Этика приложений
семейного контроля
Где грань между слежкой и заботой?
Приложения семейного контроля существуют не первый день, но по поводу того, насколько они этичны, есть много споров. Редакция AIN.UA решила разобраться, где проходит грань между заботой и банальной слежкой. Мы обратились за помощью к экспертам — детскому психологу Тимофею Дружинину и создателю приложения семейного контроля FamilyInSafe, CEO и основателю проекта Никите Платоненко.
Материал подготовлен при поддержке FamilyInSafe
Ребенок пользуется интернетом, надо ли мне контролировать, что он там делает?
Зависит от того, как вы это делаете, и самое важное — помимо контроля нужно еще и обучение тому, как правильно поступать, а как нет.

Согласно Закону Украины «Об охране детства», ребенок имеет право на получение информации, соответствующей его возрасту. «Это право включает свободу искать, получать, использовать, распространять и сохранять информацию в устной, письменной или иной форме, с помощью произведений искусства, литературы, средств массовой информации, средств связи (компьютерной, телефонной сети и т.п.) или других средств по выбору ребенка», — утверждает закон.

Хотя в законе не употребляется слово «интернет», всемирная паутина является важным (а для некоторых — даже ключевым) источником информации. Ни с точки зрения закона, ни с точки зрения этики и здравого смысла (помимо вредной информации в интернете есть много полезной — такой, которая позволяет ребенку развиваться и формироваться как личности) запрещать пользоваться интернетом ребенку не стоит.

Но родители также несут полную ответственность перед собой и законом за то, какую информацию получает ребенок. Соответственно, это их задача — обеспечить ребенку безопасность.
Как это делать
Технически доступ к ресурсам с неприемлемым контентом можно ограничивать двумя способами:

1. Ограничить доступ ко всем ресурсам, кроме разрешенных.
2. Ограничить доступ к тем ресурсам, контент которых может оказаться неприемлемым.

В первом случае есть риск закрыть от чада полезные ресурсы, которых нет в «белом списке» (а кроме того — развить у него ощущение, что вы чрезмерно его опекаете и лишаете права на свою жизнь), во втором — упустить что-то критическое. Первый подход может быть целесообразен, когда речь идет о детях младшего школьного возраста, но подросток, у которого уже есть свой круг интересов и желание познавать мир, против него совершенно справедливо может взбунтоваться.

Есть много поставщиков сервисов, которые позволяют контролировать активность ребенка в интернете и фильтровать контент. Их предоставляют:

1. Мобильные операторы (услуги на базе операторских сетей, как правило сервисы платные).
2. Производители роутеров как часть стандартного ПО оборудования (как правило, это бесплатно, не требует глубоких технических знаний, дает возможность фильтровать доступ к нежелательному контенту дома и просматривать, чем интересуется ребенок).
3. Разработчики ПО для семейного контроля (есть платные, частично платные и бесплатные сервисы).

Первые позволяют контролировать действия ребенка только в мобильном устройстве и только при подключении по мобильной сети, то есть если ребенок пришел домой и пользуется интернетом уже с компьютера, то эти сервисы не могут помочь. Вторые – наоборот, только дома, когда ребенок подключен к сети через Wi-Fi. Они эффективны, если у него есть собственные гаджеты, через которые ребенок выходит в сеть. Если компьютер общий, то настроить роутер таким образом, чтобы ребенок всегда был защищен от неприемлемых ресурсов, практически невозможно. Третьи могут распространяться на разные устройства (компьютеры, смартфоны) и места их использования. Кстати, в iOS есть «родное» приложение для родительского контроля, а Google позволяет включать эту опцию для Google Play.

Со смартфонами есть один важный нюанс: не все приложения, которые фильтруют трафик, открыто показывают пользователю, что они установлены и активны. Следить за безопасностью ребенка в интернете и не сообщать ему об этом – неэтично, поэтому подбирая софт, удостоверьтесь, что ребенок понимает, что вы можете просматривать его действия и понимает, зачем это нужно.
Как настроить
родительский
контроль:


в iOS;
в Android.
Никита Платоненко
CEO и основатель
FamilyInSafe
«На рынке есть программы, которые следят за пользователем тайно. В США, например, законом разрешено применение шпионских программ для слежки за несовершеннолетними. Но представьте, что будет, если вы начнете использовать такой софт в тайне от ребенка и он узнает об этом? Это подорвет его доверие, и в дальнейшем он точно будет скрывать свои планы и следить за своим девайсом. А наладить отношения будет очень сложно».
Отдельный разговор — это видео на YouTube, где сервисы для контроля трафика вряд ли помогут. Дело в том, что тут о неприемлемом контенте ребенка может защитить только «безопасный режим», который исключает из поиска видео с возрастным ограничением. Но ребенку не составит труда при желании отключить эту опцию. Кроме того, не все сомнительные видео на YouTube имеют эту пометку, ролики с невинными заголовками могут иметь не соответствующее названию содержание или содержать нецензурную лексику (характерная история для обзоров игр, например). По мнению Никиты Платоненко, блокировать YouTube — плохая идея.

«Весь интернет не закроешь, если закрыть YouTube сторонним софтом, ребенок найдет контент в другом месте. А запрет только увеличит интерес к нему и опять-таки подорвет доверие к вам. Лучше просто обсудить с ребенком, что данная тематика видео некорректная и почему такое не стоит смотреть», — говорит Никита Платоненко.
Хорошо, а как быть с соцсетями? Там столько всего опасного! Запрещать, контролировать, разрешать?
С соцсетями все сложно и спорно. Согласно правилам того же Facebook или VK, пользоваться ими можно только под настоящим именем и фамилией и с указанием правильного возраста. У обеих сетей есть возрастные ограничения. Например, у Facebook — 13 лет. Дети начинают интересоваться соцсетями раньше, потому что там уже есть их друзья и одноклассники, с которыми хотелось бы поддерживать контакт, поэтому они регистрируются, завышая возраст. Отказывать ребенку в таком случае — значит изолировать его от общества, что может его травмировать. Разрешать — значит нести ответственность за его поступки там.
«Единого мнения относительно соцсетей сейчас нет. Это серьезный воспитательный момент, который пока не разработан в психологии. Никто не знает, как в системе воспитания выстраивать взаимодействие с этой сферой жизни и когда детям можно начинать ими пользоваться. Более того — не до конца понятно, как взрослым правильно взаимодействовать с соцсетями. Поэтому пока на практике получается «кто во что горазд», и очень многое зависит от конкретной ситуации и отношений в семье.

В любом случае, жесткая и навязчивая идея контроля — это слишком сильная интервенция в личное пространство. Если родитель читает SMS, висит над ухом, пока ребенок говорит по телефону, читает все, что он постит в соцсетях, то ребенок все, что захочет скрыть, будет переносить в другую область. Это проявляется в детях с трех лет, с того момента, когда они начнут говорить: «Нет, я сам». Специфика ситуаций может быть разная в каждой семье. Но статистически, скорее всего, чем больше навязчивого контроля — тем больше ребенок будет стараться скрывать».
Как это делать
Специального программного обеспечения для контроля безопасности в соцсетях нет. Единственный инструмент — это доверительное общение ребенка и взрослого, где взрослый, стараясь не нарушать личное пространство ребенка, учит его распознавать опасности в сети: например, сомнительные социальные группы (в частности, «группы смерти», которые уже появились и в уанете), подозрительных людей, которые просятся в друзья, чрезмерное раскрытие личной информации и т.д. Есть семьи, где дети готовы показывать родителям то, что они публикуют в соцсетях, а есть такие, где это может стать проблемой и приведет только к тому, что ребенок закроется. Но информация работает всегда. Социальные сети — это та же улица, и ребенок должен понимать, что тут точно так же не надо «садиться в машину» или «ходить домой» к незнакомым, рассказывать где живешь и когда родителей не бывает дома, только в виртуальном формате.
Я хочу контролировать местоположение членов семьи при помощи смартфона и соответствующих сервисов. Это этично?
Есть нюансы относительно того, как стоит это делать, чтобы не нарушить личное пространство юной личности.

И вы, и ребенок должны понимать, что отслеживание местоположения – это инструмент для безопасности, а не для контроля. Только за первые четыре месяца 2016 года в Украине пропали 1700 детей, а за весь 2015 — 4500. Часть — это те, кто убежал из дома (и скорее всего, если ребенок примет такое решение, он найдет возможность отключить геолокационные сервисы в своем смартфоне). Другие пропали не по своей воле. По статистике, 84% детей находят в первые сутки. И мобильное устройство, способное передавать данные о местонахождении, может помочь в критической ситуации. Важно, чтобы они были доступны только членам семьи, а не всем в интернете.

У малышей и у подростков будет разное отношение к «маячку». Общее правило – все стороны должны знать, что он есть. Чтобы не напугать ребенка излишней опекой, не стоит упрекать его в любом отклонении от маршрута или задержке по пути: у него есть право на личное пространство, друзей и увлечения, а чрезмерный контроль приведет лишь к тому, что ребенок найдет способ отключить отслеживание местоположения или все чаще будет «забывать» включать телефон после уроков или заряжать.
84%
пропавших детей
находят в первые
сутки
Тимофей Дружинин, детский психолог: «Если установить маячок тайно, и ребенок прознает о нем, то скорее всего будет конфликт. Но если вдруг случится ЧП и маячок поможет отыскать ребенка, то и родители, и ребенок будут благодарны, что он был. Поэтому здесь в большей степени важно выстраивать гармоничные отношения. Вполне возможно, стоит договариваться с ребенком. Мол, смотри, у меня есть маячок в телефоне, ты можешь посмотреть, где я нахожусь, и я могу сделать то же самое. По-хорошему, это должно быть двустороннее доверие. Если родитель пытается выйти на паритетные отношения, то он и сам должен этот паритет отрабатывать.

Тут опять-таки, сложно давать общие советы, нужно разговаривать с ребенком и смотреть на контекст. Общих правил нет. Важно обо всем разговаривать».
Как это делать?
Есть много сервисов для контроля местоположения — от операторских услуг с ежемесячной тарификацией до мобильных приложений. «FamilyInSafe открыто отслеживает местоположение, мы сознательно это сделали. В приложении дети могут видеть, где находятся родители, — говорит Никита Платоненко. — На основании данных о местоположении в нашем приложении работают дополнительные функции. Пользователям приходят напоминания о задачах, которые привязаны к конкретному месту. Например, кто-то из ваших близких проходит мимо магазина, он получает push-уведомление о том, что к ужину надо что-то купить. А это уже не только контроль, но и комфорт. Есть «геофенс» — push-уведомления о том, что пользователь зашел в обозначенную зону или покинул ее (например, если ребенок выйдет за пределы безопасной территории или родственники будут близко к дому и надо будет подготовиться к их встрече). В приложении есть мессенджер. Через него же можно отправлять местоположения или попросить перезвонить, а если кто-то не отреагирует на просьбу, или вы захотите напомнить о себе, то абонента можно "пнуть", в таком случае телефон будет вибрировать какое-то время».
Сервисы семейного контроля — действенный инструмент, который хорошо работает в связке с живым общением и доверительными отношениями, когда ребенок понимает, что и зачем делаете вы, и что он всегда может рассчитывать на такое же доверие в ответ.
Тимофей Дружинин
Детский психолог
Популярные среди подростков видеоблогеры: Ярик Лапа, EeOneGuy, Паша Бумчик, YanGo
О том, что такое «группы смерти» и «синий кит», мы писали ранее
Нативная реклама — материал/серия материалов, которые подготовлены журналистами AIN.UA по редакционным стандартам и были выпущены при поддержке рекламодателя
© 1999—2017 AIN.UA
adv@ain.ua
Made on
Tilda