«После IPO я получила $6 млн»: рефлексии сотрудника, ставшего миллионером

10045
2

В анонимной статье на New York Magazine владелица акций IT-компании рассказывает, как разбогатела за одну ночь из-за IPO, и как это событие поменяло ее жизнь. Редактор AIN.UA публикует сокращенный перевод статьи.


Когда я присоединилась к своей компании, в теории я понимала, что экзита может быть только два: продажа или IPO. Конечно, есть еще третий вариант, когда компания лопается, как WeWork, но конечно надеешься всегда на первые два. Но я на самом деле не думала об этом, когда подписывала контракт. Я рассчитывала, что заработаю немного на IPO, возможно, около $200 000: не то, чтобы эта сумма могла как-то серьезно поменять вашу жизнь (это прямая речь автора – AIN.UA).

После того, как я стала частью команды, коллеги начали говорить, мол, подумываю уйти на покой на эти деньги. Мне казалось, что они слишком фантазируют. А в прошлом году мне позвонил друг и спросил: «Ну что, готова стать миллионером? Новости посмотри». Так я узнала, что моя компания выходит на IPO. Я и понятия не имела. Я получала в результате около $6  млн.

Это — не только повод отпраздновать. Это — довольно стрессовый период, постоянно нужно принимать решения. Сумма настолько большая, что если я ошибусь на 5%, потеряю сотни тысяч долларов. Я общалась с менеджерами по управлению частным капиталом, и не особо впечатлилась. Если бы я была этим менеджером, я бы мечтала о таком клиенте, как я. Ведь я молодая, и могу оставаться клиентом еще 50 лет. Но они — люди старой школы, и мне кажется, они не подходят таким как я.

Помню видеозвонок с одним менеджером, и он даже не знал, как поделиться экраном, показывал мне весь свой рабочий стол, включая окна программ, которые мне не полагалось видеть. Я в это время думала: «И этому человеку я доверю свои миллионы?». У другого я спрашивала: «Как вы оцениваете акций хайтек-компаний?». Ведь нельзя смотреть только на финансы, нужно оценивать рынок, уникальность технологий. Они не очень понимают индустрию. Ориентируются на принципы из 90-х.

Есть вещи, которые делают только богатые люди. Например, нанимают кого-то, чтобы управлял их состоянием. И мне интересно: одни состоятельные люди поступают так потому, что ориентируются на других? Может, вся эта профессия — фарс?

Деньги — одновременно и меняют, и не меняют жизнь. В текущий момент в моей жизни ничего не поменяется. Что я могу делать по-другому? Я получаю от жизни удовольствие так же, как и мои сверстники. Я не понимаю, зачем бы мне покупать Tesla (а это обычная реакция на внезапное богатство). Не хочу покупать дом. Такое ощущение, что Сан-Франциско достиг своего пика и теперь рушится вниз. Я выгуливаю своих собак в 22:00 и не чувствую себя полностью в безопасности.

Я — не особо щедрый человек. И невероятно бережлива. Сейчас же настало время проявить щедрость. Моя сестра проявляет любовь через подарки, так что я купила ей свечу из местного бутика. Отправка стоила $10. Обычно я не плачу за доставку, но в этом случае решила: «Ну и пусть, заплачу эти $10». В моей жизни в последнее время было много мелких затрат. Например, купила крафтовый сыр у фермера за $15. До богатства я бы подумала: «Это смешно, столько платить за сыр. Он мне даже особо не нравится».

Мне кажется, стиль жизни моих собак поменялся больше моего. Они теперь получают лучший корм, по специальной низконатриевой диете. Пачка такого корма стоит $70, при том, что обычный корм обойдется в $15. Плюс, они получают пищевые добавки: рыбий жир, пробиотики, добавки для здоровых суставов. И это все началось недавно.

Я также собираюсь полечить моим собакам зубы: удалить плохие. Для этого я договариваюсь с анестезиологом-ветеринаром и это обойдется в $10 000. Если бы не случилось внезапное богатство, я бы все равно решилась на эту операцию. Но проводила бы я ее в ведущей зубной клинике для собак? Вероятно, я изучила бы больше возможностей. Мои собаки записаны к кардиологу, и это тоже обойдется в тысячи долларов. Так что их осмотрят три разных доктора, я бывала у врачей реже за всю свою жизнь.

Я всегда знала, что заведу детей не совсем традиционным способом. В старшей школе мне диагностировали проблемы с гормонами, из-за которых забеременеть труднее. С тех пор я думала о том, чтобы заморозить свои яйцеклетки. До IPO я думала, что подожду с этим, пока стану старше, все же это серьезный поступок. На эту нерешительность накладывалась и стоимость $15 000, а я собиралась сделать несколько операций. Но недавно я начала думать: зачем ждать, если я могу позволить себе это уже сейчас?

Для меня деньги — это способ позволить себе стиль жизни из моего детства. Я выросла в зажиточном городе. Когда я была совсем маленькой, родители моей лучшей подружки развелись. Ее мама никогда не работала, отец работал в банке и потерял все деньги. Мать полагалась во всем на отца, так что ее бабушке и дедушке буквально пришлось покупать им еду. Это очень меня напугало. Затем, в 2008 году родители объявили о разводе нам с сестрой и через два месяца случился кризис. Так что моя идея финансовой независимости связана с семейными отношениями. Зависеть финансово от кого-то было моим самым большим страхом. Когда случилось IPO, я подумала, что мой худший страх теперь нереален. Это дает ощущение свободы.

Нам с детства рассказывали о линейном процессе: когда встречаешь кого-то, обручаешься, женишься, растишь вместе двоих детей. Из-за развода родителей я никогда не считала, что мне нужен партнер, чтобы растить детей. Но финансово, даже с моей зарплатой, было бы сложно растить детей в Сан-Франциско. Сейчас я могу поддерживать точно тот же стиль жизни, знакомый мне с детства, без партнера. Для этого и нужна заморозка яйцеклеток: я могу решиться на детей, когда мне будет 35, могу заводить различные отношения. Может, у меня кто-то будет, а может я буду одинокой, но я наконец смогу отделить идею семьи от идеи отношений.

Говоря о свиданиях, меня всегда привлекали мужчины умнее, чем я. Даже в детстве, выбираясь в детский лагерь, я обращала внимание на мальчиков из школ, в которые труднее попасть. Отчасти это объясняется моей мечтой о том, чтобы мой ребенок был умным. Но отчасти это касается и потенциального заработка: умные мужчины в среднем больше зарабатывают.

У меня есть друзья в отношениях, где оба партнера зарабатывают больше, чем $200 000 в год. Нет детей и $400 000 бюджета в год означает отличный стиль жизни. Поэтому я всегда думала, что хочу себе кого-то с таким же доходом, как у меня. Но здесь все сложно. Мне бы не хотелось, чтобы мужчина зарабатывал больше меня, ведь тогда он будет иметь на меня влияние. Но если он будет зарабатывать меньше, я не смогу позволить себе жизнь, привычную с детства.

Но сейчас, даже если у него будет больше денег, чем у меня, разве это важно? После какой-то миллионной отметки уже никто ни с кем не соревнуется. В любом случае у меня будет финансовое влияние. И я смогу встречаться с кем-то, кто зарабатывает намного меньше. И сфокусируюсь на его личности.

Недавно ходила с парнем на свидание. Он спросил, где я работаю, и я ответила. Он заметил, что я стану богатой и я не знала, как реагировать. Иногда я вспоминаю парня, с которым потеряла девственность. И представляю, как говорю ему, сколько у меня денег. Потрясающее ощущение.

На работе я ничего не создаю. Не решаю математические уравнения. Просто связываю между собой разные вещи, так что можно сказать, что я занимаюсь ничем и всем. Поэтому постоянно спрашиваю себя о том, заслуживаю ли я этих денег? Это ведь не обязательно достижение — разбогатеть, когда твоя компания выходит на IPO. Это удача — мне просто повезло оказаться в нужном месте в нужное время. Это ведь случилось не потому, что я умнее, чем тысячи людей на таких же должностях в других компаниях.

Для меня нет другого выбора, чем вернуть эти деньги обществу каким-то образом. Работать в хайтек-индустрии — не то же самое, что работать в банке (где ты знаешь, что не очень полезен обществу). Множество сотрудников IT-компаний обманывают сами себя, считая, что они «исполняют миссию». Мне никогда не хватало фантазии верить в это. Я просто надеялась, что хотя бы не наврежу, чего в нашей индустрии избежать довольно сложно. Я бы хотела потратить и отдать на благотворительность столько, сколько смогу. И если я смогу потратить деньги со смыслом, это было бы здорово. Хотя я еще не решила, что буду делать с деньгами.

Я не хочу, чтобы мои будущие дети считали себя богатыми. Когда я училась в школе, там было множество детей врачей и юристов. Это были зажиточные семьи, но никто из них не рассчитывал на родительские деньги. К тому времени, как в школу пошла моя младшая сестра, половина детей были из семей партнеров хедж-фондов и компаний по управлению частным капиталом. И ее класс был очень меркантильным.

Мои родители всегда говорили мне, что мы — средний класс и я действительно в это верила. Оба моих родителя тяжело работали, и я никогда не поддавала сомнению, что и мне придется серьезно работать, чтобы зарабатывать. Что же касается моих детей, я оплачу им нужное образование и на этом все. Если я позволю им распоряжаться моими деньгами, это будет означать фору для них. А для общества вредно, когда богатство передается по наследству.

Я — не особо закрытый человек, но мне крайне неловко обсуждать такие деньги с другими людьми. Мой сосед выполняет более благородную работу, в медицине, и в его отрасли такое внезапное богатство невозможно. Он скажет: «Мне никогда так не разбогатеть». Но он бы никогда не поднял эту тему, если бы я сама не заговорила об этом.

Но мне сложно избегать этой темы, ведь я постоянно думаю об этом. Мой отец посоветовал не обсуждать это с друзьями и родственниками, ведь непонятно, как они среагируют и не будут ли чувствовать себя неловко. Моя мама сказала с горечью: «У тебя будет больше денег, чем у нас с отцом, а ведь мы с ним работали всю жизнь».

На работе все мы становимся богатыми. Я как-то сказала другу с работы, мол, ощущение такое, как будто мы снимаемся в секретном порно. Вы все знаете, что участвуете в этом, но обсуждать это неприлично. Люди делятся на два лагеря. Есть те, кто не понимает, что делать с такими деньгами, но очень воодушевлены ими. И есть те, кто не знает, что делать со всеми этими деньгами, и они погружены в бесконечную тревожность.

Но я не слышала, чтобы хотя бы один человек начал безбожно транжирить. Это новое поколение денег. Мы все выросли во времена кризиса, а сейчас люди напуганы пандемией, у каждого есть знакомый или знакомая, потерявшая работу. Мы — первое поколение за долгое время, среднее состояние которого меньше, чем у родителей. И даже если у тебя все неплохо с деньгами, тебе намного очевидней, насколько далеко предстоит падать, случись что не так. Я постоянно думаю о Yahoo. В 90-х это была звезда, а теперь мало кто помнит о ее существовании. Еще один пример — Netscape. AOL. Так много бизнесов, которые исчезли или обесценились. Было бы катастрофой бездумно тратить эти деньги, было бы нелепо ожидать, что они никогда не иссякнут.

Оставить комментарий

Комментарии | 2

Поиск