AIN.UA » Бизнес30 госреестров и 650 000 пользователей — большая история «Опендатабот»
EN

30 госреестров и 650 000 пользователей — большая история «Опендатабот»

2958

Когда в июне 2015 года Telegram дал любому разработчику возможность через API создавать ботов, сложно было предсказать, что вскоре эту возможность скопируют все ведущие мессенджеры, а Telegram-ботов будут использовать во всех сферах жизни: от заказа пиццы и оплаты счетов до юридической консультации. Алексей Иванкин и Андрей Хорсев, сооснователи днепровской компании 908, одними из первых в Украине заинтересовались ботами: в марте 2016 года опубликовали Telegram-бота «Колю», который умел переводить деньги между украинскими картами. 

В июле того же года другой их бот для защиты бизнеса от рейдеров — «Опендатабот» — победил в конкурсе EGAP Challenge, обойдя 60 конкурентов. Бот, собирающий данные из открытых государственных реестров, со временем обрастал все новыми функциями и превратился в один из самых простых и быстрых способов узнать всю историю юрлица или ФОПа, доступную официально. Сервис сейчас работает в Telegram, Facebook Messenger, Skype, Viber, его используют предприниматели, журналисты, общественные организации и государственные органы. Редакция AIN.UA пообщалась с сооснователями проекта о его истории, развитии, проблемах и планах.  

Как появилась идея

В Украине ежегодно происходит до 400 рейдерских атак. «Опендатабот» изначально задумывался как способ борьбы с ними. Еще в ноябре 2013 года, в разгар конфликта вокруг «Клумбы» инвесторов и соучредителей Хорсева и Иванкина убрали из соучредителей компании «Клумба.УА», внеся изменения в госреестр предпринимателей.

«Мы на своем опыте пережили рейдерский захват, когда у нас украли домен компании. Этот опыт стал основой для запуска OpenDataBot в 2016 году», — рассказывает Хорсев (отметим, что изначально конфликт вывел в публичную плоскость Дмитрий Дубина, основатель «Клумбы», который назвал действия инвесторов «рейдерством»). 

Как объясняет Алексей, в подобных историях о перехвате контроля над компанией важно время: промедление в 3-4 дня позволяет вывести активы из компании. Бот мог бы стать самым быстрым способом сообщить предпринимателю о том, что с его активами что-то происходит. 

«Совпало две вещи: тогда был хайп чат-ботов и все пытались играть в эту тему, плюс в Украине приняли закон об открытых данных и начали открываться реестры. Так открытые данные оказались в чат-ботах», — вспоминает Хорсев. 

Как создавали сервис

«Опендатабот» создали буквально за день — 18 апреля 2016 года Министерство юстиции открыло доступ к реестру субъектов предпринимательской деятельности (ЕГРПОУ). Именно в этот реестр могут вносить изменения при рейдерском захвате бизнеса. Уточним: пользователи могли искать информацию в реестре через сайт и ранее, но с этого дня данные реестра можно было загружать в одном файле с Единого государственного веб-портала открытых данных.  

«Идея создать такой бот возникла у меня спонтанно. Я просто кинул в рабочий чат ссылку: вот дамп реестра, давайте его в бота засунем? Через несколько часов у нас уже была рабочая база данных», — вспоминает Иванкин.

Первую версию бота Алексей написал сам, и месяца 3-4 с момента первого релиза был единственным разработчиком на проекте. На момент запуска бот умел искать компанию в реестре по ее коду и названию. Чтобы обычный пользователь мог посмотреть все данные реестра, ему пришлось бы долго качать объемный файл. «Полдня качать файл и еще полдня ждать, пока Excel его откроет», — шутит Хорсев. Пользоваться данными в таком виде было неудобно. Поэтому разработчики загрузили файл в свое облако, проиндексировали содержимое, а бот OpenDataBot фактически стал пользовательским интерфейсом к нему. 

Как развивался сервис  

Со временем команда проекта разрасталась. «Проект взлетел, оказался важным, нам часто писали люди просто с вопросом: «Чем я могу помочь?». Так у нас в команде появился юрист Никита Подгайный», — рассказывает Хорсев. Позднее Подгайный также соосновал компанию Bot&Partners, которая разрабатывает юридических ботов для Telegram. Она получила инвестиции от «Опендатабот» — 20 000 за 10%.

Команды «Опендатабот» и Bot&Partners

Поначалу основатели пытались привлечь к работе над проектом волонтеров (для примера, по такой схеме частично работал проект iGov по переводу государственных услуг в онлайн). Но такая модель работы не прижилась. «Всегда одна и та же проблема: сегодня человек патриотичен, настроен и мотивирован, а завтра ему надо ребенка из садика забрать и на этом все заканчивается», — объясняет Хорсев.

Через пару месяцев после запуска проект подался на участие в конкурсе IT-проектов в сфере электронной демократии EGAP Challenge, и в июле 2016 года стал одним из его победителей, получил финансирование в размере $12 000. В тот момент к команде присоединилась и специалист по коммуникациям. Сейчас над сервисом работает команда из 10 человек. 

Уже через год сервис работал почти во всех основных мессенджерах, а его аудитория доросла до 50 000 пользователей в месяц:

Сервис сначала просто выполнял поиск по данным, но со временем команда начала делать и структурный анализ данных. Например, с помощью «Опендатабот» основатели случайно обнаружили, что еще в 2012 году потеряли около 60 000 грн. 

«Мы продолжали работать с компанией, которая на тот момент давно задолжала мобильным операторам миллионы, а мы верили их письмам в стиле «ребята, вот-вот заплатим», Если бы в 2012 году OpenDataBot существовал, компанию можно было бы проверить и не нести убытков», — говорит Хорсев.  

В 2017 году сервису удалось повлиять на государственную политику в сфере открытых данных. Еще во время работы над первой версией разработчики удивились, что в реестрах о компаниях не публикуются конечные бенефициары. Совместно с Transparency International они организовали петицию об открытии собственников бизнеса. И в августе 2017 года в стране заработала база данных с информацией о конечных бенефициарных собственниках всех украинских компаний.

В 2018 году основную работу вели с судебными реестрами, это оказалось довольно масштабной задачей: сейчас в базе «Опендатабот» — порядка 80 000 000 судебных решений. В октябре этого же года команда запустила «Бабулю» — умный поиск по судебному реестру, который умеет искать не просто по номеру дела или названию компании, а распознает запросы со сложным синтаксисом, например: 

По запросу (BTC|bitcoin|біткоін|біткоїн|криптовалют)&(шахрайство|шляхом обману|зловживання довірою) система будет искать документы, которые содержат слова «bitcoin» или «біткоін», или «біткоїн», или слова «криптовалют» и «шахрайство».

С какими сложностями сталкивались

По словам Иванкина, самой большой болью проекта стало состояние массивов данных, за которые отвечает государство. «Выйдите на улицу, посмотрите на дороги, инфраструктуру страны и т.д. Состояние информационных систем государства — немногим лучшее. А открытые данные являются производной от этих систем, соответственно, они — в далеко неидеальном состоянии», — объясняет он. 

Как пример своих слов, соавтор сервиса приводит ситуацию с данными компаний в самом первом файле, который можно было выкачать с ЕГРПОУ, как только его открыли. По его словам, в реестре можно было найти две записи про компанию с одним и тем же статусом, но с разными директорами. 

Поэтому уже через год после запуска сервиса сформировали команду, которая занимается проверкой качества данных, которые публикует государство, дает обратную связь тем ведомствам, которые предоставляют данные, мониторит их состояние. По каждому реестру в «Опендатабот» есть информация: что нужно улучшить и почему, к примеру, его пока нельзя использовать. 

По словам основателей сервиса, идея открытия данных нравится не всем отчасти и потому, что, пока реестры закрыты и труднодоступны, на них можно зарабатывать, официально и неофициально.

«Возьмем реестр транспорта. Его опубликовали без серийных VIN-номеров машин. Нам объяснили, что это не нужно. Что бы дала эта информация? Можно было бы посмотреть, сколько перед вами собственников было у машины. 

Сейчас эта информация доступа в государственном «Кабинете водителя», которым за 7 месяцев воспользовались 200 000 раз. При этом только в «Опендатабот» информацию по транспорту искали более 1 500 000 раз за это время. Опубликовав VIN-номера, государство бы нанесло бы удар по всему автомобильному мошенничеству. » — объясняет Иванкин. 

По словам основателей сервиса, ходят разговоры, что сейчас за $10 000 можно провести любую манипуляцию с реестром компаний: поменять список учредителей, даже удалить компанию из реестра. А компания, которой нет в реестре, бессильна что-либо предпринимать в кризисной ситуации: она не сможет обратиться ни в суд, ни к правоохранителям. 

«До сих пор есть условная кнопка «Удалить данные из самого главного реестра страны», хотя такой кнопки не должно существовать ни в какой базе данных. Мы будем серьезно бороться за то, чтобы этой возможности не было», — говорит Хорсев. 

Были и случаи, когда на сервис пытались давить сами владельцы компаний. «Мы получали звонки в стиле: «Мы тут с уголовным делом порешали, пожалуйста, удалите его с нашей странички. Если не уберете — пойдем в суд». Мы в таких случаях объясняли, что данные — открытые, и с ними ничего не сделать», — рассказывает он.  

Как продвигали сервис

Почти с самого момента создания команда «Опендатабот» начала публиковать аналитику на основе открытых данных, которую тут же подхватывали все бизнес-медиа: о темпах закрытых ФОП, о количестве рейдерских атак, о том, каким банкам чаще всего должны украинцы, о количестве украинских компаний, зарегистрированных по одному и тому же адресу, и т.д. Часто идеи для таких публикаций возникают из жизненных ситуаций. 

«Мне ночью может позвонить юрист компании и сказать: «К нам лезут. Мы тут забаррикадировались в бухгалтерии, во дворе люди в масках, что нам делать?». Такие звонки в среднем случаются раз в две недели. Люди в таких ситуациях пытаются найти, кто им поможет, мы, в свою очередь, стараемся привлечь медиа, по пунктам рассказать, что делать при рейдерской атаке, как идти в суды и следить за активами. Поток таких звонков не уменьшается, это означает, что проблема рейдерства остается. Поэтому мы о ней пишем», — рассказывает Иванкин. 

На чем зарабатывают

«Опендатабот» работает в нескольких направлениях: g2c (связь пользователя с государством) и b2b (мониторинг реестров и данные для компаний).

«На родительском собрании ни один директор вам не скажет: «У нас была вчера санэпидемстанция, выявила 35 нарушений и нам очень жаль». А в реестрах это можно самому увидеть. Когда сын ходил в садик, я ввел их название в «Опендатабот» и увидел, что у них санэпидемстанция обнаружила проблемы. От руководства садика я бы никогда об этом не узнал», — Хорсев. 

  • Связь с государством: пользователь дает боту вводные и получает данные из реестра. 
  • Сервис для бизнеса — интеграция его внутренних систем с сервисом. По словам его основателей, любая информационная система предприятия может через API подключиться к облаку OpenDataBot. 

К примеру, у компании есть сотня контрагентов, которым она регулярно что-то выплачивает. У одной из компаний началось уголовное производство (или она потеряла лицензию, или начала процедуру банкротства). Обычно проверка таких данных — дело штатного юриста, который это проверяет вручную. «Опендатабот» автоматически высылает компаниям уведомления о таких изменениях в работе контрагентов. 

Сейчас сервис работает проактивно: не только высылает данные по запросу, а формирует ленту со всеми событиями, которые могут быть важными для бизнеса. «Если ваш партнер обанкротился, очевидно, что вы должны об этом знать как можно раньше, а не на этапе, когда вы ему платежку выслали, а он не оплатил», — объясняет Иванкин. 

Еженедельный мониторинг 5 компаний или ФОП доступен всем пользователям, 10 компаний или ФОП в ежедневной проверке стоят 270 грн в месяц. 

Однако пока что проект не вышел на прибыльность. «Мы фактически являемся ангелами своего же проекта. Потому что уровень технологий и развития OpenDataBot требует все больше ресурсов», — говорит Хорсев. 

«Это — история не только о цифрах, о том, сколько терабайт мы обрабатываем и сколько денег тратим на технологии. Это история о людях. Мне в час ночи может позвонить человек и пожаловаться, что не может выехать из страны, непонятно почему. И мы находим, что у него, оказывается, 13-летней давности взыскание от бывшей жены. В старом реестре есть, в новый не попало», — рассказывает он. 

Результаты работы

Сейчас «Опендатабот» работает с 30 государственными реестрами. У сервиса — около 650 000 пользователей во всех мессенджерах и порядка 500 компаний, которые подключены к нему по API. Он обрабатывает порядка 10 ТБ открытых данных. Около 120 000 украинских компаний находится в мониторинге «Опендатабот» (то есть, по ним люди получают уведомления, если в компании что-то поменялось).

Амбиция создателей проекта: чтобы каждая сделка в Украине проверялась с помощью этого сервиса, и чтобы им пользовался каждый украинец. «Будем развивать сервис, чтобы им пользовался каждый украинец», — говорит Иванкин. 

Команда планирует продолжать работать над открытостью и доступностью данных, поскольку считает, что степень открытости «системно влияет и на людей, и на страну в целом». К примеру, когда открыли реестр алиментщиков, за первые месяцы он уменьшился на 30% — люди стали платить алименты. Подобные сервисы благодаря анализу данных могут указывать государству на проблемы и возможные коррупционные схемы: например, когда в открытом доступе появились данные о проверках по пожарной безопасности, оказалось, что розничную торговлю проверяют примерно в 7 раз чаще, чем садики или больницы. 

«Когда люди получают возможность прямо в смартфоне проверить за пару кликов долги бизнес-партнера, или документацию школы, в которую пойдет их ребенок, или семейные обстоятельства будущего мужа — это не может не влиять на культуру поведения и безопасность общества на всех уровнях», — считает Хорсев.

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Смотреть комментарии

Комментарии | 0

Последние новости
21 ноя
Смотреть все
  • Бизнес на госданных
  • Съемки на YouTube
  • ФОП для IT
  • Nimses
  • Бизнес в e-commerce
  • Продавать в интернете
  • Спецпроекты
  • Безопасность номера

Поиск

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: