прислать материал
AIN.UA » КриптовалютыИтоги-2017: откуда взялась мода на ICO и успевает ли за ней Украина

Итоги-2017: откуда взялась мода на ICO и успевает ли за ней Украина

2962 0

ICO или Initial Coin Offering как явление появилось несколько лет назад, но только в 2017 стало мейнстримом. Редакция AIN.UA разбирается в феномене ICO и рассказывает, как этот рынок развивается в Украине.

ICO — это как IPO, только на криптовалютном рынке. Вместо акций — токены, вместо денег — биткоины или эфир, например. Однако порог входа на ICO, в отличие от IPO, намного ниже как для компаний, так и для инвесторов — и тем, и другим может стать буквально кто угодно. Всю необходимую матчасть можно изучить тут.

Почему люди хотят участвовать в ICO? Легкие деньги! Акционеры надеются, что стартапы, в которые они инвестируют, начнут быстро расти, их токены подорожают и сделают инвесторов держателями солидных активов. Почему стартапы хотят себе ICO? Потому что видят, как их коллеги собирают миллионы долларов не выходя из дома, вместо того, чтобы гоняться за инвесторами по Кремниевой долине.

«Все смотрят примеры успеха проектов, собирающих сотни миллионов за один день. Как, например, израильский криптотелефон, собравший на Хануку $100 млн. И все видят себя и свой проект на пьедестале победителей. Вместе с тем, людей, которые полноценно освоили инструментарий криптовалют, разбираются во всех тонкостях ICO, по разным оценкам, не больше одного процента», — комментирует президент Startup.Network Александр Сорока.

Хайп вокруг ICO привел к тому, что размещать токены принялись все подряд, запускались откровенно некачественные и даже мошеннические кампании. В одной из последних засветился и выходец их Украины Максим Заславский. Участились и кейсы вроде Tezos: стартап собрал $232 млн, но так и не запустился из-за внутреннего конфликта. На фоне ряда подобных случаев цена токенов, выпущенных в рамках крупнейших ICO, резко упала.

Украинский рынок — есть или нет?

Недавно компания EY представила отчет по ICO в мире, и в нем фигурировала цифра по Украине. Так, на долю проектов с украинскими корнями пришлось около $30 млн ICO-сборов. Это принесло Украине 16 место в рейтинге по сборам — между Австралией и Испанией. В первую пятерку вошли США (больше миллиарда долларов сборов), Россия, Сингапур, Китай (несмотря на запрет) и Гонконг, чьи проекты привлекли сотни миллионов долларов через ICO.

Источник: vc.ru

Примечательно, что львиная доля всех украинских ICO-сборов приходится на один единственный проект — игровой маркетплейс DMarket, который собрал более $25 млн. На привлеченные средства команда финансирует разработку платформы, сотрудничает с дорогостоящими специалистами по блокчейн-архитектуре, юристами, а также продвигает DMarket в игровых и бизнес-сообществах. «У нас четко прописаны Use of Funds на период с 2017 по 2020 год – эта информация есть в открытом доступе на нашем сайте и любой желающий может ее проверить», — говорит Владимир Панченко, основатель проекта.

«На украинском рынке не больше сотни человек понимают как делать ICO, а понимают, что это за процесс, меньше пары тысяч. Это хоть и хорошо распиаренный, но еще более диковинный и рискованный способ привлечения капитала, чем привлечение денег от венчурного фонда. Так что ICO в Украине, как Тесла: «о ней многие слышали, чуть меньше хотят ей владеть, еще меньше ездили на ней и единицы ею владеют», — говорит президент GrowthUp Group Денис Довгополый, который выступал советником в рамках ICO DMarket, а также еще ряда проектов, которые привлекли до $5 млн каждый.

Скромный официальный результат Украины по сравнению с остальным миром закономерен. По мнению Сороки, еще в 2016 году рынок ICO для Украины вообще не существовал. «Открытые данные Icobench говорят о том, что 15 украинских проектов имеют отношение к ICO и идентифицируют себя как национальные. Реальная цифра украинских ICO-проектов значительно выше, ведь фактически множество ICO, проходящих в других странах, имеют команды украинских программистов, маркетологов, отраслевых специалистов», — говорит эксперт.

Даже если основатели или команда — украинцы, ICO проводятся где угодно, только не в украинских юрисдикциях. Это происходит из-за недоверия к украинским регуляторным и экономическим реалиям. Юридически крипторынка в Украине не существует, а еще не стоит забывать о том, что СБУ всегда найдут, что вменить, чтобы отнять ваши биткоины и разорить вашу ферму.

Также стартапы хотят быть ближе к богатому инвестору. Поэтому украинские ICO часто ориентируются на Швейцарию, США, Азию. Тот же Rentberry привлекает средства как американский стартап, хотя основатели и почти вся команда у него — украинцы.

«Чисто украинских ICO не существует. Проекты как правило глобальные, нацеленные на международный рынок. Например, Hacken (команда «белых» хакеров, собравшая недавно значительную сумму средств на финансирование проекта по кибербезопасности), TAAS (инвестиционный фонд) и Evegreencoin (экологичный проект помощи африканским странам). Украинский рынок ICO не то чтобы мал, его практически не существует», — говорит Михаил Чобанян, основатель и СЕО биржи Kuna и первопроходец на зарождающемся украинском крипторынке.

Kuna запустила ICO еще до того, как это стало мейнстримом — в декабре 2015 года. Тогда команде удалось собрать 284 ВТС и профинасировать начальную стадию проекта, создав менее чем за год работающий сервис. Также Михаил Чобанян выступал инвестором в проекте Golos.io. И, конечно, из СБУ к нему уже заходили.

Заменит ли ICO традиционных венчуров

По подсчетам Сороки, всего до 20 проектов из Украины реализовывают или уже реализовали ICO ориентировочно на $40 млн. Для сравнения, согласно отчету UVCA о состоянии рынка венчурных инвестиций в Украине за 2016 год, всего заключили 87 сделок (на 32% больше, чем в 2015). По данным ассоциации, в 2016 году объем венчурных инвестиций на украинском рынке составил $88 млн, а за последние пять лет (2012-2016) — порядка $400 млн. «Данные по большинству проектов ICO скрыты, но можно утверждать, что в Украине венчурные инвестиции по результатам 2017 года будут по-прежнему опережать ICO в 2-3 раза», — заключил Сорока.

Согласно данным KPMG, в 2016 году объем венчурного финансирования в мире составил $127,4 млрд. На ICO в мировом масштабе собрано пока около $4 млрд. Таким образом инвестиции с помощью ICO в мире отстают в несколько десятков раз.

Впрочем, ICO не станет заменой венчурному инвестированию по другой причине. «ICO это вид краудфандинига, предназначенный для сбора средств от энтузиастов с целью финансирования токенизированных проектов. А венчурное инвестирование финансирует проекты на других стадиях, более поздних, когда у проекта уже есть MVP», — говорит Чобанян.

По его мнению, ICO скорее станет заменой ангельскому финансированию — более рискованному, более «длинному», на ранних этапах и без института менторства. Хотя иногда венчурные фонды напрямую участвуют в ICO и пред-ICO. «Скорее, все эти виды финансирования дополняют друг друга, увеличивая возможности проектов в привлечении средств», — заключил Чобанян.

«Я верю, что ICO как один из способов привлечения финансирования в проекты займет свою нишу, но я не верю, что он станет доминировать. Уже сейчас деньги на ICO собрать стало сложно, а бум еще не закончился. Давайте выждем 12-24 месяца и тогда поговорим», — говорит Довгополый.

ICO-бум: поезд ушел?

Деньги через ICO действительно привлекать все сложнее. Сборы уже не впечатляют. Например, Rentberry, который заявлял о намерении привлечь $100 млн и стать «крупнейшим украинским ICO», пока объявили только софткап на $3 млн. Дальнейший прогресс сборов не раскрывают, и он еще продолжается. Однако учитывая, что стартап активно предлагает инвесторам скидки, очевидно, что дело движется не так хорошо, как планировалось.

Еще один проект из Украины — DataTrading, сервис ИИ-аналитики для китайских криптотрейдеров — привлек на pre-ICO чуть меньше $1 млн. Заявленная цель — $12 млн, однако темпы дальнейших сборов свидетельствуют о том, что кампания рискует провалиться. Пока DataTrading не удалось продать и 10% сэмитированных токенов. Впрочем, по словам биздева проекта Елены Хлевной, ICO для DataTrading — скорее новый маркетинговый инструмент, а разработку команда финансирует своими средствами.

По мнению экспертов, сборы упали не потому, что финансирование ICO уменьшается — просто инвестор становится более грамотным и придирчивым. «Это вполне здравая ситуация, которая гораздо лучше «инвестиционной горячки», когда люди вбрасывают деньги во все подряд в надежде, авось что-нибудь да выстрелит и отобьет все вложения. Рынок взрослеет, и это хорошо», — считает Чобанян.

«Пришло время серьезных людей и серьезных проектов. Ребята с улицы больше не смогут поднять денег на ICO», — добавляет Довгополый.

Сколько стоит ICO

Нельзя просто так взять и выйти на ICO. Это дорого и недоступно для большинства стартапов. ICO можно условно разделить на четыре составляющие: технологическую, юридическую, маркетинговую и менторско-экономическую. И для их закрытия придется пользоваться услугами сторонних сервисов, эдвайзеров, маркетинговых компаний и технических площадок.

«Основные статьи расходов: маркетинг, PR, участие в конференциях и прочих промо-мероприятиях, оплата юридических услуг и так далее. Очень сложно строить прогрессивный бренд без создания информационного шума и тесного сотрудничества с популярными медийными ресурсами», — говорит Панченко из DMarket.

Расходы на маркетинг могут быть разными, но у успешных ICO они исчисляются сотнями тысяч долларов. И по мнению экспертов, это немного. «Возможно для начинающих стартапов сумма в $500 000 или миллион кажется нереальной. Но обычные корпорации тратят на маркетинг 5%-10%, а иногда 20% всего бюджета.

Если вы хотите привлечь $10 млн на ICO, то 5% — маркетинговый бюджет. Нельзя расходы измерять уровнем гаражного стартапа, а доходы – масштабами крупной, состоявшейся корпорации», — говорит Сорока.

С другой стороны есть проблема переоцененности рекламных носителей. Ряд западных онлайн-изданий криптотематики, по данным Сороки, в предновогодний период имеют пакеты размещения под $100 000. При этом у криптоСМИ часто низкая эффективность и высокая зашумленность. «Клиенты, инвесторы все меньше принимают во внимание информацию из таких источников. Им сложно доверять. Вот так легко набрать любую сумму затрат на так называемый «маркетинг», — подчеркнул Сорока.

По словам Панченко, очень важно также не экономить и на юридической поддержке. «Совет для любого ICO – делать все прозрачно и в соответствии с законодательством. Юридические промахи могут вам стоить дорого в итоге, так как вы не сможете легально распоряжаться привлеченными средствами и, соответственно, доставить продукт конечным пользователям. Мы применяли процедуры KYC (верификация вкладчика и легальности вклада) и AML (предотвращение отмывания денег), постоянно консультировались с нашими юридическими партнерами – L&W и Cooley – мировыми ведущими юркомпаниями, которые четко следили за соблюдением всех легальных процедур и стандартов во время проведения нашего ICO».

Выводы

В Украине ICO воспринимают по-разному: как инструмент спекулятивного заработка, как инвестиционный инструмент, как высокорискованные инвестиции, как откровенное «кидалово» и т.п.

Стоит ли инвестировать в ICO? Едва ли, если вы — не профессиональный инвестор. Потому что проанализировать перспективность стартапа, привлекающего криптосредства — практически нереально. В этом не поможет ни экономическая наука, ни опыт в банковской, венчурной отраслях, фондовых рынках.

«С помощью традиционного финансового и рискового анализа можно оценить ICO, как риск в 98% для инвестора», — говорит Сорока.

Единственный способ заработать (или хотя бы не потерять) на ICO — диверсифицировать вложения: инвестировать много, но небольшие суммы и надеяться на то, что пара инвестиций выстрелит на тысячи процентов. Лучше всего это пока получается у крупных венчурных инвесторов и специализированных криптофондов.

Для стартапа ICO действительно может стать панацеей. Если, конечно, есть деньги на запуск кампании. «ICO позволило нам быстро собрать деньги на реализацию проекта и приступить к разработке, вместо того, чтобы ждать и месяцами продавать equity. Это время мы лучше потратим на развитие бизнеса», — говорит Панченко.

В целом украинский рынок пока на зачаточной стадии. «Инвесторов и людей «в теме» достаточно много, но критической массы, которая сыграла бы значительную роль в развитии новых сервисов, пока нет. В процентном соотношении это мизерные цифры, если сравнивать с дееспособным населением страны. Другое дело, что ICO дают возможность войти в этот мир менее крупным и опытным игрокам, и постепенно количество участников ICO растет» — говорит Чобанян.

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

Также подобрали для вас

загрузить еще

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Поиск

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: