EN

Вступает в силу закон о финмониторинге. Что изменится для бизнеса и простых украинцев

27547

28 апреля вступает в силу закон о финмониторинге, который устанавливает новые нормы идентификации клиентов банков, а также меняет некоторые правила для банков и их клиентов. AIN.UA разбирался, что изменит этот закон для банков, бизнеса, бухгалтеров и простых украинцев.

Что за закон и зачем он нужен

Закон «О противодействии легализации доходов, полученных преступным путем» проголосовали в Раде 6 декабря 2019 года. Он регулирует такую сферу, как финансовый мониторинг.

Ранее мы подробно рассказывали о том, что это такое. Если коротко, это правила и процессы, по которым банки проверяют денежные переводы на предмет их нелегальности. Предприниматели сталкиваются с ним в жизни, когда при переводе крупной суммы денег банки блокируют перевод (а иногда заодно и карту) и требуют предоставить документы о происхождении средств и целях их использования.

Закон о финмониторинге адаптирует украинское законодательство к европейским нормам финмониторинга. Он нужен, чтобы в будущем претендовать на членство в ЕС.

Какие операции регулирует закон о финмониторинге

Все операции своих клиентов, вне зависимости от суммы и назначения счета (личный, предпринимательский, счет компании и т.п.), банки теперь обязаны идентифицировать. А именно:

  • установить личность плательщика,
  • сопроводить перевод средств необходимым перечнем данных про плательщика и получателя.

Скорей всего, этих процессов пользователи на себе не ощутят, так как у банков уже есть все необходимые сведения о клиентах. Что касается получателей, некоторые банки уже запрашивают имя и фамилию получателя, на счет которого переводятся деньги, если он не является клиентом банка.

В то же время операции на сумму свыше 400 000 грн (раньше — свыше 150 000 грн) подпадают под обязательный финмониторинг. То есть, банки должны будут удостовериться в происхождении средств — для этого у клиента попросят соответствующие документы. В некоторых случаях операции и на меньшую сумму могут требовать проведения финмониторинга в той или иной форме.

Какие операции не попадают под действие закона

НБУ также опубликовал перечень операций, которые не попадают под данный закон:

  • оплата коммунальных услуг, налогов, штрафов, других обязательных сборов и платежей независимо от суммы,
  • уплата кредита в сумме до 30 000 грн,
  • оплата товаров и услуг картой (или с помощью другого электронного платежного средства), если ее номер сопровождает перевод — независимо от суммы,
  • все наличные переводы в пределах Украины в сумме до 5000 грн (раньше — до 15 000 грн),
  • снятие средств с личного счета.

Эти операции не считаются рисковыми. Поэтому компетенции финмониторинга на них не распространяются.

Пункт о переводах вызвал немало волнений: пошли слухи, что из-за этого с 28 апреля перестанут работать платежные системы для наличных переводов, которые не смогут обеспечить такую идентификацию. В результате украинцы не смогут заплатить за коммуналку или внести средства за кредит.

Однако в НБУ заявили, что этого не произойдет — регулятор заблаговременно порекомендовал банкам и другим финансовым организациям настроить их автоматизированные системы таким образом, чтобы обеспечить сопровождение денежных переводов необходимой информацией о плательщике и получателе.

Что реально изменит закон о финмониторинге для бизнеса и простых украинцев

Редактор AIN.UA попросила партнера ЮК Sayenko Kharenko Алину Плющ прокомментировать изменения, которые бизнес и простые украинцы реально ощутят на себе после вступления закона в силу:

«Я бы назвала три вещи, которые будут заметны большинству украинцев и бизнесу. 

Повышение порога обязательного финансового мониторинга. До вступления нового закона в силу обязательный финмониторинг применялся к операциям от 150 000 грн (то есть банк в любом случае требовал предоставить документы, подтверждающие законность средств. — ред.). Теперь же эта сумма повышается до 400 000 грн.

На практике, это означает, что для большинства клиентов банков случаи общения по вопросам источников происхождения средств и подтверждающим их документам вряд ли участятся. Будем объективными: даже в среде высокооплачиваемых профессионалов транзакции на такую сумму — скорее исключение, что уж говорить о населении в целом. 

Что касается переводов от 5000 грн – речь идет о переводе средств в наличной форме. 

То есть, если вы осуществляете перевод или получаете перевод на 6000 грн наличными, при переводе у вас в большинстве случаев попросят копию паспорта (из нее возьмут ФИО, номер документа и адрес проживания). Раньше такое требование тоже существовало, но применялось для сумм от 15 000 грн.

К наличным в финмониторинге внимание всегда было повышенным, так как по своей природе они проще всего позволяют скрыть реального выгодополучателя.

При этом, обращу внимание, что в случае с переводом средств выше речь идет скорее об установлении личности инициатора и получателя перевода, а не об источниках происхождения средств, за счёт которых этот перевод осуществляется.

Обновление информации о бенефициарах компаний. Украина одной из первых в мире внедрила реестр бенефициарных собственников. В отличие от множества других стран (включая страны ЕС и США) любой обыватель может зайти на сайт ЕДР и посмотреть, кому принадлежит компания. 

Однако, вопрос всегда касался качества информации в ЕДР. Не все компании предоставили информацию о своих бенефициарах, множество существующих записей не обновлялись в течение нескольких лет.

Новый закон требует, чтобы компании ежегодно обновляли информацию о своих бенефициарах, за неподачу информации грозит штраф до 51 000 грн. 

На практике, это станет еще одной маленькой проблемой бухгалтеров/юристов для тысяч небольших компаний и, вероятнее всего, поможет с установлением реальных собственников компаний. 

Удаленная верификация. Свершилось то, чего так ждали: банки и другие финучреждения смогут удаленно верифицировать клиентов и открывать для них счета без их физического присутствия. 

Новый закон обновил требования по проверке личности потенциального клиента и привел их в соответствие с европейскими нормами. НБУ уже представил концепцию того, как может работать удаленная верификация, и в ближайшее время подготовит детальные положения на этот счёт.

Таким образом, разрешается парадоксальная, на мой взгляд, ситуация. По качеству услуг, удобству и инновационности украинские банки часто могут дать фору своим европейским собратьям. С другой стороны, клиенты даже самых инновационных банков должны были писать бесконечные «копія вірна» на десятке копий своего паспорта, кода налогоплательщика и других документов». 

Какие риски несет в себе закон о финмониторинге

Закон вводит риско-ориентированный подход для банков, почтовых операторов, нотариусов, адвокатов, аудиторов и других субъектов первичного финансового мониторинга. Это означает, что подозрительных клиентов будут проверять дотошно, а надежных — меньше.

«В идеале это работает на пользу и клиентов, и бизнеса, их обслуживающего: банки, финкомпании и другие субъекты финмониторинга могут устанавливать более мягкие требования для клиентов, чьи операции не вызывают у них сомнения, не тратя лишние ресурсы на формальные проверки. Ответственность за качество проверки клиентов во все большей степени ложится на самих субъектов финансового мониторинга, — комментирует Алина Плющ.

Опасения обычно вызывает внедрение такого подхода в наших реалиях. Скептики заявляют, что банки и финансовые учреждения будут использовать риск-ориентированный подход как повод отказаться от клиента при малейшем (читай – надуманном) риске или заблокировать его счет «на всякий случай».

Вместе с другими страшилками (будет как в ЕС – за каждую копейку нужно отчитаться) эти аргументы составляют едва ли не основу критики нового закона. 

На эти фразы можно возразить двумя контраргументами.  

Во-первых, риск-ориентированный подход уже год используется в валютном законодательстве со вступлением в силу Закона Украины «О валюте и валютных операциях». По этому закону на банки была возложена ответственность за проверку валютных операций клиентов.

Ухудшило ли это ситуацию клиентов? Не думаю. На фоне проводимой валютной либерализации физические лица за 2019 год официально вывели за рубеж более 85 млн евро. Эта сумма ушла со счетов физических лиц, средства прошли банковскую проверку.

Во-вторых, со многими европейскими правилами финансового мониторинга клиенты украинских банков уже неформально встречались на практике. Особенно это касается клиентов банков с западным капиталом. Дело в том, что у этих банков на уровне центрального офиса существуют более-менее универсальные политики финансового мониторинга, внедряемые во всех странах.

И несмотря на эти правила, иностранные банки регулярно занимают первые места в списке учреждений, где клиенты предпочитают хранить мало-мальски значимые суммы. И никакой финмониторинг этому стремлению не помеха». 

Решит ли закон проблему с отмыванием денег в Украине

«С одной стороны, закон о финмониторинге внедряет многие практики и знания европейских коллег, обладающих большим опытом работы в борьбе с отмыванием средств и финансированием терроризма. Предполагается, что он поможет сфокусировать внимание на тех транзакциях, которые несут наибольшие риски, и упростит избыточные административные процедуры, — комментирует юрист.

С другой стороны, в 2018 году MONEYVAL (европейская институция, занимающая вопросами борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма) в своей оценке рисков Украины, связанных с финмониторингом, обратила внимание, прежде всего, на коррупцию, а не на недостатки существующего закона. И это логично: секрет успешности законов часто лежит в «разумном фанатизме» при их реализации, а не в частоте их обновления».  

Оставить комментарий

Комментарии | 0

  • «Бизнес в кризис»
  • Продавать в интернете — инструкции
  • Uber Eats закрывается
  • Спецпроекты
  • Безопасность номера
  • Безпека гаманця
Реклама на AIN.UA

Поиск