EN

Чем обернулась блокировка Telegram в Иране для бизнеса, правительства и населения

9016
1

Издание Wired описало, как Иран обживается в новой реальности — спустя семь недель после блокировки мессенджера Telegram. В стране, где заблокированы большинство популярных сервисов, он за последние годы стал очень популярен: не только для переписки, но и для ведения бизнеса. Общее количество иранских пользователей достигло 40 млн или половины населения исламской республики. Редакция AIN.UA приводит материал о последствиях блокировки.

Выводы издания сформированы на основе отчета Центра борьбы за права человека. Его авторы указывают, что блокировка препятствовала свободе слова, заставила политические кампании опираться на контролируемые государством медиа, ограничила журналистов и активистов, урезала международные контакты и подорвала деятельность предприятий, развивавшихся при помощи Telegram. 

Например, 42-летний комьюнити-менеджер Фарид рассказывает, что 90% коммуникации с клиентами проходит в Telegram. Через мессенджер координируют вечеринки, свадьбы, похороны. Фотограф Амид находит новые заказы и продает работы через Telegram, тем же занимается его друг-музыкант. Представители иранской киноиндустрии покупают рекламу на площадке.

По состоянию на сентябрь 2017 года на Иран приходилось 580 000 публичных каналов, 16 из которых имели аудиторию больше миллиона. Сервис «занимал» от 40% до 60% трафика в сети государства. 

Отмечается, что многие иранцы продолжили им пользоваться при помощи VPN-инструментов, которые и раньше были в ходу. Но государство тоже развивает механизмы блокировок. Директор иранского подразделения Центра борьбы за права человека Одим Мемариан комментирует:

Единственным «нефильтрованным» каналом общения был Telegram. Для многих иранцев интернет это Telegram, а Telegram — как интернет. Это было похоже на огромную дыру в стене государственной цензуры, так что наши предположения были таковы: рано или поздно дыру заблокируют.

Недовольство Telegram среди консервативной части иранского правительства нарастало долгое время. Мессенджер обвиняли в поддержке уличных беспорядков и содействии протестных режиму действий. На фоне этого Telegram также пережил краткосрочную блокировку, в декабре 2017 года, когда по стране прошли уличные протесты, спровоцированные коррупцией и безработицей.

Новую, долгосрочную блокироку, на сервис наложила судебная власть, а не государственный департамент по надзору за технологической сферой и цензурной политикой. Президент Ирана Хассан Рухани даже раскритиковал решение о запрете сервиса.

Но оно все равно вступило в силу — и мгновенно ударило не только по жителям, но и по самому государственному аппарату. Анонимный госслужащий, которого интервьюировали для материала, рассказал Wired:

Электронная почта не очень широко используются. С Telegram она вообще оказалась не нужна. Мы отправляли файлы, отчеты, письма и вели офисную коммуникацию через Telegram. Когда его заблокировали в январе, это создало серьезные проблемы. Иногда министерские подразделения не могли обменяться письмами из-за проблем с установкой инструментов для обхода.

Исследователи отмечают — бан не удался на все 100%. Богатые и образованные граждане, имеющие доступ к инструментам обхода, не покинули сервис. Большего успеха удалось добиться в отношении «бесправных групп» — но именно они составляли ядро декабрьских протестов. Тем не менее, обнаружился и неожиданный эффект, который не предусмотрело правительств. Wired вновь приводит слова Омида Мемариана:

До блокировки Telegram, люди, которые ощущали недостаток свободы слова, были из образованного среднего класса — это сравнительно небольшая группа. Но теперь, впервые, что-то заблокировали для 40 млн пользователей, так что люди, не имевшие представления о потере онлайн-свободы, почувствовали это. Правительство заплатило высокую цену, потеряв доверие граждан, которые его поддерживали.

Wired отмечают, что хотя запрет и не вытравил Telegram из Ирана, быстрота принятого решения и единогласная реакция правительства не дают поводов для оптимизма. Власть в Иране, которую принято считать умеренной, настроена решительно и не собирается сдавать позиции. И это, как рассказал журналу активист Центра борьбы за права человека, еще одно доказательство, что умеренное восприятие местного правительства — ошибочно.

Оставить комментарий

Комментарии | 1

  • Дія City
  • Истории компаний
  • Расследования AIN.UA
  • Спецпроекты
  • Безопасность номера
  • Безпека гаманця
Реклама на AIN.UA

Поиск