я нашел работу по новой специальности». Мне этого достаточно.

Какие планы на будущее?

В конце прошлого года мы обновили бренд-стратегию, разработкой занималась команда «Тени». Теперь нужно воплощать те стратегии, которые мы написали. Мы также дописываем новый длинный курс. Школа сильно выросла и количество задач увеличились, нагрузка растет, поэтому мы расширили команду. А еще у меня есть мечта взять еще одно помещение – хочу в этом году приблизиться к этой цели. 

К нам приезжают ребята их других городов и даже стран: Англии, Германии, Польши, и потом просят нас приехать к ним – провести курс. В конце марта мы впервые поедем в Одессу. Она ближе всего, там много наших студентов, даже есть лекторы из Одессы. И недавно я анонсировала там наш первый курс за пределами Киева.

Часто зовут во Львов, но я честно говорю, что мы не готовы учить украиноязычную аудиторию.

Если мы сейчас переведем на украинский язык наши программы – ушам будет больно, а ехать с русскоязычной программой во Львов я себе позволить не могу. Не потому что боюсь критики, а потому что у меня есть уважение к языку.

Как только мы сможем читать лекции на украинском красиво и не запинаясь, без русизмов – мы поедем во Львов.

Нас также часто спрашивают про запуск онлайн-курсов. Но я не хочу просто посадить лектора перед камерой, записать видео и его продать. Для нас важно, чтобы знания, которые студент получает в школе, были применимы. Мы всегда собираем фидбек о пользе каждого курса – для этого у нас есть анонимные анкеты. И я не до конца понимаю, насколько будет полезна в реальной работе какая-то запись, которую человек покупает в интернете. На офлайн-курсах ты можешь пообщаться с лекторами во время перерывов, если чего-то не понял – в онлайне этого нет.

Конечно, есть разные форматы, и мы не закрываем эту возможность. Много наших студентов, которые уехали жить за границу, пишут, что хотят пройти тот или иной курс онлайн. Пока мы это откладываем.

У тебя никогда не было момента, когда ты хотела все бросить и вернуться работать на кого-то?

Нет. Наоборот, бывают моменты, когда я думаю, что могла сделать намного больше. Если много работать, развивать школу, то я смогу еще детям это передать. Поэтому мне не хочется останавливаться.

Я на своем месте, мне комфортно. Я продолжаю заниматься маркетингом, но уже не для кого-то, а для своей компании – продвигаю собственное дело. У меня развязаны руки, я могу реализовать любую творческую идею.

Когда человек работает с образованием, сферой услуг, отзывы – это огромный стимул. После каждой лекции у нас минимум пять отзывов. Часто нам пишут, что Bazilik изменил их жизнь, благодарят в Facebook. Пять минут такого чтения – и появляются силы, которых с лихвой хватает на то, чтобы двигаться дальше.

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Поиск

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: