АВТОР: КАТЕРИНА ГРЕБЕНИК | ФОТО: АЛЕКСАНДР ЗАДНЕПРЯНЫЙ
Что удалось команде «Укрпочты» за два года реформ
АВТОР: КАТЕРИНА ГРЕБЕНИК | ФОТО: АЛЕКСАНДР ЗАДНЕПРЯНЫЙ
Что удалось команде «Укрпочты» за два года реформ
АВТОР: КАТЕРИНА ГРЕБЕНИК ФОТО: АЛЕКСАНДР ЗАДНЕПРЯНЫЙ
Что удалось команде «Укрпочты» за два года реформ
Два года назад Игорь Смелянский получил карт-бланш от правительства на реформирование одной из самых крупных и консервативных госкомпаний – «Укрпочты». Недавно кредит доверия ему продлили еще на 3 года. Придет ли день, когда УП будет способна наравне конкурировать с амбициозными частными компаниями?
Два года назад Игорь Смелянский получил карт-бланш от правительства на реформирование одной из самых крупных и консервативных госкомпаний – «Укрпочты». Недавно кредит доверия ему продлили еще на 3 года. Придет ли день, когда УП будет способна наравне конкурировать с амбициозными частными компаниями?
Игорь Смелянский, генеральный директор ПАО «Укрпочта»
ПУНКТ ДОСТУПА
В известном всем киевлянам и приезжим здании Главпочтамта в центре столицы — первый за много лет ремонт. Создатель «Розетки» Владислав Чечеткин разместил на своей Facebook-страничке фотографию помещения с ободранными стенами и добавил подпись: «Тут будет город-сад… Новый магазин «Розетки» на Майдане». По иронии, на заре 90-ых в этом же помещении располагался «Пункт коллективного доступа к сети Интернет» «Укрпочты». История сделала круг и привела сюда крупнейший в стране интернет-магазин, ставший для многих украинских шоперов аналогом Amazon. И ознаменовала тем самым обратный переход онлайна в офлайн или, скорее, растворение этих бизнес-моделей друг в друге.

Но что «Розетка» делает на территории «Укрпочты»? Недавно компания Чечеткина заключила с почтой договор об аренде части ее главного помещения площадью 1500 кв. м. Условия обоюдно выгодны: плата индексируется каждый год (всего 70 млн грн за 5 лет – то есть средняя стоимость за квадратный метр $28 в месяц по нынешнему курсу, что вполне соответствует рыночным ставкам), арендатор за свой счет делает ремонт. Но главное – менеджменту удалось привлечь магазин в пул своих клиентов, и теперь миллионы покупателей «Розетки» получили опцию доставки товаров через «Укрпочту».
Для последней важно не только заработать, но и избавиться от дорогих в обслуживании лишних квадратных метров. У компании 1,3 млн кв. м ликвидной недвижимости, из которых пятая часть не используется. В прошлом году налоги на содержание помещений составили около 400 млн грн. В будущем «Укрпочта» хочет продать или сдать в аренду часть своего недвижимого фонда, а деньги направить на развитие современной инфраструктуры. Пожалуй, впервые в истории компании ею управляет команда, для которой эффективность – не просто лозунг, а реальная задача в ежедневной повестке.
Реформировать «Укрпочту» уже пытались, но для результата не хватало ни политической, ни личной воли руководителей. Старожилы рассказывают, что один из предшественников Игоря Смелянского, нынешнего CEO компании, умудрился за почти год в должности не подписать ни одного документа – «как бы чего не вышло». У Смелянского же все документы, которые попадают к нему на стол, отрабатываются к следующему утру. «Игорь не боится брать ответственность. Это нетипично и особенно важно для госкомпании», — говорит о шефе первый заместитель директора «Укрпочты» Александр Перцовский. Смелянский называет себя антикризисным менеджером. «Меня пригласили как человека, способного добиваться результатов в сложных краткосрочных условиях», — так видит он свою миссию.
МИССИЯ ВЫПОЛНИМА
Фронт работ для «почтового» Данте немаленький. «Укрпочта» — вторая по численности персонала компания в стране после «Укрзализныци» (тут работает 76 000 человек). Масштаб ее деятельности больше, чем у всей банковской системы Украины – 11 500 отделений у почты против 10 000 у банков, причем количество последних сокращается. При этом позиции компании на ключевом рынке отправлений внутри страны безнадежно отстали от частных конкурентов. Например, в 2016 году она отправила 18 млн посылок, тогда как главный конкурент, «Нова Пошта», — 120 млн. Пока разрыв сокращается медленно: в этом году НП планирует обслужить 170 млн отправлений, а УП, которая в прошлом году перешагнула отметку 20 млн, в этом рассчитывает доставить 50 млн.
Вячеслав Климов, соучредитель «Нова Пошта», не раз говорил, что даже не рассматривает госоператора как конкурента. «Если бы бенчмарком для нас была «Укрпочта» — мы бы через месяц обанкротились», — сказал он в одном из недавних интервью. «У нас растет NPS (Net Promoter Score – приверженность потребителя компании), сокращаются очереди при возрастающих объемах доставки, мы принимаем 99% звонков в контакт-центр с первого раза и отвечаем на 95% претензий клиентов в социальных сетях на протяжении первого часа. Количество отделений растет – только в августе открыли 50 штук, теперь их более 2440. В этом году запустили Киевский инновационный терминал для быстрой сортировки посылок, получили кредит от ЕБРР и начали строительство второго – в Хмельницком. Когда «Укрпочта» сможет показать подобный результат, мы сможем говорить о конкуренции», — объяснил Климов AIN.UA.

Пожалуй, главный аргумент из всего перечисленного – это уровень сервиса: для сервисной компании проиграть этот параметр почти равносильно полному поражению. Предпосылки к отсталости «Укрпочты» накапливались годами – изношенные основные фонды, неактуальное техническое оснащение. А главное – большинство сотрудников словно застряли в эре «совка» с ее грубым и ненавязчивым сервисом и отсутствием любых стимулов к развитию.
Тем не менее, после прихода в «Укрпочту» новой управленческой команды изменения в компании заметны не только из-за активности в СМИ и соцсетях (в излишестве которой критики частенько ее упрекают). Чат-бот и мобильное приложение, интеграция по API и мониторинг NPS, бонусы и KPI – в отношении госкомпании все это еще недавно звучало почти как колонизация Марса. «Укрпочта» меняется на глазах, пусть даже до основных конкурентов ей пока действительно далеко. «Перемены есть. И они возможны даже в «безнадежных» государственных компаниях. А еще в 2015 году мы всерьез считали, что почта – все, еще полгода и нужно закрывать», — прокомментировал успехи компании министр инфраструктуры Владимир Омелян.


В чем секрет Смелянского и почему ему удается то, что не осилили остальные?
НИЗКИЙ СТАРТ
В первый рабочий день нового руководителя «Укрпочты» у парадного входа его ждали корреспонденты, телекамеры и черный лексус — так принято. Но менеджер незаметно для всех проскользнул с черного входа, в неприметных джинсах и с рюкзаком на плече. На самом деле его работа началась на 15 дней раньше и «не по инструкции» — не в рабочем кабинете, а на «последней миле», в одном из сортировочных отделений – чтобы лучше разобраться, как все работает и где проблемы. «В Украине можно побеждать, когда ты расшатываешь систему неожиданно», — объясняет топ-менеджер. Расшатывать одному сложно, поэтому закаленный в западном корпоративном мире Смелянский привел с собой команду.

«В первые дни работы поразило разнообразие. Коллеги влились в управленческую команду «Укрпочты» из самых разных отраслей — от банков и телекома до логистики и металлургии», — рассказывает Перцовский. Например, Лилия Бушина, заместитель гендиректора по персоналу, ранее работала в компаниях Tetra Pak Ukraine и «Метинвест», замгендиректора по закупкам Александр Наход — в Prozzoro и агрохолдинге «Мрия», зам по развитию бизнеса Максим Рабинович пришел из «Нова Пошта» (до этого работал в «Киевэнерго» и ДТЭК). Сам Перцовский приехал в Киев прямиком из Сингапура, где занимался развитием консалтингового направления DHL.
До смены команды коммуникация внутри компании была «никакой», рассказывает Смелянский. «Было 127 HR-систем, то есть чтобы узнать сколько мы тратим на персонал, а это 75% расходов, заняло 2 недели. Было 124 платежные системы, 22 000 компов и 1000 серверов. Сотрудники между собой не разговаривали, но на случай атомной войны были подготовлены классно, враг не пройдет», — шутит CEO. Конечно, все это оказалось фикцией: средний возраст «железа» – 14 лет, при этом компьютеризировано только 18% отделений. Пятая часть сотрудников – в «красной зоне», то есть те, кого невозможно переучить и заставить улыбаться. «Враг» просочился при первой же возможности – атака вируса Petya в 2017 году принесла почте 100 млн грн убытка.

Для наведения порядка пришлось централизировать управление бэк-офисом, логистикой. Функции продажи и обслуживания усилить на местах. «Сегодня на позиции региональных руководителей, которые ранее были сродни дворянским вотчинам, мы проводим открытые конкурсы», — рассказывает Перцовский. Иногда увольнять тех, кто не соответствует новому имиджу компании, приходится по 6 месяцев.

«Базовая заслуга Игоря – в том, что он создал условия, при которых появились самостоятельные команды под разные бизнесы «Укрпочты» не только на уровне своих замов, но и в регионах. Причем у этих команд есть единые ценности и четкое виденье, куда бежать, которое было оцифровано в конкретные показатели по количеству и качеству», — отмечает директор департамента международных операций «Укрпочты» Юлия Павленко.
Игорь Смелянский, генеральный директор ПАО «Укрпочта»
Насколько Смелянский жесткий руководитель? Он сам считает, что достаточно жесткий. «Последнее решение всегда за мной. Демократия — это хорошо, но для реформ нужен один человек, который принимает решения. Тогда можно добиться более быстрых результатов. Вспомните Ли Куан Ю, которым все восхищаются, но он совсем не демократ», — говорит он. Сотрудники не вполне согласны. «Авторитарности за ним не замечаю. Разве что, когда обсуждения затягиваются или в команде полярные мнения, он берет решение в свои руки, не пытаясь просто прикрыться мнением большинства», — рассуждает Перцовский.

Довольно авторитарно пришлось разобраться с вопросом закупок. В первые же два месяца Смелянский с командой не только остановили ряд сомнительных сделок, но и добились пересмотра цен по действующим договорам. Изначально ожидалось, что в годовом исчислении экономия на закупках составит минимум 50 млн грн, но уже по итогам 2017 компания отрапортовала об экономии на работе с поставщиками 370 млн грн. «Главное условие эффективных закупок госкомпании – возможность проводить их без внешнего вмешательства, и тут огромная заслуга Смелянского», — так отзывался о первых реформах Александр Наход.
СПОСОБНА УДИВЛЯТЬ
Помимо построения эффективной команды, среди своих главных достижений на посту СЕО «Укрпочты» Игорь Смелянский называет улучшение имиджа госкомпании и закладку фундамента для кардинального перестроения инфраструктуры. В первом случае речь идет о ребрендинге, который компания провела весной прошлого года – изменила логотип, слоган и в целом дизайн. Внутри компании считают смену имиджа значимым достижением команды маркетинга и клиентской поддержки. «Стартовали с наследием воинственного, я бы сказал, восприятия клиентами и отрицательного NPS. Но стали целиться сразу в масштабные результаты, чтоб перепрыгнуть через голову. Сумели заинтересовать в партнерстве топовые агентства, которые про-боно помогли с масштабным ребрендингом», — подводит итог Перцовский. Как уверяет Смелянский, NPS за два года скакнул с -5 до +20. Кроме того, некоторые диджитал-сервисы (тот же чат-бот) были запущены раньше, чем у конкурентов.
Тем же задачам соответствия новому имиджу и слогану «Здатна дивувати» отвечает программа открытия отделений нового формата – автоматизированных и комфортных для клиента. Оценили ли последние старания? «Пожалуй, ребрендинг – это пример самого крутого, что они сделали. Сначала я думал, как многие – зачем? Деньги на ветер. Но потом, когда сам попал в новое отделение, решил – нет, имидж все-таки многое значит. Есть ощущение чего-то более современного и прогрессивного», — говорит Дмитрий Покотило, владелец магазина F.UA. «Жене от «Укрпочты» пришло SMS-извещение о пришедшей посылке. Слово «удивлять» эмоциям не подходит», — комментарий пользователя Facebook, похожий на многие другие два года назад. Сегодня к тому, что почта таки удивляет, многие начали привыкать.

В качестве примеров улучшения инфраструктуры можно привести компьютеризацию (закуплено 8300 компьютеров за 2 года) и переход на мобильные отделения в селах, для чего почта приобрела свыше 500 автомобилей.

Немало добилась команда международной доставки. Было запущено множество новых сервисов для экспортеров и тех, кто покупает товары в зарубежных магазинах. Например, личный кабинет экспортера и онлайн оформление таможенных накладных, накопительная автоматизированная система скидок, трекинг международных посылок за пределами Украины, онлайн-рекламации и выплаты компенсаций на банковскую карту, бесплатные консультации от таможенного брокера и другие.
«Оформление операции через сайт/API позволило сократить время обслуживания клиента с 8,5 до 3,5 минут. А после интеграции функции онлайн-оплаты это время еще сократится», — говорит Юлия Павленко, которая к тому же занимается инициативой E-export school. Школа создана для обучения экспортеров – в основном МСБ крафтовой тематики – чтоб они открывали для себя новые рынки и эффективнее торговали за рубежом.

«Начинать с «Укрпочтой» было страшно, но с личным кабинетом действительно стало намного легче оформлять и отслеживать посылку, теперь не нужно стоять во всех этих огромных очередях», — говорит владелец торговой марки Sribnyk Олег Ковалик, которого модуль «Укрпочты» воодушевил открыть кроме Etsy продажи также на Ebay и Amazon. «Мы стартовали с позиции, где доминировал импорт. Но команда международного направления была очень заряжена на «выравнивание перекоса», — отмечает Перцовский. По словам Павленко, в 2017 году экспорт вырос на 37%.
БОРЬБА ЗА E-COMMERCE
Конечно, не все так гладко и радужно, как может показаться. За витриной больших амбиций и маленьких, но красивых побед, стоит множество проблем, титанический труд и череда поражений. Например, в актив команде можно записать начало активной работы с e-commerce. Десятки лидеров рынка и небольших интернет-магазинов стали предлагать доставку «Укрпочтой». Среди них — Rozetka, Prom, Lamoda, f.ua, LeBoutique, Parfums.ua, Yakaboo, Makeup и другие. «Раньше доставка «Укрпочтой» была сродни лотереи, дойдет не дойдет. Играть в такую лотерею, теряя клиентов, лидеры e-commerce не были готовы», — говорит Перцовский. Теперь компания ввела гарантированную экспресс-доставку на следующий день и изо всех сил пытается соблюдать сроки. Также с помощью инструментов IT-интеграции есть цель сделать обмен информацией о заказах и генерацию лейблов максимально простыми через API Укрпочты. Но путь к этому был долгим и, похоже, далеко не закончен.
«Пытались начать с ними работать еще с 2014 года, но были одни разговоры. Тогда им не хватало программной автоматизации. Год назад уже новая команда узнала, что нам нужно, к новому году сказали – все готово, можете подключаться. Но все было просто ужасно — очень сырое, количество ошибок дикое. Накладные оформлялись криво-косо. До августа они исправляли ошибки. И вот месяц как все хорошо, претензий нет. Но говорить о результатах пока рано», — рассказывает Дмитрий Покотило.

«Конечно, много вопросов и чувствуется, что компания еще далеко не в лучшей форме. Но нам очень помогают новые люди в «Укрпочте» и есть надежда, что они из совка выкарабкаются», — говорит о впечатлениях работы с компанией Владислав Чечеткин.

«Они очень стараются, чтобы улучшить качество и доставку. Плюс реагируют на конструктивную обратную связь насчет их работы», — добавляет CEO Lamoda.ua Оксана Цвигун, подтверждая, что компания видит в «Укрпочте» долгосрочного партнера.
БЕГ С ПРЕПЯТСТВИЯМИ
Квантового скачка в развитии «Укрпочты» пока не произошло, да и не могло произойти за такое короткое время. Но что может помешать ему в будущем?

Избыток регуляторов и негибкость госструктуры не дает возможности реформировать ее так быстро, как частную. «Когда ты руководитель государственной компании — у тебя много «друзей». НАБУ, СБУ, Держфинаудит и другие. Есть вещи, которые мы просто не можем делать как госкомпания», — говорит Смелянский. Например, «Укрпочта» не может давать клиентам индивидуальные скидки – по закону это будет считаться коррупционной составляющей. Отдельный кошмар любого продажника – громоздкая, непонятная и неэффективная система тарифов. «У нас было 35 тарифов марок. Я сказал: давайте сделаем 5 и не будем заниматься фигней?» — рассказывает глава «Укрпочты» историю из первого года работы. Но тарифы должны были согласовать ассоциация профсоюзов, АМКУ, Минюст, Мининфраструктуры и Минэкономики. «Все филателисты в стране. У каждого свое мнение, какими должны быть марки», — шутит Смелянский.
На подобных вещах компания спотыкается на каждом шагу. Долгое время от решения ГФС зависело, получит ли «Укрпочта» возможность снизить цену на доставку из Китая. Из-за запрета работать с частными почтовыми операторами привозить из Поднебесной посылки приходилось через Прибалтику или Беларусь. Из-за этого сроки доставки растягивались до 20-30 дней. Компания добивалась снятия нелепого запрета два года – это наконец произошло только в мае.
Теперь появилась возможность построить прямые каналы доставки со сроком до 14 дней. А ведь в комбинации с негибкой тарифной политикой эту нишу можно было вообще потерять. «Наши конкуренты активно выходили на партнеров «Укрпочты», предлагая бросовый тариф. Традиционно негибкая госкомпания обычно просто теряла клиентов. Но мы с партнерами предложили новые решения, скажем, комбинируя плюсы отслеживаемой доставки с доступностью нерегистрируемой (пример такого продукта — AliExpress Saver)», — рассказывает Перцовский. В итоге позиции в нише удалось сохранить.

Негибкость иллюстрирует и проблема отделений. «Укрпочта» любит хвастать, что она самая крупная сервисная компания в стране из-за количества филиалов. На деле далеко не все они окупаемы и удобны потребителю. «Анализируя наше присутствие в конкретных городах, отметили много «белых пятен» (например, в активно развивающихся пригородах Киева и на левом берегу столицы). В таких локациях точечно открываем новые отделения», — подтверждает Перцовский. Но иногда даже оптимизация отделений с переводом персонала с частичных на полные ставки сопровождается целыми войнами. Так это сейчас происходит, например, в селах Черниговской области, где проходит эксперимент с «мобильными отделениями» на колесах.

Вячеслав Климов рассказывает, что «Нова Пошта» дает срок каждому открывшемуся отделению 5-6 месяцев. Если за это время оно не выходит на окупаемость – его закрывают или переносят в другое место. О такой скорости реагирования на рыночную ситуацию «Укрпочта» может только мечтать. Точнее, не может – за ней всегда будет оставаться социальная функция.
ОБМЕН ЛЮБЕЗНОСТЯМИ
Несмотря на попытки внушить обратное, конкуренты явно заметили преображения «Укрпочты». «Нова Пошта» пользуется слабыми местами компании, например, зависимостью от регуляторов. То она пожаловалась на компанию в АМКУ, заподозрив в злоупотреблении госпомощью. То оспорила через Нацбанк получение конкурентом лицензии на перевод денег в национальной валюте. Зачем, если частная компания даже не видит в госпочте конкурента?

«Все наши обращения нацелены на создание равных условий для украинского бизнеса. Мы за то, чтобы для всех были равные возможности — чтобы лицензии по финансовым услугам мог получить не только государственный оператор, чтобы арендовать госнедвижимость тоже могли все игроки рынка на одинаковых условиях», — объясняет Вячеслав Климов. В том, чтобы быть государственной компанией, есть и обратная сторона, и от оппонентов она не ускользнула.

«Присутствие на рынке государственного игрока, имеющего преференции и льготные условия работы от государства, заметно, но это не о честной конкуренции. Многие игроки рынка возят посылки, но мы играем на шахматных полях разного размера», — заключает Климов. Слова о льготах у Смелянского, который уже два года не может добиться пересмотра разорительно низких тарифов на доставку пенсий, вызывают только улыбку.
Перешла ли «Укрпочта» где-то дорогу конкуренту? По крайней мере, очень пытается. Услуга «Экспресс-доставка» в городах-миллионниках, доставка из интернет-магазинов – поле с сочной травой, где до сих пор паслась только «Нова Пошта» (ближайшие конкуренты, например, «Мист-Экспресс», не могли соперничать с ней ни по охвату, ни доверию потребителей). Как утверждают в «Укрпочте», сегодня 90% отправлений по Киеву доставляются в тот же день, то есть в рамках тарифа «Экспресс» (в отличие от более дешевого «Стандарт», где сроки больше). Магазины тоже вполне довольны, что в доставке появилась альтернатива. «Это дополнительное удобство для покупателей», — объясняет решение о привлечении госпочты Владислав Чечеткин. Правда, по его словам, новый оператор привлек к тому же новый поток клиентов. «Мы видим, что в основном клиенты, которые заказывают у нас через «Укрпочту», никогда не покупали у нас раньше», — отмечает он.
По словам Дмитрия Покотило, тарифы на доставку у двух почт почти одинаковые, только очень мелкие пакеты (до 500 грамм) намного выгоднее отправлять «Укрпочтой». «У НП они крайне дорогие», — отмечает Покотило. «Мы никогда не конкурируем ценой. Стать дискаунтером, для которого ключевым в бизнес-модели является цена, не входит в наши планы. Не бывает качественной и дешевой доставки, как и осетрины второй свежести», — парируют в «Нова Пошта», уверяя, что разница в доставке составляет всего 8-11 грн при гораздо более высоких показателях надежности.
МЕЧТЫ О БАНКЕ
Что еще пока не получилось у Смелянского, так это сделать компанию прибыльной. Точнее, наоборот – при нем «Укрпочта» стала показывать убытки, при том что ранее работала с небольшой прибылью или в ноль. По итогам 2017 убыток составил 206 млн грн, за полгода 2018 превысил полмиллиарда. Причин много – те же негибкие тарифы, большая нагрузка на зарплатный фонд, необходимость значительных инвестиций в инфраструктуру. Но и цель получать прибыль в условиях технической отсталости не должна быть приоритетом, считает СЕО. «Что важно для страны — показать прибыль или развивать инфраструктуру?» — спрашивает он.

Но как можно повысить выручку – Смелянский знает. До 40% дохода сейчас приносят финансовые услуги – значит, нужно становиться банком, решили в «Укрпочте». Уже третий год компания ведет жаркие споры с Нацбанком и парламентариями, доказывая, что ничего угрожающего банковской системе в этом нет. Аргументов против – много, возражают как регуляторы, так и банки. Законопроект, который позволит компании добиться желаемого, уже долгое время находится в парламенте и пока рекомендован лишь к первому чтению.
Игорь Смелянский, генеральный директор ПАО «Укрпочта»
Что даст компании банковская лицензия? Выдавать кредиты, брать депозиты и вести прочую деятельность полноценного банка она не собирается. Речь лишь о создании почтового банка, клиенты которого могут открывать текущие почтовые счета и расплачиваться за почтовые и прочие услуги безналом. Главным образом это необходимо для снижения транзакционных и процессинговых издержек «Укрпочты»: львиная доля расчетов сейчас производится в наличке. В селах, которые не имеют банковских отделений, сегодня живет 17 млн человек, подсчитали в госоператоре. 6,5 млн из них вообще не имеют доступа к безналу. И потенциальный запрос рынка однозначно есть. «Только за пользование сельхозпаями мы перевозим в наличке 2,5 млрд грн ежегодно», — утверждает CEO. Общий оборот бумажных денег в «Укрпочте» составляет 100 млрд грн в год, говорит аналитик ICU Михаил Демкив. Это не только пенсии и плата за периодику, но и товаророзничный оборот от продажи бытовых товаров.

«Есть опасения, что закон даст возможность компании выполнять часть банковских функций без лицензии и сопутствующих ей обязательств. Исключение для одного участника рынка может искажать конкуренцию», — объясняет Демкив аргументы банкиров.
Банк – одно из незавершенных начинаний, которому команда Смелянского планирует посвятить дальнейшие реформы. Одним из направлений, по которому полного удовлетворения своими результатами нету, глава «Укрпочты» называет кадровую политику. «Думаю, многие решения могли быть гораздо более жесткими», — говорит он. Также среди ближайших планов на будущее – перестройка сети логистических центров, которая, по мнению топ-менеджера, подлежит безжалостному сокращению и перестройке: из нынешних 36 центров должно остаться 5-6. Тут с ним солидарны и аналитики ЕИБ, которые разработали для «Укрпочты» логистическую стратегию.

«Остановились ли мы? Конечно, нет. Исторически я слово «нет» плохо воспринимаю, поэтому мы вопреки всему будем идти к цели», — уверяет Смелянский. И если форс-мажор не собьет с пути — «Укрпочта» вполне может стать успешным кейсом о том, чего может добиться госкомпания, если будет играть по честным правилам бизнеса.
© 1999—2018 AIN.UA
adv@ain.ua
Made on
Tilda